Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Приглашаем к сотрудничеству
О новой книге
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • Франция. Страна вежливых рационалистов
  • Нищета и блеск Лас-Вегаса
  • Кем был Афанасий Никитин



    Кем был Афанасий Никитин

    Первый русский предприниматель за рубежом, посол мира или агент Ивана III?


    "… Записал я здесь про свое грешное хождение за три моря: первое море Дербентское, второе море Индийское, третье море Черное".


    Три версии опасного путешествия


    Афанасий родился в Твери в семье крестьянина Никиты; прозванье его было Майков (таким образом, "Никитин" это отчество Афанасия, а не фамилия). Он совершил путешествие в 1468-1474 годах по Персии, Индии и Турции; сам же составил описание этого путешествия - книгу "Хождение за три моря". Это было первое известное в русской литературе описание не паломничества, а "коммерческой" поездки, насыщенное наблюдениями о жизни, политике, экономике и культуре народов восточных стран.

    Как известно, любое историческое событие, о котором сохранилось минимум информации, вызывает различные, порой самые неожиданные версии. Так вот и путешествие тверского купца в далеком 15 веке по сложному и опасному маршруту оставляет читателям 21 века немало вопросов. Кем же был он на самом деле: 1) первым русским предпринимателем за рубежом, 2) послом Мира или 3) шпионом Великого Московского князя Ивана третьего? Первая версия, самая распространенная, сложилась еще в 15 веке и имеет под собой главный аргумент - текст книги "Хождение…". Версия о миссии Мира не так актуальна потому, что в те годы правители Востока еще не проявляли интереса к далекой Руси, да и проделать такой путь было крайне опасно.

    Однако, внимательно ознакомившись с письменным рассказом Никитина о его приключениях, невольно хочется разобраться как в реальных причинах его поездки "за моря", так и в том, кому была в Московском государстве 15 века интересна письменная информация, доставленная купцом.



    Агент Великого Московского князя?


    Позволим себе сначала рассмотреть третью, самую запутанную версию - Никитин был "русским резидентом" на Востоке. Достоверных сведений о его поездке, кроме его путевых записей, не сохранилось. Следовательно, можно допустить, что правивший тогда в Москве Великий князь Иван III, придававший большую роль связям с иноземцами и требовавший подобную информацию от своих слуг, был заинтересован в работе такого человека как Афанасий. Под видом русского купца он проникает в соседнюю страну, добывает ценные сведения, позже возвращается в Москву и представляет доклад Ивану III.

    Деятельность дипломатов (а точнее, тогдашнего руководителя "внешней разведки") была опасной профессией в 15 веке - большинство из них окончило жизнь смертной казнью, ссылкой и опалой. Таким был дьяк (то есть писарь, хранитель казны, категория "грамотных, деловитых, худородных и вполне зависимых от воли государя") Федор Васильевич Курицын, который почти двадцать лет вел внешнеполитические дела Московского государства. Курицын вел лично переговоры с королем Венгрии, занимался делами представителями Германской империи, с итальянцами, крымскими татарами и турками. Неоднократно выезжая за границу, он находился в плену у турок. Однако, позже в 1500 г. он вместе с братом был арестован и сожжен заживо "за увлечение западной культурой и философией".

    Курицын имел всегда надежных и способных к сбору информации помощников. Так вот Афанасий с товарищами вполне благополучно дошел на небольших судах до Дербента (крепость в Дагестане), вышел на контакт с персами. Далее купец попадает в Ормуз, что у Персидского залива! Современник из европейцев указывает: "…все народы свободно проходят через Ормуз: французы, фламандцы, венгры, итальянцы, греки, армяне, назаряне, турки и мавры, евреи и язычники, персы, московиты - и ни к кому, кроме англичан, они не пристают". Известно, что уже тогда Англия и другие страны Европы подбирали ключи к богатствам Востока, поэтому интерес Москвы здесь очевиден. Ормуз - ворота в Индию - использовался как перевалочная база товаров, которые шли из Индии через Персидский залив на север, контролировался в те времена португальцами. Далее - Маскат (нынешний Оман), что на юго-востоке Аравии, почти райское место для отдыха (очень жаркая "точка"), где вероятно и отдохнул русский купец, пополнив запасы фруктами и хлебом.

    Затем русские переправляются морем в Джуннар, где имеются пещерные храмы (город Джуннар, в штате Махараштра в нынешней Индии). Всего окрестности города насчитывали около двухсот точек археологических исследований, где в средневековье предположительно были спрятаны неслыханные сокровища. Однако Афанасий записывает такие данные:

    "И тут Индийская страна, и люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены, все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей у них много. И мужчины, и женщины все нагие да все черные. Куда я ни иду, за мной людей много, дивятся белому человеку. У тамошнего князя фата на голове, а другая на бедрах, а у бояр тамошних фата через плечо, а другая на бедрах, а княгини ходят так: фата через плечо перекинута, другая фата на бедрах. А у слуг княжеских и боярских одна фата на бедрах обернута, да щит, да меч в руках, иные с дротиками, другие с кинжалами, а иные с саблями, а другие с луками и стрелами; да все наги, да босы, да крепки, а волосы не бреют. А женщины ходят так: голова не покрыта, а телом голы, а мальчики и девочки нагие ходят до семи лет". Он не договаривает что-то, но почему? Были на то свои причины.

    Афанасию (простому тверскому купцу!) удается приблизиться ко двору Асад - хана, джуннарского правителя. Хан сказал: "…и тысячу золотых впридачу дам, только перейди в веру нашу мусульманскую. А не перейдешь, жеребца возьму, и тысячу золотых с твоей головы возьму". Каким-то чудом ханский гнев миновал русского гостя и "Господь бог сжалился, не оставил меня, грешного, милостью своей, не дал погибнуть среди неверных". Афанасий продолжал путешествие.

    "И я, грешный, привез жеребца в Индийскую землю, и дошел с ним до Джуннара, с божьей помощью, здоровым, и стал он мне во сто рублей. Зима у них началась с Троицына дня. Зимовал я в Джуннаре, жил тут два месяца". Удивительно, но, православный тверской гость был неприкосновенным лицом в этом индийском княжестве. Никакой торговли тут он не вел.


    В Османской империи


    Если заглянуть в историю соседа России Османской империи, то мотивы поездки Афанасия на Восток покажутся не такими уж и странными.

    1463-1482 годы - турки-османы захватывают Боснию, устанавливают господство над Крымским ханством (это почти граница с Русью!), заключают мир с Венецией, занимают Герцеговину. Турция становится источником военной опасности в Европе и Азии, что не могло не интересовать Великого князя Ивана III. Среди европейских стран у него друзей не было, а в Азии русских просто не знали.

    На этом фоне факт установления отношений и обмен посланиями с крымскими татарами в 1462 году (хан Менгли-Гирей и Иван III) - важнейший во внешней политике Москвы! Первое государство Востока, с которым возникли связи - вассал Турции Крымское ханство. Принцип был такой: надо дружить, поддерживать добрососедские отношения с неспокойными пограничными соседями, ведь это подсказывали и опыт общения с ними, и географические реальности. Роль миссии Афанасия из Твери здесь была очень важной - собрать как можно больше сведений о восточных странах, где был принят ислам (будут ли они дружить с русскими, с православными).

    "О благоверные христиане русские! Кто по многим землям плавает, тот во многие беды попадает и веру христианскую теряет. Я же исстрадался по вере христианской. Уже прошло четыре Великих поста и четыре Пасхи прошли, а я, грешный, не знаю, когда Пасха или пост, ни Рождества Христова не соблюдаю, ни других праздников, ни среды, ни пятницы не соблюдаю: книг у меня нет". Это один из немногих "плачей" Афанасия по Родине, по Вере. Последний этап поездки - Трабзон в Турции, на берегу Черного моря (бывший Трапезунд, где проживали армяне и греки). Это крупный торговый центр, где Афанасий встречался с православными. Где и с кем конкретно, он не указывает.

    "И в том Трабзоне стражники много зла мне причинили. Добро мое все велели принести к себе в крепость, на гору, да обыскали все. И что было ценного, все отобрали. А искали грамоты, потому что шел я из ставки их врагов. Божией милостью дошел я до третьего моря, Черного. Дул нам навстречу ветер злой, не давал по морю идти. Боже истинный, боже покровитель!". Что можно понять из этого отрывка? Какие грамоты искала стража? Что за информацию вез купец домой? Афанасий снова спасается и плывет теперь в сторону Гурзуфа, в Крым. Крымцы пропускают его через свою территорию и вот он уже на пути в родную Тверь…

    А в 1499 году в Турцию прибудет первое русское посольство. Афанасий не мог знать об этом, он скончался, не доехав до дома.

    Правивший в Москве Иван III Васильевич, конечно не знал еще о делах Афанасия, тверского купца. Но известно, что он, как первый "государь всея Руси" и самодержец, спасший страну от монгольского ига, объединивший множество русских земель, завязал дипломатические отношения с государствами Европы и Азии. В мире его почитали первым среди королей, а с султаном турецким он соглашался говорить только как равный. Цели он свои не скрывал: быть Московской Руси державой мощной и торговой! Однозначно и то, что турки и крымские татары не рискнули напасть на Русь в тот исторический период, когда правил Иван III.


    Слишком много тайн и вопросов


    Памятник Афанасию Никитину

    Казалось бы, из всех дошедших до нас книг того далекого 15 века "Хождение" - книга самая доступная и понятная. Она выходила отдельным изданием, и благодаря советско-индийскому фильму с популярными актерами стала всемирно известным памятником культуры (даже в далекой от Индии Европе). Важнейшая отличительная особенность памятника - его неофициальный характер: это записки русского человека (жителя Твери), попавшего на чужбину. Записки эти, надо заметить, не имели определенного адресата!

    А теперь - внимание! По принятой в нашей литературе версии, "Мы ничего не знаем об Афанасии Никитине, кроме сведений, содержащихся в "Хождении", и ещё в заметке, предшествующей ему в летописной редакции!" (см. популярную версию С.Бушуева и Г.Миронова в историко-библиографических очерках "История Государства российского", Москва, 1991г., с.407). Да откуда же мы могли узнать что-либо об Афанасии, если никаких других сведений, реально напечатанных или даже объявленных в России, больше попросту нигде нет. Историографы, литераторы и другие специалисты, убеждены, что памятник литературы (записки купца Афанасия) прежде всего, привлекает личностью самого автора. И тут срабатывает "штамп": Афанасий и как замечательный автор, и одновременно типичный "средний" человек пятнадцатого века. Конечно, как и многие жития, записки купца-путешественника стали одним из важных памятников-символов древнерусской общественной мысли. Не особо лукавя, добавим: вероятно, это также первый памятник разведывательно-аналитического содержания.


    Разведчик-шпион и аналитик?


    Проведем небольшое исследование фрагментов, то есть цитат из "Хождения" (текст дан в современном изложении).


    1-й фрагмент. Наблюдения за ситуацией внутри столицы страны:
    "А когда султан выезжает на прогулку, то за ним всадников десять тысяч следует да пехоты пятьдесят тысяч, а слонов выводят двести голов и все слоны в золоченых доспехах, и перед ним трубачей сто человек, да плясунов сто человек, да ведут триста коней верховых в золотой сбруе, да сто обезьян, да сто наложниц". Так ли необходимы купцу Афанасию сведения о количестве эскорта султана?

    2-й фрагмент. Описание режима внутренней охраны:
    "Во дворец султана ведут семь ворот, а в воротах сидят по сто стражей да по сто писцов, ведущих записи ежедневно. Одни записывают, кто во дворец входит, другие - кто выходит. А чужестранцев во дворец не пускают". На первый взгляд, вся эта информация - для туристов, но возможно, кто-то из круга знакомых Афанасию людей прошел вовнутрь? И был отмечен "писарем"!

    3-й фрагмент. Ночные "заметки" простого купца из Твери:
    "По ночам город охраняет тысяча стражей под начальством воеводы, на конях и в доспехах, да в руках у каждого по факелу, пути их следования полностью освещаются". Неужели на протяжении всей ночи Афанасий бродил по городу? Зачем это ему?

    4-й фрагмент. И немного о городской культуре и торговле:
    "И жил я здесь, в Бидаре (Индия), до Великого поста и тут со многими индусами познакомился. Я открыл им веру свою христианскую, сказал, что я не враг индусам, а христианин, друг и имя мое Афанасий. И жители не стали от меня ничего скрывать, ни о еде своей, ни о торговле, ни о молитвах, ни об иных вещах, и лица жен своих не стали в доме от глаз моих скрывать. Расспрашивал я их об их верованиях, и они говорили мне: в Индии 84 веры, и все жители верующие. А люди разных верований друг с другом не пьют, не едят, не женятся. Торговлю совместную не заводят. Некоторые из них баранину, да кур, да рыбу, да яйца едят, но говядины никто не ест". В этом просматривается четкий вывод: индусы в будущем могут быть друзьями русским. А русским необходимы были тогда такие друзья (Индия была далеко, но эти сведения были переданы приближенным Великого князя Ивана).

    5-й фрагмент. Как удачно Афанасий (автор) приводит читателя к торговой теме:
    "Пробыл я в Бидаре четыре месяца и сговорился с индусами пойти в другую местность, где у них святыня. Шел я с индусами до святыни целый месяц. И у той святыни ярмарка, она пять дней длится ежегодно. А на ярмарке той товаров со всего индийских поселений (городов)". Не забывая об официальной версии поездки, он напоминает о ярмарке - купец в торговых рядах равнодушным не останется. Своих коллег отыскал и расспросил.

    Последний, 6-й фрагмент, доказывающий факт участия в путешествии опытного переводчика:
    "Двенадцать венцов вырезано вкруг святыни - как боги чудеса совершали, как являлись в разных образах: первый - в образе человека, второй - человек с хоботом слона, третий человек в лике обезьяны, четвертый - наполовину человек, наполовину лютый зверь, да с хвостом. А образы были вырезаны мастерами на камне".


    Выводы и сомнения


    Было бы ошибкой однозначно утверждать, что тверичанин Афанасий был московским резидентом в образе купца и путешественника. Специалисты подтверждают: те факты, которые описал на момент своей поездки купец, имели характер достоверный. Сведения, представленные автором "Хождения" (или тем человеком, кто составил отчет в литературной форме), имели очень важное значение для государства! Эту информацию, конечно, использовали в Москве в конце пятнадцатого века. Но какие выводы были сделаны в кремлевских палатах, к сожалению, точно неизвестно.

    Но известно, что даже после смерти Великого князя Ивана III, внешнеполитические дела России развивались динамично и успешно, в том числе и на Востоке. Поэтому поклонимся сегодня доброй памяти купцу тверскому Афанасию, верному христианину и патриоту своей земли.



    Саркис Арутюнов.
    Рубрика Историческая мозаика



    Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru