Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • Информация о Германии
  • Кровавое озеро близ Гастингса
  • Джон Пьерпонт Морган. Человек, укротивший Дикий Запад

  • Император Морган
  • Американские бизнесмены
  • Известные американцы


  • Финансовые воротилы


    В те годы, когда Джон Пьерпонт Морган был жив, он, как утверждали его современники, буквально не мог пересечь улицу без последствий для курса биржевых акций. Именно этот человек сделал Нью-Йорк мировой финансовой столицей. В день его смерти американские флаги на Уолл-стрит, где расположены ведущие банки США, были приспущены: крупнейший фондовый рынок мира скорбел о своем великом покровителе.

    Декабрьским утром 1912 года в здании на Капитолийском холме в Вашингтоне, в зале, где шли приготовления к слушаниям cенатской комиссии, с утра царило необычное оживление. Слушания призваны были разъяснить ту непомерную роль, которую стали играть в Америке инвестиционные банки, и главным свидетелем по делу должен был выступать легендарный Джон Пьерпонт Морган, или, как его называли в Америке, Джей Пи Морган — глава крупнейшего инвестиционного банка США. В это время ему было 74 года. Когда Морган вошел, огромный, битком набитый зал затих как по команде. Клерки замерли с бумагами в руках, охрана взяла на караул, члены комиссии перестали переговариваться друг с другом, и те, кому не досталось стульев, машинально опустились на пол. Председатель сенатской комиссии начал с того, что спросил, не является ли Морган крупным вкладчиком в других банках. «О, нет, — ответил Морган совершенно серьезно, — не больше чем по миллиону долларов». Зал дрогнул от хохота. Морган сначала удивленно поднял на публику глаза, но через секунду с подкупающей искренностью рассмеялся сам.


    Потомок пирата


    Джон Пьерпонт Морган и Джон Дэвидсон Рокфеллер были в жизни едва ли не полными противоположностями. Если Рокфеллер вынужден был начинать с нуля и даже не смог окончить школу, то отец Моргана был довольно состоятельным оптовым торговцем, давшим своему сыну блестящее европейское образование (привилегированная частная школа в Швейцарии и знаменитый Геттингенский университет). Юный Пьерпонт в юности изучил французский язык с одной целью — заказать в Париже шикарные ботинки, стоившие $900, что было слишком даже для выходца из богатой семьи.

    Если предками Рокфеллера были набожные гугеноты и баптисты, то Джон Пьерпонт Морган был прямым потомком легендарного пирата Генри Моргана, захватывавшего не только корабли, но и прибрежные города. Достаточно сказать, что в его флотилии было 37 судов и 1200 головорезов. Впрочем, английские власти его все же схватили, после чего королева предоставила Генри Моргану чин офицера и должность вице-губернатора Ямайки. Он оправдал ее доверие, железной рукой покончив с пиратством.

    Понятно, что Джон Пьерпонт Морган, подобно Уинстону Черчиллю (потомку знаменитого пирата Френсиса Дрейка), не выпускал изо рта сигару, был не прочь выпить, не обращая внимания на религиозные запреты. Для Рокфеллера это было, конечно, совершенно недопустимо. Даже внешне они не походили друг на друга — высокий сухопарый Рокфеллер и не менее высокий, но к старости погрузневший Морган ничем не напоминали друг друга. И их личная жизнь сложилась совершенно по-разному. Морган в юности пережил личную трагедию, которая совершенно его изменила. Весной 1860 года состоялась помолвка Пьерпонта с красавицей Амелией Стерджес. Свадьба была назначена на осень следующего года. Морган уже купил обручальные кольца, но зимой у Амелии обнаружили туберкулез. Тем не менее по настоянию Моргана свадьба состоялась. Он на руках вынес свою невесту в гостиную, где и произошла церемония, после чего увез Амелию в Европу, не отходил от нее ни на шаг, консультировался у лучших специалистов. Однако зимой 1862 года она умерла у него на руках. Из жизнерадостного светского щеголя Морган разом превратился в молчаливого, углубленного в себя человека. Через два года он женился во второй раз на Френсис Тресси — красивой девушке, которую встретил в церкви, но так и не смог забыть первую любовь.

    И все же сближало Моргана и Рокфеллера гораздо больше, чем разъединяло. Они были сверстниками — Морган родился лишь на два года раньше (17 апреля 1937 года). Современники отмечали у каждого из них редкую проницательность и завораживающий взгляд. Один из английских партнеров Моргана однажды заметил, что взглянуть тому в глаза — это все равно что посмотреть на огни приближающегося курьерского поезда. Оба обладали незаурядными способностями, неукротимой волей и бесстрашием. Они очень ценили друг друга и даже вели переписку, хотя над рабочим столом Моргана висело древнее изречение: «Думай много, говори мало и ничего не пиши».


    Не активы, но кадры


    Объединяло их еще и то, что теорию «свободного предпринимательства» оба считали несостоятельной. В конце XIX века совершенно свободная и неуправляемая экономика США переживала бесконечные кризисы. Морган и Рокфеллер сходились на том, что необходимо создавать мощные объединения, которые способны противостоять стихии рынка. Но если Рокфеллер создал лишь нефтяную мега-компанию «Стандарт Ойл», то Морган осуществил этот план в нескольких стратегических отраслях промышленности. Именно он, используя свой метод «слияний и поглощений», преобразовал несколько компаний в единую — General Electric, занявшую доминирующее положение в производстве электрического оборудования в США. В 1901 году он создал огромную сталеплавильную компанию US Steel — первую в мире корпорацию стоимостью $1 млрд. В следующем году Морган объединил несколько компаний, производящих сельхозоборудование, в мощную компанию International Harvester. Тогда же он организовал объединение важнейших трансатлантических пароходных линий.

    Начинал же Морган свою карьеру в 1857 году всего лишь младшим бухгалтером нью-йоркского представительства лондонской фирмы George Peabody & Со (где работал его отец). Но долго штаны просиживать не стал, а отважно отправился на знакомый всем нам по вестернам Дикий Запад, который ему суждено было укротить. Вскоре многие почувствовали его жесткую хватку и склонность к риску. Будучи в деловой поездке в одном из портов, Морган познакомился с капитаном судна, доставившего груз кофе. Капитан был готов продать товар по любой цене. Морган на свой страх и риск купил кофе — и на следующий же день реализовал с большой прибылью. Руководство его фирмы высказало возмущение по поводу несогласованных действий, на что юный Пьерпонт лишь пожал плечами — он был совершенно уверен в своей правоте. Вскоре Морган создал небольшую фирму, которая занялась операциями по привлечению инвестиций в строительство огромной сети железных дорог на западе страны. Задача была не из легких. Серьезные инвесторы из Европы не хотели рисковать, вкладывая деньги в строительство коммуникаций и освоение месторождений на Диком Западе, совершенно точно зная, что эти средства будут разворованы. Требовался человек, который бы гарантировал сохранность и эффективность использования капиталов. Этим человеком оказался Джон Пьерпонт Морган. Его подход к делу и сейчас является образцом того, как следует осуществлять большие проекты. Он не ограничивался тем, что находил деньги. Непременным условием предоставления кредитов было включение его, Моргана, в состав совета директоров железнодорожных компаний. После этого он производил полную реорганизацию компаний, обращая особое внимание на подбор кадров. «Люди, а не активы, — считал Морган, — должны быть основанием для инвестиций». Кроме того, он ликвидировал мелкие компании, считая их нежизнеспособными. В 1886 году Морган реорганизовал две самые важные железные дороги (Нью-йоркскую и Пенсильванскую), а после финансовой паники 1893 года расширил свое влияние на линии, расположенные на американском Юге. К 1902 году Морган и его доверенные сотрудники контролировали уже около 8 тыс. км железных дорог США.

    Во времена депрессии 1893 года Морган сформировал синдикат, который пополнил исчерпанный золотой резерв правительства США на сумму $62 млрд. И в последующие годы он неоднократно поддерживал банковскую систему страны. (Федеральная резервная система США была создана лишь после его смерти.) В 1907 году, когда в США разразился очередной финансовый кризис, Морган сказал историческую фразу: «Передайте им, что денег хватит на всех». Этого оказалось достаточно для того, чтобы фондовый рынок успокоился.


    «Он даже не был богат…»


    К концу жизни авторитет Моргана был непререкаем. Совещания, в которых он участвовал, проходили своеобразно. Пока шло обсуждение, Морган, сидя в соседней комнате с неизменной большой черной сигарой, в суровом молчании раскладывал пасьянс. Когда участники совещания приходили к какому-то решению, он входил, выслушивал заключение и обычно говорил только «да» или «нет». Продолжать дальнейшее обсуждение никому и в голову не приходило. Морган, безусловно, обладал даром предвидения. Однажды за несколько дней до очередного биржевого кризиса он удивительным образом избавился практически от всех своих акций. Его, разумеется, заподозрили в использовании инсайдерской информации и манипулировании рынком. Банкир невозмутимо объяснил: спасти капиталы от кризиса ему помог чистильщик обуви. Орудуя щетками, тот поинтересовался перспективами роста акций железнодорожной компании, которые купил. Финансист счел, что, когда на рынок приходит чистильщик обуви, профессионалам на нем делать нечего.

    В начале XX века президентом США стал горячий защитник чистильщиков обуви, мелкого бизнеса и свободной конкуренции Теодор Рузвельт. Морган по поводу этого президента однажды глубокомысленно сказал: «У человеческих поступков всегда есть две причины: одна благородная, другая — истинная». В американских газетах началась оживленная травля Моргана и Рокфеллера — на многочисленных карикатурах они изображались в качестве небожителей, на которых молится и которых кормит весь американский народ. Журналисты с возмущением приводили данные о том, что банк Моргана контролирует 70% сталелитейной промышленности и 60% железных дорог в Америке, а сам магнат занимает свыше трехсот постов в советах директоров. Во время встречи с Рузвельтом в Белом доме Морган предложил: «Мистер президент, если вы чем-то недовольны, пришлите своих людей ко мне, и мы поправим дело». «Я не хочу поправить ваше дело, — отрезал Рузвельт, — я хочу его остановить». Конечно, остановить деятельность корпораций Моргана, представлявших собой фундамент государства, было невозможно. Но травля в прессе еще более усилилась. Узнав, что Рузвельт едет в Африку на охоту, Морган не преминул заявить: «Прекрасно, надеюсь, первый же лев исполнит свой долг».

    Дело кончилось тем, что в 1911 году верховный суд обязал разделить «Стандарт Ойл» Рокфеллера, а год спустя конгресс США официально признал Джона Пьерпонта Моргана «денежным олигархом», так как его империя контролировала значительную часть банков, корпораций, железных дорог, страховых компаний и фондовых рынков США. После этого у Моргана началась глубокая депрессия. Он считал, и не без оснований, что его руководство финансами страны заслуживало, по крайней мере, одобрения. За 50 лет его банк помог трансформировать США из экономически отсталой страны в самую мощную индустриальную державу. И сделать Нью-Йорк финансовой столицей мира. Но страна отвернулась от него. Вскоре он умер, не дожив до тех времен, когда его финансово-промышленная империя была разделена на части.

    В канун его смерти в одной из американских газет была опубликована очередная карикатура, на которой Морган был изображен стучащимся в двери рая. Но двери не открылись. Привратник заявил: «У тебя больше денег, чем у самого Господа Бога. Таких не пускаем». Но оказалось, что личное состояние Моргана не превышало $80 млн. Рокфеллер, узнав об этом, был потрясен: «Подумать только, он даже не был богат…» И дело, конечно, не в размере состояния. $80 млн. для того времени — это были очень большие деньги. Но Рокфеллер прекрасно знал, что Морган оперировал сотнями миллиардов, и был поражен тем, что из этих колоссальных денег тот ничего себе не позаимствовал. Тем более что состояние Моргана было рассчитано с учетом его коллекции произведений искусства, которую он подарил Метрополитен-музею в Нью-Йорке. Морган, в отличие от Рокфеллера, был совершенно равнодушен к деньгам, воспринимая их лишь как инструмент, с помощью которого можно прокладывать дороги, строить заводы и верфи, обустраивать этот мир. Может быть, потому, что никогда не испытывал нужды в деньгах. Большие средства в течение всей жизни он жертвовал музеям, соборам и больницам. За многие годы он собрал огромную библиотеку, выстроил для нее здание в Нью-Йорке («Библиотека Пьерпонта Моргана») и также пожертвовал ее городу.


    МИХАИЛ ВОЛОДИН
    Первая крымская N 128, 9 ИЮНЯ/15 ИЮНЯ 2006


    Добавить комментарий к статье



  • Император Морган
  • Американские бизнесмены
  • Известные американцы



  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru