Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Приглашаем к сотрудничеству
О новой книге
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • Рассказы о Лондоне
  • Город в городе. Прага еврейская
  • Потомок славного воеводы…



    Потомок славного воеводы…

    Артемий Петрович Волынский Имя Артемия Петровича Волынского (1689-1740 гг.) занимает особое место в отечественной истории восемнадцатого века. Он был потомком известного Боброка-Волынского, храброго воеводы великого князя Московского Дмитрия Донского, что прославил своё имя в день Куликовской битвы 1380 года. В первые же годы службы ученик и соратник Петра Великого проявил себя как мыслящий, старательный и честнейший «государев слуга». Позже ранний военный и политический опыт пригодился ему в должности Астраханского и Казанского губернатора. Знатокам истории он хорошо известен как кабинет-министр императрицы Анны Ивановны, а также как автор проектов государственного переустройства, ложно обвиненный в измене и казненный как преступник.

    О деятельности А.П. Волынского написано немало исторических исследований. Служба «птенца гнезда Петрова», к сожалению, прежде не рассматривалась в рамках истории российского предпринимательства.

    Несколько месяцев царь Петр I и его подчиненный, а ранее соратник, астраханский губернатор Волынский были заняты подготовкой предстоящей военной экспедиции на Восток. Артемий Петрович, недавно получивший чин генерал-адъютанта, как представитель царя на Востоке, был не на шутку озадачен координацией всей «персидской» политики. Сначала Петр I дал ему личное приказание отправить офицера в Шемаху, крепость подвластную Персии. Официально для укрепления торговых отношений, а на самом деле, чтобы он «ехал сухим путем от Шемахи» (тогда это был центр одного из самых крупных и богатых ханств Северного Азербайджана) и «со вниманием изучил кавказский путь», а также неудобный для действий русских войск участок в регионе Северного Кавказа. Положение Волынского было осложнено также и нехваткой достойных помощников. Дальнейшие события покажут, как важна была его личная роль в осуществлении задуманного русским царем.

    Нашему герою, Артемию Волынскому предписывалось поддерживать постоянные контакты с грузинским царем Вахтангом, чтобы в дальнейшем грузины выступили в союзе с русскими, а также «построить при море крепость с пороховым погребом». Ещё указывалось на необходимость «строить морские суда, готовить артиллерию, однако, всё это в особом секрете держать». Немногие высокопоставленные русские дворяне понимали тогда, как важно было своевременно прокладывать новый путь на Кавказ, и далее, в восточные страны. Это укрепило бы русские позиции, как в торговых делах, так и во внешней политике государства в целом.

    Уже тогда, в начале 1720-х годов Волынский предлагал свой «план» внешнеторгового продвижения России в восточные страны. Планировалось широко развернуть русскую торговлю в Дербенте (на Каспийском море), в богатой Шемахе, одновременно на реке Терек – построить крепость, где позже активно торговать с местным населением. Как указывают документы, в ранге посланника царя Волынский позаботился о безопасности «дружественных нам торговых людей из страны Армении».

    Обезопасив жизнь русских купцов в период нападения разбойников на Ширван в 1721 году, и не боясь мести от персов (возможно, на Волынского готовилось покушение), храбрый и дипломатичный Артемий Петрович докладывает в Петербург: «Здесь уже повстанцы грабят гостиные дворы, а русские купцы обнадежены мной, что их грабить не будут».

    И хотя позже на купцов всё-таки напали разбойники, «некоторых убили, товар разграбили», Волынский всё-таки спас от гибели часть русских негоциантов, своих соотечественников. Он посылает своего переводчика на переговоры с разбойниками, с самим Хаджи Даудом, когда речь пойдет о возмещении ущерба. Но обнаглевший бек не пожелает возмещать убытки русских.

    Тогда Артемий Петрович сам решает взять на себя заботу о пострадавших. Русских торговых людей Филиппа Скокова и Василия Скорнякова он отправил «посланцами» к самому царю Петру, чтобы тот получил сведения о случившемся из первых рук. Волынский в те дни обосновывает в депешах необходимость вторжения в прикаспийскую область: «Ныне поход будет не против персиян и их подданных, но против врагов наших».

    Ситуация на каспийских берегах изменится, когда сюда войдут русские полки и никакие повстанцы или разбойники уже не помешают русской торговле. Через прикаспийские территории проходили оживлённые торговые пути, этот регион в течение многих столетий подвергался многочисленным иноземным нашествиям и входил в состав различных государств, со сложным религиозным и национальным составом населения, (кавказские, иранские и тюркские народы). Война против персов на Каспийском побережье не требует больших воинских соединений, был уверен генерал-адъютант Волынский. Он даже подсчитал, что для успешной операции необходимы четыре пехотных и четыре кавалерийских полка, с тремя тысячами казаков, при должном запасе провианта и исправной амуниции. Как известно, так называемый Персидский поход Петра I всё же состоялся. Неоспоримые успехи русских войск во время похода и вторжение османской армии в Закавказье вынудили Персию заключить в сентябре 1723 года в Петербурге мирный договор, по которому к России отошли Дербент, Баку, провинции Ширван и другие территории. В последующие годы русские войска покинули эти земли (к 1735 году Россия, заинтересованная в союзе с Персией, возвратила все прикаспийские области персам). Развитие русской внешней торговли в этом регионе было замедлено.

    Следующий эпизод связан со службой Волынского в Астрахани. Сюда, после долгого путешествия, прибыли католический священник и монахи-капуцины из Европы. По странному совпадению, их тогда сопровождали армянские купцы. Священный Синод был против их приезда. Однако губернатор астраханский Артемий Петрович заступился за них всех, отписав в Петербург так: «Иноземцы всегда были в службе у царя Петра в большом числе, а также купцы из армян, которые нашего вероисповедания. Опасности и подозрений от них не чаю, будет от них польза, языкам и торговому делу наших жителей, даст Бог, научат». Возражений на доклад не последовало.

    В то далекое время бывший ученик царя Петра отводил важную роль внешним связям России, как торговым, так и политическим.

    Выражаясь современным языком, Волынский был одним из первых, кто продвигал идею о развитии коневодства на государственном уровне.

    Кабинет-министр (по должности - один из главных приближенных к государыне) Артемий Петрович выступил с предложениями о создании комиссии «о размножении конских заводов». Он заботился о важном для страны снабжении войск конским составом. В русской армии в мирное время насчитывалось около семидесяти тысяч лошадей, потребности даже для ежегодного обновления (пополнения естественной убыли, замены старых лошадей молодыми) требовали больших расходов. Однако за военные годы бесчисленные конские наборы снизили требования к отбору лошадей. Положение еще более ухудшилось при императрице Анне Ивановне, собиравшейся учредить десять полков тяжелой кавалерии, для которых требовались особо крупные лошади, и приобрести их можно было только за границей.

    В указе императрицы Сенату отмечалось, что в армии «лошади по породе своей к стрельбе и порядочному строю» непригодны. Желание императрицы – «нашу кавалерию в доброе и к военной службе потребное и полезное состояние привести» - было поручено исполнить «иноземцу» графу Левенвольде, в ведении которого была «комиссия о размножении конских заводов» во главе с Волынским. В отсутствие графа-иностранца председатель комиссии отчитывался непосредственно перед императрицей. Планировали конные заводы «размножить и привести в добрый порядок», учреждать «по возможности особливые государственные конские заводы», для развития конной гвардии и тяжелой кавалерии. Тогда предполагалось достичь экономии в средствах и избавиться в будущем от закупок лошадей за границей. Кроме того, планировалось создать новую породу лошадей, более выносливую и неприхотливую, более сильную, чем малорослые степные кони. Заметим, что частные конные заводы Артемия Петровича всегда содержались им на самом высоком уровне.

    Реального успеха Волынский достиг в деле развития собственных «предприятий» в винокуренном деле. Под Казанью у него работал доходный винокуренный завод. Как указывается в современных исследованиях, на этом предприятии использовалось 60 котлов-казанов емкостью в 540 ведер, которые давали хозяину от семи до десяти тысяч ведер водки (в пересчете на литры это составляло от 86 до 123 тысяч литров водки) в год.

    В последний год своей жизни Волынский работал над проектом «О поправлении государственных дел», который будет стоить ему головы. Случилось так, что недруги использовали этот труд Артемия Петровича с целью ликвидировать его автора, устранив как политически, так и физически. Волынский, вскоре обвиненный в государственной измене, со своими единомышленниками Петром Еропкиным и Андреем Хрущовым, был казнен и его имя надолго предано забвению.

    Среди шести частей проекта Артемия Волынского предусматривался особый раздел: «О купечестве». Кроме того, в числе его прогрессивных предложений в сфере «экономии казны» были меры по развитию русских фабрик и заводов, по наведению порядка в системе таможенных сборов. Предполагалось также свернуть работу совместных торговых компаний с иноземцами, чтобы помешать работе фиктивных иностранных фирм на российском рынке.

    Политические и военные успехи А.П. Волынского в деле службы Отечеству навсегда запомнятся как яркий пример достойным сынам своей страны.


    Саркис Арутюнов.
    Рубрика Историческая мозаика



    Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru