Кроссворд-кафе Кроссворд-кафе
Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Самое популярное

Интересно

Италия. Вы захотите сюда вернуться
Остров желаний. На Родосе они сбываются

Гарринча. Чарли Чаплин футбола


Величайшие футболисты XX века
Звезды мирового футбола
Бразильские футболисты
Кто родился в Год Петуха

Еще в детстве, когда речь заходила о футболе, в разговоре старших я часто слышал фамилию Гарринча. Человек-легенда из далекой сказочной Бразилии, известной своим кофе, яркой зажигательной самбой и, конечно, королем футбола Пеле. А легенду звали Маноэль Франсиско душ Сантуш, прозвище которого и было Гарринча (гарринча — довольно редкая маленькая птичка, обитающая в горах Бразилии, приносящая, по поверью, счастье людям).


Начало пути


«Возможно, когда-то он играл лучше Пеле», — говорят болельщики футбола со стажем. И это правда. Можно вспомнить и товарищеский матч сборной Бразилии и клуба «Фиорентина» перед чемпионатом мира 1958 года. Или чемпионат мира 1962 года в Чили и еще многое, многое другое. Но все по порядку...

Родился Гарринча в 1933 году в пригороде Рио-де-Жанейро, поселке под названием Пау-Гранде. С детства мальчишка любил футбол и играл в городской команде. Вместе с друзьями Свинге и Пилсе он играл в нападении. Блестящее трио творило чудеса. Больше всего на поле был заметен Гарринча. На правом крае он обыгрывал по нескольку защитников и делал прострельную передачу в центр, где один из форвардов подставлял ногу. Гол! Но футбол не был основным занятием. В то время он и не помышлял о профессиональных занятиях спортом и работал на фабрике. Правда, получил приглашение играть в команде соседнего городка, но не согласился. Гарринча подумал, что это был бы обмен шила на мыло, и остался в Пау-Гранде. И был прав. Вскоре к друзьям в этот городок приехал игрок запасного состава столичного клуба «Ботафого» Арати. Его пригласили судить воскресный матч двух футбольных команд, в котором участвовал Гарринча. Игра молодого форварда так впечатлила бывалого футболиста, что он немедленно повез Маноэля в столицу. Там Арати занял у друзей денег, купил Гарринче бутсы, форму и повел на тренировку. Ее проводил известный футбольный специалист Жентил Кардозо. Тренировка уже подходила к концу, когда он вспомнил о парне.

— Давай его сюда! — крикнул тренер Арати. Когда Манэ вышел на поле, трибуны болельщиков (на тренировках крупных клубов в Бразилии всегда присутствуют болельщики) разразились гомерическим хохотом. Да и сам тренер отвернулся, пряча улыбку. Этот провинциальный увалень напоминал кого угодно, но только не футболиста. Одна нога у него была сантиметров на 10 короче другой, и, чтобы удержаться на ходу, он должен был вытягивать более длинную ногу вперед.

Чтобы раз и навсегда покончить с этой клоунадой, Жентил, нахмурившись, спросил парня:

— Ты где привык играть?

— Где угодно, но только не в воротах. Но вообще-то люблю на правом крае.

Тренер сощурился, подумал немного, а потом сказал:

— Проверь-ка его, Нилтон!

Слова Жентила означали смертный приговор. «Проверять» Гарринчу должен был штатный левый защитник сборной страны, лидер «Ботафого» Нилтон Сантос. Впрочем, Манэ это особенно не взволновало. Он не знал игрока в лицо. Дойдя до правого фланга команды запасных, Гарринча вздохнул и вдруг увидел летящий к нему мяч и выбежавшего Сантоса. То, что случилось дальше, все, кто находился на стадионе в тот день, запомнили на всю жизнь. Гарринча получил мяч, сделал пару обманных движений и послал мяч между ног опешившего Нилтона. Известный защитник попытался преследовать игрока противника, но потерял равновесие и упал. Все, кто находился на стадионе, разразились гомерическим хохотом. Но Гарринча продолжал вытворять с защитниками противника черт знает что.

После тренировки в раздевалке все шутили и смеялись, вспоминая Нилтона Сантоса с задранными ногами. А массажист шепнул смущенному Маноэлю:

— Да ты хоть знаешь, кого ты превратил в клоуна? Это же Нилтон! Ты понимаешь, Нил-тон! Да если он на тебя обиделся, можешь спокойно идти домой, без его согласия в клуб даже прачку не возьмут. Не говоря уже об игроке.

Манэ пожал плечами: «Разве я знал? Там, в Пау-Гранде, я всегда мотаю одного Жоана, и он никогда не обижается».

Но Нилтон Сантос не обиделся. Наоборот, он потребовал от руководства клуба взять этого игрока в команду. Тогда к его слову прислушивались, и Гарринчу в команду взяли. Так началась футбольная карьера «Радости народа», игрока, который приводил в неистовство ведущие стадионы мира и на 15 лет стал горем тех, кому случалось выходить на левом краю обороны против Гарринчи.

Да, его взлет не был так же стремителен, как у Пеле. Тот в 17 лет стал чемпионом мира, а Гарринча только в 24 попал в большой футбол. Первые два матча чемпионата мира в Швеции Манэ просидел на скамейке запасных. И только в третьем, против команды СССР, под давлением лидеров команды тренер сборной Висенте Фиола уступил: на поле вышли два самых талантливых игрока Бразилии за всю историю: Гарринча и Пеле. Противника бразильцы опасались. Они знали, что Гавриил Качалин привил сборной СССР тех времен строгий, академичный стиль игры. В команде были блестящие исполнители: Нетто, Яшин, Иванов, Войнов и другие. Через 2 года эта команда станет первым чемпионом Европы. Но тогда, в 1958 году, Гарринча в первые три минуты матча разорвал оборону противника. На 15 секунде Диди посылает мяч Гарринче, тот на правом фланге дважды подряд обыгрывает несчастного левого защитника Кузнецова, затем еще двоих: Войнова и Крижевского, которые бросились на помощь, и пушечным ударом попадает в штангу. Спустя всего несколько секунд Гарринча вторично проходит по краю, навешивает в штрафную, и Пеле попадает в штангу! Но правый край нападения бразильцев не отчаялся, наоборот, на 3-й минуте матча в ворота Яшина влетает мяч, который был забит с новой подачи Гарринчи.

Этот чемпионат мира так и закончился на мажорной для бразильцев ноте. Они выиграли мундиаль, а молодые Гарринча и Пеле стали одними из лучших в составе чемпионов.


Расцвет таланта


Пожалуй, не было другого футболиста в истории, который столь свободно чувствовал себя в любых ситуациях на поле. Гарринча не стремился, как Пеле, к идеалу во всех компонентах игры, хотя и пасом, и ударом по воротам владел в совершенстве. Славу Манэ принес его знаменитый финт, на который поддавались самые сильные и опытные левые защитники (их в Бразилии даже стали называть жоанами — по имени паренька из Пау-Гранде, на котором шлифовал свое «оружие» Гарринча в юности). Манэ замирал с мячом в ногах и имитировал движение корпусом — обычно влево. После чего стремительно уходил в другую сторону. Обожал он и пробрасывать мяч между ног. Защитники в этом случае, как правило, теряли равновесие и падали, становясь посмешищем для многотысячной толпы. Однажды игрок «Фиорентины» головой едва не снес штангу после финта Гарринчи, а бразилец под гогот итальянцев вошел с мячом в ворота.

Его превозносили министры и бродяги, воры и банкиры, ученые и рабочие. Не любили только... тренеры. Их можно было понять, ведь, по сути, от наставников, работавших с Манэ, требовалось не мешать ему свободно творить. Полуграмотный подмастерье с ткацкой фабрики вышел на поле и изобрел свой футбол, в который никто не играл ни до, ни после него. Гарринча все делал не так: когда нужно было сыграть в касание — держал мяч, когда надо было бежать — стоял, вместо удара по воротам — ждал защитника, чтобы еще раз его обыграть. Появись Манэ в футболе сегодня, его, вероятно, не приняли бы в детскую команду.

Мало кто помнит, но именно Гарринча совершил один из самых благородных поступков на поле. 27 марта 1960 года на «Маракане» шел матч «Флуминенсе» — «Ботафого». Защитник «Флу», выбивая мяч, подвернул ногу, и тот отскочил к Манэ. Гарринча ворвался в штрафную, оказался один на один с с вратарем, замахнулся, но, увидев, что соперник лежит на газоне, послал мяч за боковую линию. Такое могло прийти в голову только ему. Журналисты прозвали его Чарли Чаплин футбола за походку вразвалочку (ведь одна нога была заметно короче другой) и за элегантное, артистическое обращение с мячом, выражавшееся в точнейших пасах, в искусстве обводки, в мощных и точных ударах по воротам.

Четыре года, с чемпионата мира 1958 года и до чемпионата 1962 года, прошли для Гарринчи неплохо как в футболе, так и в личной жизни. Именно в этот отрезок он познакомился со своей второй женой: Элзой Суарес. В шестидесятых годах, когда Гарринча был уже очень популярным футболистом, на подмостках бразильской эстрады расцвела слава молодой певицы, мулатки, исполнительницы бразильской самбы Элзы Суарес. На карнавалах известная школа самбы «Мангейра» с Элзой во главе выигрывала немало призов.

На чемпионат мира 1962 года 28-летний Гарринча приехал игроком, который считался вторым лидером команды после Пеле. Но так сложилось, что Пеле на чемпионате по существу и не сыграл: в самом начале его он получил травму. Специалисты тут же решили, что для бразильцев все кончено. Но это было не так. Сборную за собой повели Гарринча и Амарилдо. Первый пасовал, а второй забивал. Эта команда показала фантастический футбол и в финале камня на камне не оставила от сильной сборной Чехословакии. Счет 4:1 в финале с этой командой доказывал, что бразильцы и правда сильнейшая команда мира и справедливо вторично завоевала золотую богиню Нику. Много дней в Бразилии шли празднества по этому поводу.

Но не все так безоблачно было для Гарринчи. Стоит сказать, что руководство клуба платило ему лишь одну пятую цены этого футболиста. Руководители просто приходили в хибару к футболисту, дарили его семье подарки и подписывали новый контракт. Гарринча никогда не требовал больше, чем было указано в документе.

Первый раз Манэ изменил этому порядку в 1963 году. Вот что рассказывает об этом бразильский журнал «Плакар»: «1963 год. Уже будучи дважды чемпионом мира, Гарринча, следуя советам Элзы Суарес, впервые при возобновлении контракта с «Ботафого» попросил более высокую зарплату. Раньше он всегда подписывал чистый бланк контракта, получая затем лишь половину среднего заработка футболистов, «остальных баранов», как говорил Гарринча. Патронат клуба с раздражением встретил справедливое требование популярного футболиста по достоинству оценить его мастерство. Новый контракт, подписанный спустя 4 месяца, составили при непосредственном вмешательстве банкира Жозе Магальяэса Линса, ценившего талант Гарринчи и изредка покровительствовавшего ему.

Манэ в душе всегда оставался мальчишкой. И порой повторял на поле то же, что делал на пустырях в Пау-Гранде. Можно вспомнить случай, который произошел во время товарищеского матча со сборной Коста-Рики. Матч завершался, а все еще держался счет 1:1. И тут Гарринча подбирает мяч на своей половине поля и начинает сольный проход. По пути к воротам он обыграл всех игроков противника, вышел один на один с вратарем и замер с мячом. После этого снова обыграл защитников и снова не ударил. Еще серия финтов, около кромки поля бушует тренер сборной, а Гарринча еще раз всех обыгрывает и снова не бьет. И лишь с четвертого раза он посылает мяч между ног вратаря. После игры на вопрос, почему он сразу не бил, Гарринча ответил очень просто: «А вратарь не хотел расставить ноги».

Но после первенства мира начались проблемы. Манэ должен был ехать в турне своего клуба по Европе, а врачи категорически запрещали ему это делать. «У тебя больное колено, если ты сыграешь, то загубишь свое здоровье и карьеру»,— говорили они. Но великий игрок не послушал. Во многом за этот переломный момент его карьеры, который сменил мажор на минор, вина руководства клуба. Оно поставило условие: или ты поедешь в турне, или уйдешь из клуба. Гарринча не смог расстаться с клубом.


Уход из «Ботафого». Конец


После этого турне колено Гарринчи разболелось не на шутку. Он и во время поездки играл на одних обезболивающих, но после не помогали даже они. Полгода он не играл, а только лечился. Отношения Гарринчи с руководством клуба резко ухудшились, и вскоре он перешел в другой. Руководство команды надеялось, что приход би-кампеона поможет команде выиграть чемпионат своего штата, но эти надежды не оправдались. Гарринча так и не смог заиграть в этой команде.

Долго скитался Манэ по футбольной периферии Бразилии. Играл даже в 3-м дивизионе. Ездил в Колумбию, но нигде не задерживался. Он считал, что вскоре снова вернется на «Маракану». И это наконец произошло. Гарринчу взяли в команду «Фламенго»! 100 тысяч болельщиков приветствовали его на первой игре в новой команде. Но опять он не смог показать достойный класс. Еще в первом тайме его заменили, и больше в составе клуба он на поле не появлялся. Стал тренером одной из команд, но не задержался и тут. Его хитроумные финты не мог повторить ни один бразильский пацан, а учить командной игре он не умел. Опять Гарринча ушел и снова стал искать место работы. К сожалению, он не мог ничего делать, только играть в футбол. Семью тянула на себе его жена Элза Суарес, которая в то время стала очень известной исполнительницей самбы. Гарринча начал пить. В конце концов пристрастился к алкоголю и скончался в больнице 21 января 1983 года, не дожив нескольких месяцев до своего 50-летия. Гроб с телом был установлен на стадионе «Маракана», а бразильское телевидение целый день вело прямую трансляцию траурной церемонии прощания с «Радостью народа».

Сразу после объявления о смерти миллионы фанатов его таланта стали скорбеть о потере самого яркого правого крайнего нападающего за всю историю футбола. Его лучший друг Нилтон Сантос сказал на похоронах о Гарринче: «Он всю жизнь был большим ребенком и умел играть в одну-единственную игрушку — футбол…»


РЕФАТ МАЛИКОВ
Первая крымская N 39, 20 АВГУСТА/26 АВГУСТА 2004


Добавить комментарий к статье




Величайшие футболисты XX века
Звезды мирового футбола
Бразильские футболисты
Кто родился в Год Петуха


Ссылка на эту страницу:

 ©Кроссворд-Кафе
2002-2018
Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru