Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • Информация о Испании
  • Обзор курортов Египта
  • Дуайт Эйзенхауэр (Dwight Eisenhower). Закованный в латы рыцарь

  • Биография Эйзенхауэра
  • Президенты США
  • Биографии политических деятелей
  • Весы (по знаку зодиака)
  • Кто родился в Год Тигра
  • Биографии президентов


  • Приближается очередная годовщина победы над нацистской Германией. Неоспорим тот факт, что решающую роль в ее разгроме сыграл Советский Союз, — до 75% частей вермахта сражались на советско-германском фронте. Александр Довженко в 1943 году с полным основанием писал в своем дневнике, что в Украине «точиться добра половина свiтової вiйни».

    Но нельзя забывать о значительном вкладе в дело общей Победы западных союзников. Немало выдающихся полководцев (англичане Бернард Лоу Монтгомери и Гарольд Александер, американцы Джордж Пэттон и Омар Нелсон Брэдли…) выдвинулись на первые роли в годы Второй мировой войны (1939—1945). Фигура их шефа — Верховного главнокомандующего союзными войсками в Западной Европе Дуайта Дэвида Эйзенхауэра стоит несколько особняком. В значительной степени потому, что генерал покорил и самую большую на политическом небосклоне вершину — стал президентом США (1953—1961). Два полных срока в Белом Доме так и не затмили главного — в истории Эйзенхауэр останется человеком, руководившим подготовкой и высадкой 6 июня 1944 года войск союзников в Нормандии (операция «Оверлорд») — открытием столь долго ожидаемого в Кремле и, конечно же, на передовой, Второго фронта. Личность Эйзенхауэра многогранна, и в этой статье я коснусь его молодости и восхождения на военный Олимп.


    От «маленького Айка» до «прирожденного солдата»

    Родился будущий пятизвездный генерал и президент США 14 октября 1890 года в маленьком городке Денисоне, штат Техас. Предки его переселились в Северную Америку в XVIII веке, и в жилах родителей, Дэвида и Иды, текла немецкая, скандинавская и английская кровь. Семья благочестивых менонитов жила очень скромно. Интересно, что менониты были ярыми пацифистами и выступали против службы в армии, а многие филологи склонны переводить фамилию Eisenhower как «закованный в латы рыцарь».

    В 1891 году Эйзенхауэры перебрались в Абилин, штат Канзас. Здесь родились трое из шести их сыновей. Отец работал на маслобойне, мать посвятила себя воспитанию детей. В школе Дуайт (его все звали «маленький Айк») учился прилежно, особенно нравились ему правописание и арифметика и, конечно же, военная история. Первые кумиры мальчика — Ганнибал и Джордж Вашингтон. Он неплохо играл в американский футбол и бейсбол, был прекрасно сложен. Родители воспитывали детей без сантиментов; роль религии в семье была очень высока.

    Не имея возможности поступить в платный колледж, Дуайт в 1910 году сдает экзамены в военную академию в Вест-Пойнте, которую заканчивает в июне 1915 года лишь 61-м из 164 выпускников. Как итог — направление лейтенанта в пехоту. Шла Первая мировая война (1914 — 1918), и США, где сильны были позиции изоляционистов, соблюдали нейтралитет, хотя и симпатизировали Антанте.

    Монотонная служба 24-летнего лейтенанта в Форт-Сэме в родном Техасе сразу же окрасилась в цвета любви. «Виновницей» этого была хрупкая 18-летняя Мэри Джинива Дауд (Мейми). 1 июля 1916 года состоялась свадьба и молодые отправились в двухдневный «медовый месяц» в штат Колорадо.

    1 апреля 1917 года США вступили в Первую мировую войну. В это время Эйзенхауэр занимался боевой подготовкой 57-й пехотной бригады в Сан-Антонио. Ему очень пригодились навыки футбольного тренера в Вест-Пойнте. И если там Айк не отличался фанатичным отношением к службе, то в Сан-Антонио с ним произошли неожиданные метаморфозы. «Прирожденный солдат» вместе с подчиненными строил траншеи, блиндажи, отрабатывал взаимодействие пехоты и танков.

    24 сентября 1917 года родился первый сын — Дауд Дуайт.

    Молодой капитан мечтал об отправке на фронт. Но слава блестящего офицера-воспитателя сыграла с ним злую шутку. Несколько месяцев прошли в тренировках, и когда 301-й танковый батальон уже был готов к отправке во Францию, командование назначило его руководить формируемым танковым корпусом. 18 ноября 1918 года мечта наконец-то должна была сбыться, но… 11 ноября Германия подписала перемирие.


    Между двумя войнами — «вечный майор»

    Созданную буквально по крупицам армию США, прошедшую полуторагодичную школу на полях сражений во Франции и Бельгии, фактически распустили. Получивший временно звание подполковника, Эйзенхауэр 2 июля 1920 года прошел малоприятную процедуру и вновь стал майором. 2 января 1921 года от скарлатины умер сын — горе родителей было безутешным. Жалование офицера позволяло лишь с трудом сводить концы с концами.

    Последний шанс Эйзенхауэр получил в 1922 году, когда был направлен служить в зону Панамского канала. Его командир, генерал Фокс Коннер разглядел в майоре будущего военачальника: «Айк далеко пойдет». Три года в Панаме стали для молодого офицера, по его признанию, «чем-то вроде адъюнктуры в военной науке…» В августе 1922 года у четы Эйзенхауэров родился сын — Джон, который в течение всей жизни был для них отрадой и благодаря которому боль от утраты первенца немного утихла.

    В 1925 году Эйзенхауэр поступил в Командирскую и штабную школу в форте Ливенуорте, «славящуюся» фантастическими нагрузками. Здесь проявились все лучшие качества Айка — «умение осваивать детали, не увязая в них, талант реализовывать идеи на практике, способность справляться (почти радостно) с перегрузками, профессионализм и чувство командного игрока…» (Стивен Амброз. «Эйзенхауэр. Солдат и президент»). Он — первый среди 275 выпускников!

    Получив направление в военное министерство, Эйзенхауэр, занялся изучением стратегии и тактики сражений Первой мировой войны. В 1929 году он уже помощник нового начальника штаба генерала Дугласа Макартура. С 1935 по 1939 год все еще подполковник, и к тому же «временно»(!), Эйзенхауэр служил на Филиппинах с тем же Макартуром. Именно пристальное внимание к последнему (яркому типажу позерного политика, а потом уже военного) позволило Айки выработать позицию «над политикой». Тяжелые поражения американцев и их союзников на первом этапе войны с Японией (Перл-Харбор, Филиппины, Сингапур…) подтвердили, если можно так сказать, «волюнтаризм» Макартура. Созданная им филиппинская армия и американские части в самом начале 1942 года были разгромлены японцами.


    Вторая мировая — последний шанс штабного офицера

    В декабре 1939 года Эйзенхауэр добился перевода в Вашингтон и получил должность …помощника командира 15-го пехотного полка. В конце сентября 1941 года он уже бригадный генерал, но все еще с приставкой «временно». Утро 7 декабря, когда японцы уничтожили американский флот, дало старт восхождению 51-летнего генерала, находящегося на грани отставки. 15 декабря 1941 года Эйзенхауэр прибыл в распоряжение начальника Главного штаба армии США Джорджа К.Маршалла. Доклад Айки по оперативной обстановке на Тихоокеанском театре военных действий стал решающим при назначении его начальником управления планирования военных операций.

    Маршалл уже в начале 1942 года был сторонником открытия Второго фронта в Северной Франции; он убедил в этом и своего протеже. Эйзенхауэр еще 22 января 1942 года сказал: «Нам надо отправляться в Европу и воевать там — и хватит распылять ресурсы по всему миру и, что еще хуже, терять время». Англичане в лице премьер-министра Уинстона Черчилля в свою очередь настраивались на продолжение борьбы в Северной Африке и готовились к операциям в «мягком подбрюшье Европы» — на Балканах. Таким образом наносился удар по нацистам и их союзникам с юга и одновременно Кремль терял громадный регион.

    22 июня 1942 года Эйзенхауэр вылетел в Лондон уже в качестве командующего Европейским театром военных действий. С Черчиллем и вице-адмиралом лордом Луисом Маунтбэттеном Эйзенхауэр нашел общий язык. Но знаменитый Монтгомери, человек амбициозный и антипод нашего героя, как и вспыльчивый ирландец Алан Брук — начальник Генерального штаба, постоянно оппонировали американцу. Интересно, что всегда(!) последний в спорах был мягок, но неумолим, и практически всегда прав.

    В свою очередь столица Великобритании была буквально покорена прямодушием и обаянием Айка. Там же состоялась встреча, окрасившая европейский период службы Эйзенхауэра в тона скандала. Молодая, привлекательная ирландка Кей Саммерсби стала личным водителем, а потом и секретарем Главнокомандующего. «Военно-полевой роман» был неизбежен, а пресса подлила масло в огонь; жена присылала из Вашингтона полные горечи письма. Стивен Амброз писал: «Он любил Мейми полсотни лет. Но любовь к Мейми не исключала любовь к Кей. По крайней мере, любовь к ней в той специфической ситуации». Один из американских генералов в 1943 году сказал: «Оставьте Кей и Айка в покое. Она помогает ему выиграть эту войну».


    Северная Африка и Италия

    Первой настоящей «проверкой боем» для двухзвездного генерала стала Североафриканская кампания. Конечно же, без «удаления аппендицита» — разгрома Африканского корпуса и итальянцев — нельзя было приступать к какой-либо операции в Европе; коммуникации от Гибралтара до Мальты находились в руках стран Оси. В Алжире проявились лучшие качества Эйзенхауэра. Сам он писал: «Искусство управления состоит в принятии нужных решений и убеждении людей, что они хотят эти решения выполнить». Главная проблема, вставшая перед американцами — сопротивление французских частей, верных коллаборационистскому правительству Виши. Эйзенхауэр пошел на переговоры с адмиралом Дарланом и несколько месяцев занимал непопулярную позицию в отношении вишистов, фактически оставив их у власти. Цена была высока — до 250 тысяч французов могли оказать серьезное сопротивление. К концу 1942 года в Тунисе наметился кризис. Немцы перегруппировали силы и в феврале 1943 года нанесли мощный контрудар. Впрочем, извлечь стратегическую выгоду войска Эрвина Роммеля не смогли. Британцы и американцы, имевшие почти двукратное превосходство в людях и подавляющее — в танках и самолетах, поставили немцев и итальянцев в безвыходное положение. В начале мая 275-тысячная группировка сложила оружие. Лишь Роммель был эвакуирован.

    Главный результат победы в Тунисе — окончательная деморализация фашистской Италии. Высадка англо-американского десанта в Сицилии 10 июля 1943 года натолкнулась на сопротивление лишь немцев; итальянцы же разбегались или сдавались в плен. Уже 24 июля в Риме произошел переворот. Бенито Муссолини был арестован. Впрочем, союзники имели в Италии (вплоть до конца войны) больше проблем, чем свершений, так как итальянцы совершенно не хотели воевать. Этот театр военных действий оттягивал десятки немецких дивизий, но потери союзников были несоизмеримо большими.

    В декабре 1943 года президент США Франклин Делано Рузвельт после встречи глав государств Антигитлеровской коалиции в Тегеране принял решение назначить Эйзенхауэра (уже полного генерала) командующим планировавшейся операции «Оверлорд» — высадки союзников в Нормандии. Айк сумел создать команду единомышленников. «Приверженность Эйзенхауэра командному духу, его умение настоять на совместной работе были основной причиной выбора, более важной, чем его руководство войсками…» (С.Амброз). Даже у недругов Айк не вызывал неприязни. Он был фантастически надежен, всегда делал то, что говорил.


    День «Д»

    Получив неоценимый опыт в Средиземноморье, командующий продолжил разработку операции «Оверлорд». Союзникам удалось сохранить в секрете место и время высадки самого большого десанта в мировой истории. Немцы до последнего часа были уверены, что союзники будут форсировать самый узкий участок пролива Ла-Манш у Па-де-Кале. В ночь с 5 на 6 июня 1944 года на пляжах Нормандии был высажен авиадесант (до 23 000 парашютистов); в течение всего дня высадилось почти 133 000 американцев, англичан и канадцев. Под началом Эйзенхауэра находились такие известные военачальники, как Монтгомери, Пэттон, Брэдли, маршал ВВС Артур Уильям Тэддер (его заместитель). Современники были склонны преуменьшать роль Айка. Внимательное изучение документов говорит об обратном. Главнокомандующий соглашался с мнением подчиненных, выслушивал их внимательно, но все же принимал решение единолично, выступая в роли арбитра при частых недоразумениях между американцами и англичанами. Дух соперничества между Пэттоном и Монтгомери вредил делу.

    После выхода войск с плацдарма в Нормандии на оперативный простор стало ясно, что союзники имеют подавляющее преимущество и в силах, и в средствах — полное доминирование в воздухе нивелировало искусность обороняющихся, и даже несопоставимые потери в танках (на один «Тигр» 4—5 «Шерманов» и «Валентайнов») не мешали продвижению. Немцы стремительно откатывались на восток. У Фалеза американцы и англичане уж очень долго занимались разграничением линий и многие части противника сумели таки выскользнуть из громадного «котла». Эйзенхауэр был разочарован. Результаты говорили об обратном — немцы оставили всю технику, десятки тысяч убитых и до 50 000 пленных. Сам Айк после посещения места сражения отметил, что это «мог описать только Данте. Можно было пройти в буквальном смысле сотни ярдов, ступая только по мертвой и разлагающейся плоти».

    Битва в Арденнах, когда немцы в декабре 1944 года нанесли мощный танковый удар и заставили союзников обратиться к Сталину за экстренной помощью, в итоге, как ни парадоксально, была использована союзниками для перехода в наступление по всему фронту. Атакующий запал наци был окончательно исчерпан, и их потери в танках оказались невосполнимыми. Со вступлением союзников на земли Рейха сопротивление немцев ослабевало с каждым днем — они, конечно же, предпочитали сдаваться в плен на Западном фронте. Англичане настаивали на взятии Берлина, хотя он и входил в сферу будущей советской зоны оккупации в соответствии с Ялтинскими соглашениями. Черчилль говорил: «Мне представляется крайне важным, чтобы союзники пожали русским руки как можно дальше на восток». Эйзенхауэр занял четкую позицию, написав Объединенному комитету начальников штабов (ОКНШ) о неразумности наступления на Берлин с военной точки зрения. Он попросил Брэдли оценить возможные потери в боях за столицу Германии. Брэдли сказал о 100 тысячах человек. «Достаточно высокая цена за престижную цель, особенно если учесть, что нам потом придется отойти и уступить место другим парням».

    Аналитический склад ума, энергия, гибкость и внимание к малейшим деталям, так называемое «Эйзенхауэрово везение» — вот составляющие успехов генерала. Проанализировав документы, историки пришли к выводу, что Эйзенхауэр был прав в абсолютном большинстве своих важнейших решений.


    Победа — одна на всех

    Он был ярым противником нацистов, потому и выступал против заключения сепаратного договора с Германией. С.Амброз писал: «Дуайт Эйзенхауэр ненавидел войну. Единственное, что он ненавидел еще больше — это нацизм». Он так и не принял одностороннюю капитуляцию Карла Деница (канцлера Германии после самоубийства Гитлера) только на Западе при условии продолжения борьбы с Советским Союзом на Востоке. Лишь в ночь с 6 на 7 мая в Реймсе без всяких предварительных условий генерал Альфред Йодль в присутствии американских, английских, французских и советского (генерал Суслопаров) представителей подписал Акт о капитуляции немецких войск на Западном фронте. А уже 8 мая 1945 года в 22.43 по центрально-европейскому времени в пригороде Берлина Карлхорсте был подписан Акт о безоговорочной капитуляции Германии. Со стороны союзников свою подпись поставил главный маршал авиации Великобритании Теддер. Но на официальной фотографии мы видим маршала Советского Союза Георгия Жукова, Эйзенхауэра, Монтгомери и главнокомандующего французской армией Ж.М. де Латра де Тассиньи. «Ни один человек не может одержать победу в одиночку. Обладай я военным гением Мальборо, мудростью Соломона, пониманием Линкольна, я все равно был бы беспомощен без лояльности, ума и благородства тысяч и тысяч британцев и американцев», — говорил Эйзенхауэр, кстати кавалер советского ордена «Победа».

    После окончания Второй мировой войны в Европе Эйзенхауэр стал главой Американской оккупационной зоны в Западной Германии (где продолжал оставаться ярым сторонником денацификации). Там он столкнулся с бесчисленным количеством проблем: 7 миллионов «перемещенных лиц» и миллионы немецких военнопленных, до 60% жилого фонда было уничтожено. Отношения с СССР очень быстро стали напряженными. Но, следуя Ялтинским соглашениям, Эйзенхауэр репатриировал только из своей зоны оккупации более миллиона «перемещенных лиц» (в большинстве — против их воли) на восток. Почти все эти люди оказались в ГУЛАГе.

    Впереди была должность начальника штаба армии США в Вашингтоне (ноябрь 1945 г. — февраль 1948-го) , несколько экзотическая — президента Колумбийского университета (в 1948 году он издал интереснейшие мемуары о Второй мировой «Крестовый поход в Европу»), возвращение в Европу на должность Верховного главнокомандующего блока НАТО (1950—1952) и, наконец, пик карьеры — президент США от республиканской партии с 1953 по 1961 годы. 28 марта 1969 года Эйзенхауэр умер — перестало биться сердце великого американца. Последними его словами были: «Я хочу идти, Боже, прими меня».

    Безусловно, политическая карьера Дуайта Эйзенхауэра достойна отдельного разговора. Хотя прав был лучший биограф Айка Стивен Амброз, когда отметил: «И хотя послевоенная карьера Эйзенхауэра вознесла его на восемь лет на вершину мировой власти, для него, так же как и для Вашингтона, и для Гранта, с окончанием войны остались за плечами самые великие моменты его жизни».


    Сергей МАХУН
    Зеркало недели


    Добавить комментарий к статье



  • Биография Эйзенхауэра
  • Президенты США
  • Биографии политических деятелей
  • Весы (по знаку зодиака)
  • Кто родился в Год Тигра
  • Биографии президентов



  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru