Кроссворд-кафе Кроссворд-кафе
Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Случайная статья

Интересно

Карнавал в Венеции: спектакль на улицах древнего города
Горнолыжные курорты Японии

Библиотека приключений Александра Дюма (Alexandre Dumas)


Биография Дюма-отца
Афоризмы Дюма-отца
Александр Дюма был сластолюбивым гурманом
Феномен Дюма
Необычное путешествие автора "Трех мушкетеров"
Разменявшийся на мушкетеров
Вояж "великого курчавого"
Новости
Французские писатели
Биографии писателей
Львы (по знаку зодиака)
Знаменитые Александры
Известные французы

Добавить отзыв о человеке

…Перед тобой склоняю

я знамена,

Мишень насмешек

будничных людей.

И. Северянин


Это было в шестом или седьмом классе, весной, в самом начале четвертой четверти. Учительница физики почему-то решила выяснить, что мы, ученики, читали на каникулах. Она не удивилась, когда первый же поднятый ею двоечник и хулиган ответил:

— «Трех мушкетеров»!

Но затем пошло-поехало. Опрашиваемые квадратно-гнездовым способом одноклассники бойко рапортовали:

— «Двадцать лет спустя»!

— «Виконта де Бражелона»!

— «Королеву Марго»!

— «Графиню де Монсоро»!

— «Сорок пять»!

Бедная физичка, убежденная, что ее разыгрывают самым бессовестным образом, прибегла к последнему средству: подняла с места меня, отличницу и примерную девочку, не способную на участие в подобных заговорах. Но я ничем не могла ей помочь. У меня в портфеле как раз лежал второй том «Графа Монте-Кристо»…

Есть возраст, когда книги Александра Дюма читаются запоем — вплоть до того, что не приходит в голову по собственному желанию (школьная программа — не в счет) читать что-то, кроме Дюма. Возраст, знаковый для всей дальнейшей жизни. Которая, уверена, двинется немножко в другую сторону, если этот возраст пройдет мимо этих книг.


«Жизнь сама подарит вам все лучшее, что в ней есть»

В предисловии к «Учителю фехтования» из моей домашней библиотеки я наткнулась на немыслимо скучную академическую биографию Александра Дюма — оказывается, возможно и такое. К счастью, обычно о его жизни рассказывают, опираясь на известный биографический роман Андре Моруа «Три Дюма» — книгу, написанную едва ли не так же весело, динамично и живо, как и произведения ее главного героя. Судьба — словно сплошная цепочка курьезных и невероятных историй, перманентных удач и головокружительных успехов.

«Точно так же, как ни одна женщина не может отказать в благосклонности по-настоящему решительному мужчине, который за ней ухаживает, жизнь сама подарит вам всё лучшее, что в ней есть, если вы ухаживаете за ней с блеском» — утверждал Александр Дюма. И уж он-то умел блестяще ухаживать за своей жизнью!

Бабушка — чернокожая рабыня; отец — наполеоновский генерал, великан, силач и герой, смерть которого подвигла маленького Александра, схватив ружье, лезть на чердак разбираться с самим Богом! Мать, мечтавшая сделать из сына скрипача или, в крайнем случае, священника. Триумфальный «д’артаньяновский» штурм Парижа с четырьмя франками в кармане. Служба в канцелярии самого герцога Орлеанского. Стремительная карьера драматурга, а затем и романиста, большие деньги и еще более крупные долги.

Немыслимая скорость литературной работы — обычный человек не в состоянии даже переписывать тексты настолько быстро — и вытекающая отсюда подозрительная плодовитость: более 500 толстых томов! При этом широкий, разгульный образ жизни, с массой друзей, лукулловыми пирами, кутежами, пари и всевозможными авантюрами. Далекие путешествия и путевые заметки, относительно достоверности которых исследователи обычно иронически улыбаются; в частности, именно Дюма считают первооткрывателем исконно русского дерева «развесистая клюква».

Бесчисленные любовные интриги; анекдотичная история женитьбы с участием застуканного в первую же брачную ночь любовника жены, переночевавшего нагишом у потухшего камина, а под утро великодушно пущенного погреться в супружескую постель. И снова женщины, число которых, по разным подсчетам, зашкаливает то ли за три с половиной, то ли за пять сотен. Еще большее, по уверениям самого Дюма, количество внебрачных детей; правда, доподлинно известно «всего лишь» о пяти, двое из которых носили отцовскую фамилию: дочь Мари Александрина и Александр, поименованный «сыном» не только родным отцом, но и литературой.

Критическая масса невероятного в «неакадемической» биографии Александра Дюма-отца рано или поздно побуждает воспринимать ее как некую историческую легенду, а не жизнеописание реального человека. Без сомнения, Андре Моруа и другие мифологизировали образ Дюма. А первым, кто дал мощный толчок жизни этого мифа, был, разумеется, сам писатель. Он не просто ухаживал за своей судьбой, словно за женщиной; он заботился о том, чтобы перипетии его ухаживаний стали всеобщим достоянием. Но…

«Те, кто обвиняют вас в бахвальстве, не подозревают о маштабах вашего дарования, — писал Александру Дюма Генрих Гейне. — Расточайте себе любые комплименты, наслаждайтесь ими сколько душе угодно, и всё-таки вы не возвеличите себя настолько, насколько вы этого заслужили вашими чудесными книгами».


«Я мог бы иметь самый большой памятник…»

«Удивительное явление: Дюма и до сих пор считается у положительных людей и у серьезных литераторов легкомысленным, бульварным писателем, о котором можно говорить лишь с немного пренебрежительной, немного снисходительной улыбкой, а между тем его романы, несмотря на почти столетний возраст, живут, вопреки законам времени и забвения», — писал А. Куприн.

Сегодня можно констатировать, что «удивительное явление» стойко продержалось еще почти сотню лет. Литературоведы не ставят Александра Дюма в один ряд с его соотечественниками и современниками — бесспорными классиками Гюго, Бальзаком и Стендалем. Его произведения (и слава Богу!) не входят ни в школьную, ни в университетскую программу — разве что в список книг для внеклассного чтения. «Легкомысленный, бульварный писатель…»; или же, говоря современным языком — масс-литература?

Разумеется, произведения Дюма, особенно пьесы, приносили ему не только славу, но и немалый доход, на основании чего их можно назвать коммерческими. Уже говорилось о колоссальной скорости, с которой он работал, полностью опуская ради этого пунктуацию. Однако явное желание написать как можно больше было бы грубо и примитивно объяснять жаждой наживы. Скорее, тут сказывалось нетерпение художника плюс почти спортивный азарт: к примеру, роман «Шевалье де Мезон-Руж» Дюма на спор написал за три дня, запершись в комнате и подсовывая под дверь готовые страницы.

С другой стороны, над трилогией о мушкетерах он работал пять лет, и один список прочитанной им литературы «составил бы целую главу». Впрочем, исследователи всегда ставили писателю на вид мелкие исторические неточности вроде отсутствия нумерации на домах в эпоху «Королевы Марго». Но он и не преследовал цели абсолютной исторической достоверности. «История — это гвоздь, на который я вешаю свои романы» — этот афоризм Дюма широко известен. Реже цитируют его продолжение: «С ней можно позволить любые вольности при условии, что сделаешь ей ребёнка».

Очень много говорилось и о том, что Александр Дюма «делал детей истории» не самостоятельно, а с помощью «литературных негров». Все началось с памфлета «Торговый дом «Дюма и К», выпущенного неким Эженом Мирекуром. Дюма подал на него в суд и выиграл; однако избавиться от «имиджа» эксплуататора чужого труда ему уже не удалось. И это при том, что в те времена во Франции действительно «так носили»: любой писатель-романист — скажем, те же Гюго, Бальзак и Стендаль — имел «сотрудников», выполнявших ту или иную часть работы. Дюма никогда не скрывал, что часто пишет в соавторстве; произведения подписывались только его именем опять-таки из коммерческих соображений — это в полтора-два раза повышало и его, и соавторский гонорар. Но, увы! — даже с давним другом Огюстом Маке, соавтором «Трех мушкетеров», дело в конце концов тоже дошло до суда. Чтобы получить поддержку общественности, Маке опубликовал главу о казни миледи в «своем варианте»; результат оказался прямо противоположен ожидаемому.

«Я бы мог иметь самый большой памятник, который когда-либо был воздвигнут в честь писателя, если бы только дал себе труд собирать все камни, что бросали в меня», — писал Дюма.

Кстати, несколько лет назад журнал «Вокруг света» опубликовал его российские путевые очерки со вступительной статьей переводчика под названием «Реабилитация Дюма» и комментариями историка; так с писателя сняли одно из многолетних обвинений — в производстве тотальной путешественнической «клюквы».

Но и «чрезмерно плодовитый Дюма» — тоже скорее миф, чем литературная реальность. Ведь по-настоящему знаковых вещей у него не так уж много. «Мушкетерская» трилогия, «Граф Монте-Кристо», «Королева Марго», «Графиня де Монсоро»… Конечно, истинные почитатели таланта писателя навскидку назовут еще два-три десятка произведений — но, согласитесь, не пятьсот с лишним! Ничего не остается, как предположить, что среди созданного писателем действительно было немало «масслита», который и постигла закономерная участь.

И все-таки даже самым потрясающим литературным удачам Дюма, бесспорно доказавшим свое бессмертие, так и не нашлось места на полке с «настоящей» классической литературой. Возможно, оно и к лучшему. Ведь при всем нашем уважении к авторам, собравшимся на ней, эта полка чаще других покрывается толстым слоем пыли.


Значит, нужные книги ты в детстве читал

Александр Дюма писал свои вещи для взрослых, именно взрослой аудитории он был обязан популярностью при жизни — причем в куда большей степени как драматург, нежели как романист. Но со временем на первый план в его творчестве вышли именно романы, а их читатели во всем мире заметно помолодели. Вполне закономерный процесс, если вспомнить слова Дюма-сына: «Мой отец — это большой ребёнок, которым я обзавёлся, когда был ещё совсем маленьким».

Писать о воспитательном воздействии романов Дюма на юные умы было бы профанацией. В общем-то, ни один из героев его книг не может сойти за рафинированный моральный эталон, а в самих произведениях отсутствует и намек на какой-либо дидактизм. И тем не менее неоспоримо: в них очень четко расставлены приоритеты основных человеческих ценностей, убедительно и естественно преподнесены понятия чести, дружбы, любви. «Нужные книги», о которых пел Владимир Высоцкий, — это прежде всего романы Александра Дюма.

На постсоветском пространстве издательский бум на Дюма пришелся на первую половину девяностых — а затем благополучно схлынул. Читательский спрос удовлетворен на несколько десятилетий вперед — или новое поколение выбирает что-то другое? Благо выбор у сегодняшних подростков куда богаче, нежели у моего шестого класса советских времен, поголовно зачитывавшегося Дюма. От культового «Гарри Поттера» до потока псевдоисторического фэнтезийного масслита, где хорошие тоже фехтуют с плохими и вроде бы тоже за женщин и справедливость… Это если не принимать во внимание тревожные слухи о том, что они, подростки, вообще ничего не читают.

Впрочем, в этом аспекте позиции Дюма крепки, как ни у кого. Он по-прежнему остается одним из самых экранизируемых писателей мира, а книга «Три мушкетера» — вообще непревзойденный лидер по числу появлений на экране. Среди киновоплощений романа — и классические, без отступлений от буквы Дюма; и более чем вольные интерпретации; и пародии, в которых главные роли отведены слугам мушкетеров; и крутые боевики; и сериалы, и мультсериалы, и версии с кошками и собаками… И, конечно, потрясающий отечественный телемюзикл; жаль, что его продолжение с теми же реально постаревшими актерами в главных ролях вышло весьма посредственным.

Но хорошая экранизация, как известно, не подменяет первоисточник, а наоборот, подвигает аудиторию на его прочтение. По крайней мере, именно так было со многими моими сверстниками, после заявлявшими, к примеру, что Вениамин Смехов больше похож на Атоса, чем «книжный» Атос. Смешной, наивный подход. Точно так же, как где-то смешными и наивными выглядят пылкие дискуссии на интернет-форумах, посвященных творчеству Дюма, где новое поколение поклонников еще месяц назад совещалось, как лучше отпраздновать день рождения кумира…

Но ведь речь идет о возрасте, когда позволительно быть наивным, когда самостоятельно постигаются вечные истины; наивность уйдет, но истины-то останутся! Я далека от мысли утверждать, что главную роль в их постижении играют книги Александра Дюма. Но в том, что без них будет упущено что-то невосполнимо-важное, убеждена твердо.

…Рано или поздно приходит возраст, когда романы Дюма перестают читаться запоем. Его книги начинают казаться чересчур прямолинейными, недостаточно глубокими, перегруженными историческими экскурсами и описаниями, да и попросту слишком длинными. Даже если какая-то из его лучших вещей в свое время прошла мимо вас, вы уже не в состоянии по-настоящему оценить ее. А впрочем, у вас нет ни времени, ни желания взяться за Дюма. Только чуть снисходительная, ироническая усмешка…

Вы по-настоящему счастливый человек, если этот возраст у вас еще не наступил.


Яна ДУБИНЯНСКАЯ
Зеркало недели № 28 (403) 27 июля - 2 августа 2002


Добавить комментарий к статье


Добавить отзыв о человеке    Отзывов пока нет.


Последние новости

2015-05-21. Питер Гринуэй снимет фильм о России по книге Дюма
Британский режиссер Питер Гринуэй, создатель авторского и документального кино, намерен снять фильм о Поволжье, передает ТАСС со ссылкой на продюсеров картины. Лента будет основана на воспоминаниях о путешествии по России писателя Александра Дюма-отца. Она получила рабочее название «Волга».





Биография Дюма-отца
Афоризмы Дюма-отца
Александр Дюма был сластолюбивым гурманом
Феномен Дюма
Необычное путешествие автора "Трех мушкетеров"
Разменявшийся на мушкетеров
Вояж "великого курчавого"
Новости
Французские писатели
Биографии писателей
Львы (по знаку зодиака)
Знаменитые Александры
Известные французы


Ссылка на эту страницу:

 ©Кроссворд-Кафе
2002-2018
Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru