Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • Дорога Млечная, недорого!
  • Бразильский карнавал - праздник жизни
  • Сергей Вавилов



    Великий ученый, организатор и популяризатор науки — академик Сергей Вавилов входит в число крупнейших физиков XX века. С его именем во многом связано становление отечественной школы физической оптики. Он — автор более 150 научно-популярных работ. «Эффект Вавилова-Черенкова» — открытие, вызвавшее в свое время переворот в науке, является выдающимся достижением, за которое группа советских физиков впоследствии получила Нобелевскую премию. Сам Вавилов скоропостижно умер, не дожив до этого дня, однако мировая научная общественность считает его вклад в этой области основным.


    Анкетные данные


    Сергей Иванович Вавилов родился в Москве 24 марта 1891 года в семье коммерсанта. Он вырос в обеспеченной, но трудолюбивой семье, привыкшей жить без излишеств и роскоши. Дома были чистота и строгий порядок, детей учили быть скромными, воспитанными и самостоятельными. В 1909 году Вавилов окончил Московское коммерческое училище. На учебе в коммерческом училище настоял отец, который хотел, чтобы его сын унаследовал его дело. В училище на высоком уровне было организовано преподавание естественных наук (химии, биологии, математики, минералогии), современных иностранных языков (немецкого, французского, английского). Уже в училище молодой Вавилов делает свой первый доклад по физике «Радиоактивность и строение атома».

    После училища Сергей поступил в Московский университет. Уже на втором курсе он начал вести исследовательскую работу. Первая его научная работа «Фотометрия разноцветных источников» появилась в «Журнале физико-химического общества» в 1913 году. Спустя год вышла еще одна работа — «К кинетике термического выцветания красок».

    В 1914 году началась Первая мировая война, и Сергей Вавилов оказался на фронте, где пробыл до февраля 1918 года. Он служил в инженерных частях: в саперном батальоне, военно-дорожном отряде, радиодивизионе. Даже на фронте Сергей Иванович Вавилов занимался научной работой, закончив экспериментально-теоретический труд по вопросу о частоте колебаний нагруженной антенны. В 1918 году в Двинске Вавилов попал в плен к немцам, но через два дня бежал.

    После окончания войны, вернувшись в Московский университет, Вавилов начал профессиональную карьеру преподавателя и научного исследователя.


    Трудовая биография


    В период с 1918 года по 1932 год Вавилов совмещал преподавательскую деятельность в Московском университете с должностью начальника отделения физической оптики в Институте физики и биофизики Наркомздрава.

    В начале 1922 года он начал исследовать явление люминесценции. Впоследствии эти исследования привели к разработке ламп дневного света, широко применяющихся до сих пор. Многие работы Вавилова в двадцатые годы были посвящены вопросам флюоресценции и фосфоресценции. Для изучения послесвечения Сергей Иванович сконструировал и сам построил прибор «фосфороскоп» с вращающимся зеркалом. С помощью этого аппарата Вавилов обнаружил принципиальное отличие флюоресценции от фосфоресценции, хотя раньше считалось, что эти процессы непрерывно переходят один в другой.

    В то время Вавилов не только вел научные исследовании, но и стремился популяризировать науку. Он написал научно-популярные книги: «Действие света», «Солнечный свет и жизнь Земли», «Солнце и глаз». Кроме того, Сергей Иванович Вавилов перевел на русский язык «Оптику» Ньютона. В 1929 году он становится профессором, в 1931 году избран член-корреспондентом Академии наук СССР. В 1932-м Вавилов стал действительным членом АН СССР. В том же году назначен руководителем Физического института АН ССС, и одновременно научным руководителем Государственного оптического института.

    В 1934 году Сергей Иванович Вавилов основал книжную серию «Классики науки», а затем и «Биографии», «Мемуары», тогда же была опубликована его фундаментальная работа — «Диалектика световых явлений».

    В 1938-м был избран депутатом Верховного совета РСФСР.

    В 1939 году Вавилов выпустил работу «Новая физика и диалектический материализм», в 1941 году — работу «Развитая идея вещества».

    Во время Второй мировой войны Физический институт АН СССР, которым продолжал руководить Вавилов, был эвакуирован в Казань. Сергей Иванович в то время был уполномоченным Государственного комитета обороны СССР и руководил разработкой военной техники, в частности созданием перископов, а также оптических прицелов для артиллерийской стрельбы и бомбометания.

    В 1945 году Сергея Ивановича Вавилова избрали президентом Академии наук СССР.

    В 1946 году Вавилов был избран депутатом Верховного совета СССР. К своим депутатским обязанностям он относился так же серьезно и ответственно, как и к основной работе.

    За свою жизнь Сергей Иванович Вавилов написал более 150 научно-популярных работ. Под его руководством было создано общество «Знание», печатным органом которого стал журнал «Наука и жизнь». Его главным редактором был Сергей Иванович Вавилов.

    В 1949 году Совет министров СССР назначил академика Вавилова главным редактором второго издания Большой советской энциклопедии. Он очень серьезно отнесся к этому назначению, много работал над энциклопедией.

    Сергей Иванович Вавилов скоропостижно умер 25 января 1951 года.


    Сведения о родственниках


    Отец — Вавилов Иван Ильич (1863-1928). Родился в деревне Ивашково под Волоколамском, происходил из крестьян. После смерти своего отца приехал в Москву на заработки, поступил на работу на Трехгорную мануфактуру, где сумел проявить себя и со временем стать компаньоном в фирме по продаже изделий Прохоровской фабрики. Разбогател и получил звание «купец 2-й гильдии». Авторитет Вавилова в среде московского купечества рос по мере расширения его торгово-предпринимательской деятельности. В 1908 г. он был избран как представитель московского торгового сословия гласным Московской Городской Думы. Он был гласным в течение двух ее созывов -1909-1912 гг. и 1913-1916 гг. В думских выборах 1917 г. Иван Вавилов не участвовал, т. к. гласные избирались по партийным спискам, а он ни к какой политической партии не принадлежал.

    По окончании Октябрьской революции И.И.Вавилов эмигрировал и жил в Болгарии. После длительных хлопот его старшему сыну, Николаю Вавилову, удалось добиться разрешения на его возвращение в СССР в 1928-м. Но он приехал больным, а через несколько дней умер (похоронен в Александро-Невской лавре).

    Мать — Александра Михайловна Постникова (1868-1938), дочь художника-гравера, резчика по дереву Прохоровской мануфактуры, Михаила Аносовича и Домны Васильевны, сестры компаньона И.И.Вавилова. Александра Михайловна вышла замуж в 18 лет и всю жизнь посвятила семье. Она была добрым, обаятельным человеком, образцовой хозяйкой. Дети ее обожали. В автобиографии Сергей Иванович писал: «Мать замечательная, редкостная по нравственной высоте… окончила только начальную школу, и всем смыслом жития ее была семья… Мать любил я всегда глубоко… Мало таких женщин видел я на свете».

    Брат — Николай Иванович Вавилов (1887-1943). Выдающийся ученый, генетик. В 1911 году закончил Петровскую сельскохозяйственную академию в Москве. Некоторое время работал в Кэмбриджском университете. Создал учение об иммунитете растений, сформулировал закон гомологических рядов и наследственной изменчивости. В 1923 году стал член-корреспондентом АН СССР, спустя три года — академиком. Руководил Всесоюзным институтом растениеводства, возглавлял генетическую лабораторию АН СССР, с 1933-го по 1940-й руководил Институтом генетики АН СССР. В 1940 году репрессирован, а в 1943 году умер в тюрьме.

    Сестра — Лидия Ивановна Вавилова родилась в 1893 году. Ее муж — известный экономист-аграрник Н.П.Макаров. Лидия Вавилова, как и ее братья, занималась научной деятельностью в области микробиологи и вирусологии. В одной из научных экспедиций заразилась черной оспой и умерла в 1914 году.

    Сестра — Александра Ивановна Ипатьева (1886-1940) — врач.

    Сын — Виктор Сергеевич Вавилов, родился 8 июля 1921 года. В 1939 году поступил в Ленинградский государственный университет на физический факультет, откуда был с 1-го курса призван в армию. Участвовал в войне с Финляндией и в Великой Отечественной войне. К учебе вернулся в 1946 году. После окончания университета занимался ядерной физикой и как специалист, знавший английский язык, был рекомендован на работу под руководством академика Д.В.Скобельцына в советскую часть Комиссии по атомной энергии ООН в Нью-Йорке.

    Вернувшись в Москву, он проводил исследования в Физическом институте в лаборатории Б.М.Вула. Начало его работ на кафедре физики полупроводников было очень успешным. Поэтому тогдашний Ректор МГУ И.Г.Петровский предложил ему возглавить кафедру. Виктор Сергеевич принял предложение, оставшись на основной работе руководителем сектора в ФИАН. Он был заведующим кафедрой 30 лет, с 1961 по 1991 гг. Стал профессором, доктором наук, награжден Государственной премией за разработку кремниевых солнечных батарей для спутников. Умер в 1999 году в возрасте 78 лет.


    Личная жизнь


    В конце 1919 года С.Вавилов стал искать себе комнату для занятий и размещения своей быстро растущей библиотеки. Шпольский, его товарищ по университету, порекомендовал его семье Весниных, которые жили в Большом Успенском переулке, в просторной квартире. В то время им предложили «самоуплотниться», и они искали подходящего жильца. Поселившись в их доме, он встретился там с Ольгой Михайловной Багриновской, которая была сестрой Натальи Михайловны — жены архитектора Веснина. Ольга Михайловна брала уроки пения и часто, когда собирались гости, пела. В то время был очень популярен романс «Черные гусары», и в день знакомства с Сергеем Ивановичем она спела его по просьбе своей сестры. Много лет спустя Вавилов признался, что эта первая встреча произвела на него очень сильное впечатление. А Сергей Иванович сначала не понравился Ольге, он показался ей «печальным и до мрачности серьезным». И это неудивительно, ведь он много занимался, был постоянно занят. Но, общаясь с ним все чаще, она поняла, что это очень тонкий, разносторонне эрудированный человек, прекрасно разбирающийся в литературе, поэзии, имеющий свою точку зрения по всем важным вопросам. Долгие беседы сблизили их, и 8 июня 1920 года Вавилов сделал Ольге Михайловне предложение. 28 июля 1920 года они повенчались. Спустя год у них родился сын — Виктор. Для Сергея Ивановича, человека достаточно замкнутого и очень ранимого, жена стала самым близким другом, особенно после смерти матери и трагедии с братом. В его дневнике часто встречаются записи, что кроме Олюшки, как он называл жену, у него больше никого нет. В 1950 году Сергей Иванович написал: «Сегодня 30-летие нашей свадьбы с Олюшкой. Целая жизнь прожита. В среднем, в основном, в главном — прожили хорошо, помогали друг другу. Вместе жить было менее страшно. Стали другими под взаимным влиянием, лучше стали». Сергей Иванович был очень привязан к своей семье, сыну. Ольга Михайловна пережила его на 27 лет.


    Увлечения


    Сергей Иванович был интеллигентом только в первом поколении, однако это не помешало ему стать разносторонне эрудированным человеком. У него была огромная личная библиотека, поскольку он очень много читал и на протяжении всей своей жизни собирал книги. Он любил литературу, поэзию - как русскую, так и иностранную. Знал наизусть множество произведений Пушкина, Тютчева, Фета, при этом сам писал стихи. Очень любил творчество Л.Толстого. Роман «Война и мир», по его собственному признанию, он прочел 6 раз. Круг его интересов был очень широк. Он любил и хорошо знал классическую музыку, живопись, архитектуру. Изучал историю, особенно историю Италии. В 1950 году в своем дневнике он написал перечень прочитанных книг по месяцам. Это 6-8 книг в месяц серьезной литературы на разных языках.


    Враги


    Настоящими врагами Сергея Вавилова были в первую очередь те люди, которые начали травлю его брата, генетика Николая Вавилова, и довели его до смерти от истощения и болезней в тюрьме. Своего брата Сергей очень любил, ценил как выдающегося ученого и не верил в то, что он является врагом народа. Главным оппонентом Николая Вавилова в этой области был академик Лысенко. Также в научных спорах ему оппонировал академик К.М.Быков.


    Соратники


    Соратниками и близкими друзьями Вавилова были, как правило, люди науки. В Московском государственном университете, где с 1929 года С.И.Вавилов был заведующим кафедрой, он создал свою научную школу, в которую вошли многие впоследствии очень известные ученые. Это Антонов-Романовский, Д.И.Блохинцев, Е.М.Брумберг, А.А.Власов, Н.А.Добротин, С.А.Мендельштам, М.А.Марков, Б.Л.Свешников, В.А.Фабрикант, И.М.Франк, В.С.Фунсов, А.А.Шишловский и ряд других.

    В Институте биологической физики многие научные результаты были получены в сотрудничестве с В.Л.Левшиным.

    Но Вавилов близко общался не только с физиками. Одним их лучших друзей Вавилова был известнейший историк Евгений Викторович Тарле. Вавилов и Тарле были знатоками и почитателям творчества Пушкина, о котором они могли говорить часами при встрече. Тарле был на 16 лет старше Сергея Ивановича, но, несмотря на это, относился к нему как к равному, а его научные достижения вызывали у него восхищение.


    Слабости


    Сергей Иванович определил свое призвание как ученого после мучительных колебаний. Во многом это объяснялось особенностями его характера. Ему было трудно принимать какое-либо определенное решение, он постоянно колебался и сомневался в правильности избранного пути. Уже будучи почти 22-летним юношей, он писал в своем дневнике: «Мне кажется, что во мне больше поэта, чем научного характера. У меня талант сомневаться в том, в чем совершенно нельзя сомневаться».

    Эти сомнения мучили его на протяжении почти всей жизни. Впечатлительность и ранимость приводили его к тяжелым переживаниям. А болезнь и, тем более, смерть близких полностью выбивали его из душевного равновесия, он впадал в отчаянье. В один из таких периодов он писал: «По-прежнему переживания мухи, попавшей в паутину, расставленную жизнью, путаницей собственного сознания, причудливой игрой обстоятельств, которые кажутся иногда фаталистическими. Пытаешься вырваться, но застреваешь еще больше, как Мюнхгаузен, извлекающий себя из болота». И еще: «За себя страшно. Длинная, самая пестрая мозаика дел, дел, дел, небрежно на ходу делаемых, отзывы о рукописях, диссертациях, советы по работам, филантропия депутатская… и никогда не остановиться. Усталость, самого себя не видно. Полная неудовлетворенность».

    Утешение он искал в литературе и поэзии, которая возвращала ему душевное равновесие.


    Сильные стороны


    Помимо очевидного таланта исследователя, Вавилов обладал обостренным чувством долга перед развитием науки в своей стране. Несмотря на огромный вклад, который он внес в науку, ему все время казалось, что он может и должен сделать для отечественной науки еще больше. Многочисленные административные и общественные обязанности раздражали его и, казалось, что они отнимают его время. О своем избрании президентом Академии наук он писал: «Президентство свое до сих пор ощущаю как павлинье оперенье, совсем ко мне не приставшее. И, тем не менее, надо сделать то, что в моих небольших силах, чтобы упорядочить академию. Прежде всего надо приучить видеть больших, по-настоящему талантливых людей. Знаю, что их очень мало, но без этого ничего не сделаешь…» С.И.Вавилов вел неустанный поиск таких людей в институтах, которыми руководил, в академии, старался всеми силами защитить ученых, необоснованно преследуемых властью. Он оказывал значительную материальную поддержку всем ученым, которые в ней нуждались.

    Его административной деятельности была свойственна четкость и деловитость. Вавилов умел быстро переключаться с одного дела на другое. Он никогда не повышал голоса на подчиненных, но все его распоряжения выполнялись беспрекословно. В его характере мягкость и интеллигентность сочетались с большой твердостью.

    К сильным сторонам Сергея Ивановича следует отнести знание нескольких иностранных языков: английского, немецкого, французского, польского и итальянского, а также мертвого латинского языка. На латыни он читал произведения древних философов и ученых, а на современных языках читал произведения классиков европейской культуры и науки в оригинале.


    Заслуги и провалы


    Первые шаги Вавилова в области оптических исследований были не слишком удачны. Ряд его предположений не подтвердился, а опыты, которые он проводил в 1919-1920 гг., дали отрицательный результат. Однако неудачи не обескуражили молодого ученого, и вскоре о его достижениях заговорили в Европе и во всем мире. В 1926 г. Вавилов отправился в полугодовую научную командировку за границу. В Берлине он знакомится с Физическим институтом Берлинского университета, участвует в семинаре М.Лауэ. На одном из семинаров работу Вавилова и Левшина по изучению явлений флюоресценции и фосфоресценции красителей обсуждали лучшие физики мира — Эйнштейн, Нернст, Планк, Лауэ. Уже тогда труд Сергея Вавилова получил высокую оценку зарубежных коллег.

    Во время войны эвакуацией ФИАНа Вавилов занимался сам. Фронт нуждался в немедленной помощи физиков. И ученые, несмотря на тяжелые условия, начали делать свое дело. Работали при постоянной нехватке материалов и продовольствия, оборудования и топлива, по 10 и более часов в сутки. И вскоре армия получила новые образцы дальномеров, стереотруб, различных объективов для аэрофотосъемки, средства для оптического контроля маскировочных покрытий. Под руководством Вавилова разработаны методы маскировки военных кораблей, полетные очки для военных летчиков, светящиеся люминесцентные составы, первые опытные образцы люминесцентных ламп для подводных лодок, новые составы стекла и т. д.

    Вавилов всемерно способствовал развитию в стране ядерных исследований. В его кабинете регулярно проводились семинары по ядерной физике с участием узкого круга лиц, в том числе И.В.Курчатова и В.И.Векслера. Также Сергей Иванович принял участие в организации специальной комиссии по космосу, в которую вошли ведущие специалисты в этой области: А.А.Благонравов, М.В.Келдыш, С.П.Королев, Л.И.Седов и др.

    Заслуги Сергея Вавилова перед отечественной и мировой наукой давно общепризнанны. За свою жизнь Сергей Иванович Вавилов написал более 150 научно-популярных работ. Он сделал существенный научный вклад в целый ряд областей.

    Высшим достижением Вавилова как ученого стали исследования нового на тот момент вида излучения, названное впоследствии «излучение Вавилова-Черенкова». Аспирант Вавилова Черенков, по заданию Сергея Ивановича, изучал свечение раствора солей урана под действием гамма-лучей радия. В процессе опыта он обнаружил, что светится не только раствор, но и сам растворитель — вода, когда в ней солей урана нет. Получалось, что под воздействием гамма-лучей начинают светиться чистые жидкости. На силу свечения не влияли ни изменение температуры, ни добавление в раствор йодистого калия или азотно-кислого серебра, вызывающих гашение обычной люминесценции. Это явление стало настоящей сенсацией в науке. Экспериментальный факт стали изучать в крупнейших научных центрах мира. Но природа явления оставалась неясной.

    Сергей Иванович Вавилов высказал гипотезу, что свечение вызывается не самими гамма-лучами, а электронами, выбиваемыми ими из атомов. Это подтверждалось тем, что свечение напрямую зависело от направления магнитного поля в жидкости. Окончательную ясность в этом вопросе внесли физики-теоретики Тамм и Франк, приглашенные Вавиловым к участию в исследованиях. За это открытие Вавилов, Черенков, Тамм и Франк получили Сталинскую премию I степени. Тамм, Франк и Черенков в 1958 году стали лауреатами Нобелевской премии по физике за результат, полученный при исследовании «эффекта Вавилова-Черенкова», но, к сожалению, сам Вавилов до этого не дожил.


    Компромат


    Должность президента Академии наук в те годы была в значительной степени политической. Поэтому Сергею Вавилову, занявшему этот пост, приходилось решать вопросы, напрямую не связанные с научной деятельностью, а скорее относящиеся к области политических интриг.

    После соответствующего постановления Совета Министров СССР и решений ЦК КПСС Президиум АН СССР вынужден был высказывать «свое» мнение по ряду вопросов. В результате Вавилову приходилось так и ли иначе участвовать в подавлении некоторых крупных ученых, чья научная деятельность и человеческие качества вызывали у Сергея Ивановича уважение.

    Так, например, в августе 1946 года Совмин снял академика П.Л.Капицу с должности директора Института физических проблем АН СССР. В сентябре того же года Президиум АН СССР, заслушав сообщение президента Академии С.И.Вавилова о руководстве Института физических проблем АН СССР, негативно оценил научные исследования, проводимые в этом институте под руководством П.Л.Капицы. Конечно, Вавилов старался по возможности смягчать административное давление на ученых, он лавировал между политикой и наукой, между необходимостью следовать установкам, которые давала ему власть, и личным отношением к коллегам. В августе 1950 года Сергей Иванович от имени Академии наук направил в Совет Министров письмо, в котором просил пересмотреть решение правительства от 17 августа 1946 года (№ 1815-782).

    В годы, когда С.И.Вавилов был президентом АН СССР, ему приходилось принимать участие в таких идеологических акциях, как «философская дискуссия» (1947), августовская сессия ВАСХНИЛ (1948), борьба с «космополитизмом» (1949), дискуссия по вопросам языкознания (1950), «павловская сессия» (1950).

    Особую боль С.И.Вавилову причинила трагическая судьба научного наследия его брата Николая Ивановича Вавилова — судьба генетики, за которую брат поплатился жизнью. 30 мая 1946 г. на заседании Президиума АН СССР под председательством С.И.Вавилова обсуждался вопрос «О структуре Отделения биологических наук». С докладом выступил член-корреспондент АН СССР А.И.Опарин. В обсуждении участвовали академики С.И.Вавилов, В.П.Волгин, Н.Д.Зелинский, Т.Д.Лысенко, В.Н.Сукачев, член-корреспондент X.С.Коштоянц. Было принято решение о создании отдельного Института цитогенетики помимо существующего Института генетики, руководимого Лысенко, но «наверху» это решение не утвердили.

    Наступил август 1948 года. На сессии ВАСХНИЛ начался погром генетики и преследование ее представителей. Доклад Лысенко «О положении в биологической науке» был поддержан властью. С.И.Вавилов получил руководящее указание рассмотреть итоги августовской сессии ВАСХНИЛ на заседании Президиума АН СССР. Под давлением властей Сергей Иванович написал свое выступление на заседании Президиума 26 августа 1948 г., в котором говорилось, что Президиумом, Биологическим отделением и лично им как президентом была допущена большая ошибка, которая была связана с тем, что в академических институтах сознательно допускалось существование двух идеологий, передовой мичуринской, действительно материалистической, развиваемой ак. Лысенко и его учениками, и другой, заимствованной за рубежом, вейсманно-моргановской... Доклад академика-секретаря Биологического отделения академика Л.А.Орбели на нашем обсуждении всеми выступающими был признан неудовлетворительным... Поэтому я считаю, что правильно будет освободить Л.А.Орбели от обязанностей академика-секретаря отделения биологических наук. Временно же (до избрания Общим собранием) обязанности академика-секретаря возложить на А.И.Опарина. Необходимо также ввести в руководство Отделением, в бюро Отделения академика Т.Д.Лысенко. Я полагаю, что Президиум подтвердит мое предварительное распоряжение освободить ак. И.И.Шмальгаузена от обязанностей директора Института эволюционной морфологии им.Северцова. Из обсуждений, имевших место на Президиуме, с ясностью следует, что нужно упразднить в Институте гистологии, цитологии и эмбриологии лаборатории, работавшие в направлении формальной генетики.

    В заключительном слове С.И.Вавилов сказал: «Тяжело сознавать свои большие ошибки. Но в самокритике не наша слабость, а наша сила... Мы должны на всех участках научного исследования построить науку свою, советскую, со своей идеологией, проникающей ее вглубь и вширь, науку, достойную наших великих учителей Ленина и Сталина». Иными словами, Вавилову пришлось поступиться принципами. Но в защиту великого ученого надо сказать, что в то жестокое время обвинения против генетиков принимались за истину и опровержение этой «истины» означало открытую борьбу с всесильным в то время Лысенко, которого поддерживал Сталин.

    «Теперь часто говорят, что Сталин никогда ничего не прощал, — пишет академик И.М.Франк. — Если бы назначенный им президент выступил против Лысенко, т.е. по существу против воли самого Сталина, то это, вероятно, было бы расценено как вражеская вылазка, причем не только Вавилова, но всех ученых, которых он представлял. Страшно подумать, какой удар мог быть тогда нанесен науке». С.И.Вавилов это отлично понимал и смирялся с неизбежным.


    Досье подготовил Дионис Каптарь
    KM.RU


    Добавить комментарий к статье




    Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2017
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru