Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • Центральная Швейцария: калейдоскоп впечатлений
  • Древние пирамиды: легенды и мифы
  • Шарль де Голль. Потомок рыцарей

  • Биография де Голля
  • Афоризмы де Голля
  • Генерал де Голль - последний великий француз
  • "Да - реформам, нет - хаосу"
  • Гений поражения
  • Президенты Франции
  • Биографии политических деятелей
  • Биографии военных
  • Знаменитые люди по имени Шарль
  • Биографии президентов




  • Георгий МИХАЙЛЕЦ
    Корпоративный менеджмент

    Французские садовые розы знамениты на весь белый свет не меньше, чем коньяк или мода этой страны. Каждая из роз по-своему неповторима и по праву носит собственное имя. Французы говорят, что гораздо легче дать имя звезде, чем розе, поэтому прекрасные цветы называют в честь олимпийских богов, героев прошлых веков, великих актеров, прославленных писателей, талантливых живописцев, гениальных ученых... И лишь одна из них носит имя политического деятеля нашей эпохи — Шарля де Голля. Эта роза бледно-фиолетового цвета так же удивительна, как и сама личность генерала.

    Шарль Андре Жозеф Мари, второй сын Анри и Жанны де Голль, появился на свет в Лилле 22 ноября 1890 года. Мальчик родился в дворянской семье, принадлежащей к старинному аристократическому роду. Один из предков, Ришар де Голль, живший в Нормандии в XV веке, был преданным рыцарем Жанны Д’Арк.

    Отец Шарля преподавал литературу в колледже иезуитов и являлся убежденным роялистом. Слова «республика», «народовластие» и «Марсельеза» он воспринимал как ругательства, а 14 июля, День независимости Франции, считал днем национального траура. Он настолько кичился своей голубой кровью, что с раннего детства воспитывал в детях сословное высокомерие и почитание рода де Голлей.

    Мать Шарля была очень набожна и сыновьям Ксавье, Шарлю, Жаку, Пьеру и дочери Луизе старалась привить правила христианской морали, но она тоже считала, что ее дети выделяются среди сверстников благородным происхождением, и с раннего детства убеждала их в том, что им предначертано великое будущее.

    Такое воспитание не могло не сказаться на отпрысках де Голлей. Причем особым высокомерием, снобизмом и уверенностью в собственной избранности, по свидетельству очевидцев отличался именно Шарль. Он много читал, отдавая предпочтение произведениям Дюма, Жюля Верна, Киплинга и Дефо, но его настольной книгой была «Сирано де Бержерак» Эдмона Ростана. Уже позднее де Голль признавался, что знаменитый дуэлянт, поэт и философ Сирано стал его кумиром на всю жизнь. Наш герой даже гордился своим длинноватым носом, видя в этом сходство с ним.

    Шарль учился в колледже, где преподавал де Голль-старший. Закончив учебу, он твердо решил стать офицером.


    ПЕРВЫЙ ВО ВСЕМ


    В 1909 году Шарль де Голль поступил в престижное военное училище Сен-Сир — то же самое, в котором в свое время учился Наполеон Бонапарт. По существующим в те годы правилам будущий курсант был обязан вначале пройти годичную армейскую службу простым солдатом. «Принц голубых кровей» Шарль де Голль начал военную карьеру рядовым аррасского

    33-го пехотного полка, и надо отметить, с честью выдержал это нелегкое испытание. Возвратясь в Сен-Сир, Шарль стал образцово-показательным курсантом. Он блестяще учился и много времени уделял спорту, занимаясь стрельбой, фехтованием, гимнастикой и верховой ездой.

    На построении де Голль всегда стоял первым, что, впрочем, при его почти двухметровом росте ни у кого не вызывало возражений. Но при этом однокурсники шутили, что Шарль стоял бы первым, даже если бы был карликом, настолько непомерными представлялись окружающим его амбиции. Говорят, когда однажды в училище появился новый курсант, одного роста с де Голлем, у них даже произошла серьезная стычка по поводу того, кому стоять первым. Оппонент оказался сильнее физически, но Шарль де Голль так уверовал в свое превосходство, что новичок вскоре уступил.

    Среди курсантов было принято давать друг другу хлесткие клички, и по прозвищам де Голля сразу понятно, что мнения о нем однокурсников полярно разделились. Доброжелатели называли его Два Метра и Большой Шарль за очень высокий рост или Сирано — за любовь к этому персонажу и длинный нос, а вот от недругов он получил обидные прозвища Павлин, Петух и Задери Нос — за свое нескрываемое высокомерие.

    В октябре 1912 года де Голль вышел из училища в чине младшего лейтенанта. Училище он окончил тринадцатым по успеваемости — прекрасный результат для выпуска почти в 300 человек. Затем Шарль снова попал в

    33-й полк, которым командовал полковник Анри Филипп Петен — будущий высокий покровитель и близкий друг Шарля, крестный отец его детей и, как это ни парадоксально, будущий злейший враг де Голля и руководитель профашистского правительства Франции.


    ЖИВОГО НАГРАДИЛИ ПОСМЕРТНО


    В августе 1914 года наш герой стал лейтенантом. В одном из своих первых боев с немцами он был ранен в ногу, но, получив первую помощь, тут же сбежал из госпиталя в полк.

    Однако, несмотря на такое рвение, его военная карьера продвигалась очень медленно. Дело в том, что Шарль позволял себе критиковать приказы старших по званию. Впрочем, критиковать было за что.

    Французская армия в начале Первой мировой войны исповедовала принцип наступления любой ценой, атаки до победного конца, и это часто приводило к печальным последствиям. Позорно провалив несколько наступлений и понеся множество ничем не оправданных потерь, военное руководство сменило тактику на прямо противоположную и начало вести чисто оборонительную, окопную войну, что тоже не приносило позитивных результатов.

    Де Голля называли выскочкой, и очередное звание капитана он получил лишь в 1916 году — с большим трудом и намного позднее, чем его однокашники. Но мужество и отчаянная храбрость молодого офицера не могли не быть отмечены, и в итоге капитану де Голлю доверили роту.

    Зимой 1916 года Шарля снова ранили во время сражения, и на этот раз тяжело. Свои сочли офицера погибшим и оставили на поле боя, где его подобрал кайзеровский патруль. Так, в бессознательном состоянии, он попал в плен, который длился почти три года. Позднее де Голль узнал, что за это время правительство наградило его орденом Почетного легиона — посмертно.

    Разумеется, жизнь в заключении не была особенно радостной, но во время Первой мировой еще соблюдали военный кодекс чести и относились к военнопленным соответственно. Хотя свобода перемещения ограничивалась, пленные имели право учиться, получать новую профессию, общаться друг с другом, читать книги. В плену де Голль познакомился с поручиком Михаилом Тухачевским — будущим советским маршалом, они даже обучали друг друга своим родным языкам. Шарль пять раз пытался бежать, но каждый раз его ловили и возвращали в лагерь...

    После освобождения из плена и без того медленная карьера де Голля вовсе остановилась. Слишком прямолинейный для того, чтобы выпрашивать звания или добиваться их интригами, он предпочел завербоваться в 1919 году военным инструктором в Польшу, где обучал рядовых и младших офицеров. Де Голль сыграл большую роль в разгроме польскими войсками в 1920 году 1-й Конной армии Семена Буденного, за это ему было присвоено звание майора польской армии и вручен орден Святого Венцлава.


    НАКАНУНЕ НОВОЙ ВОЙНЫ


    После ряда побед польской армии де Голль вернулся во Францию, где вскоре женился на Ивонне Вандру. Вообще, Шарль был весьма чувствителен к женским чарам — до брака у него насчитывалось немало романов. Женившись, он стал преданным семьянином. ...В прекрасный весенний день Шарль и Ивонна, молодые и счастливые, стояли рука об руку в церкви. Невеста происходила из рода папы Юлия III, занявшего престол Святого Петра в 1550 году и кардинально реформировавшего Римско-католическую церковь, и священник города Кале, венчавший их 7 апреля 1921 года, так разволновался, что вел службу прерывающимся голосом и постоянно забывал канонические тексты. Так начинался союз двух аристократов по происхождению и духу.

    Де Голля в связи с этой женитьбой часто воспринимали как расчетливого человека, многие считали, что его брак основан на сугубо рациональном подходе. Но сохранились письма Шарля матери, где он рассказывает о своей невесте: «Я люблю ее. Я купаюсь в ее любви. Ради нее я готов на все». Про ответные чувства Ивонны и говорить нечего. Буквально после нескольких свиданий она твердо сказала родителям: он или никто.

    Шарль и Ивонна прожили вместе долгую жизнь, которая оказалась вовсе не безоблачной. Их средняя дочь Анна, появившаяся на свет 1 января 1928 года, родилась с синдромом Дауна. Уже занимая очень высокие посты, де Голль часто прерывал ради дочери важные встречи. Чтобы проведать Анну, он мог уехать с серьезнейших военных маневров. Он обожал свою девочку и все время сочинял для нее смешные стишки и веселые песенки. Анна умерла в 1948 году, и безутешный отец сказал: «Без нее я не смог бы сделать то, что я сделал. Она придавала мне смелость». Шарль де Голль вообще был прекрасным отцом. К своим трем детям он проявлял терпение, нежность и доброту. Один из его близких друзей даже сказал ему: «Шарль, общаясь с людьми, представляй себе, что ты общаешься со своими непослушными и капризничающими детьми, — тогда у тебя все враги исчезнут».


    «КОРОЛЬ В ИЗГНАНИИ»


    Женившись, де Голль устроился на должность ассистента профессора на кафедре военной истории родного Сен-Сира. Именно там он произнес ставшие впоследствии знаменитыми слова: «Историческая фатальность существует только для трусов».

    Но его преподавательская деятельность длилась недолго. Подобная работа тяготила боевого офицера, поэтому он добровольно покинул Сен-Сир и поступил в Высшую военную школу, которая готовит высший командный состав французской армии. Учеба, как всегда, давалась легко, но возникли другие проблемы. Личный военный опыт убеждал его, что принципы преподавания, принятые здесь, давным-давно устарели. Шарль постоянно спорил с преподавателями и в итоге нажил среди руководства школы столько недоброжелателей, что перед выпуском ему была дана такая характеристика: «Его бесспорные высокие качества снижаются чрезмерной самоуверенностью, нетерпимостью к чужому мнению и позой короля в изгнании».

    В результате де Голль получил отвратительное распределение: в рейнскую оккупационную армию. Он понимал, что попал в совершенно бесперспективное место, но это ничуть не уменьшило ни его самомнения, ни его амбиций.


    ВОЕННЫЙ - РЕВОЛЮЦИОНЕР


    В 1924 году Шарль де Голль издал свою первую книгу — «Раздор в стане врага», в которой проанализировал причины поражения Германии. В этой работе Шарль одним из первых подметил угрозу, исходящую от набирающих силу и наращивающих военный потенциал Германии и Советского Союза. Но влиять на политику Франции он еще не мог, а правительство его страны явно недооценивало опасность как германского реваншизма, достигшего затем апогея с приходом к власти Гитлера, так и коммунизма.

    Французский Генштаб упорно следовал окопной доктрине и, вместо того чтобы технически модернизировать армию, занимался укреплением оборонительных рубежей. Именно в это время, в 1929 году, начато строительство печально знаменитой линии Мажино. Де Голль продолжал протестовать единственно доступным ему способом — в своих книгах. В начале 30-х он издает «На острие шпаги» и «За профессиональную армию», где не просто критикует эту военную доктрину, а камня на камне не оставляет от нее беспощадными и убедительными аргументами. Его вывод однозначен: при современном развитии военной техники неприступной обороны не существует, и сосредоточение всех сил и ресурсов на защите неминуемо приведет страну в тупик.

    Как и прежде, Шарль де Голль, что называется, плыл против течения, спорил со старшими по званию и, видимо, именно поэтому звание полковника получил только в 1938 году, на пороге 50-летия. Тогда же он назначается командиром танкового полка в Меце. Здесь сослуживцы дают ему новое прозвище — Полковник Мотор.


    УЧИТЕЛЬ ГИТЛЕРА


    Накануне Второй мировой войны де Голль обратился к военному руководству страны с настоятельным требованием начать немедленные действия, предотвращающие захват Франции. Он считал необходимым создать крупные танковые соединения, всерьез заняться артиллерией и прекратить мыслить допотопными категориями, но его призыв не был услышан.

    В 1940 году полностью сбылись самые мрачные прогнозы. Как будто следуя сценарию де Голля, Германия мгновенно сломала оборону Франции. Именно в этот момент Гитлер написал, что многое в понимании военной тактики почерпнуто им из книг де Голля. Линия Мажино вообще никакой роли в защите страны не сыграла: немцы попросту обошли ее.

    Слишком поздно к Шарлю де Голлю начали прислушиваться. Слишком поздно сделали его генералом, командиром танковой дивизии, а затем заместителем министра обороны. Франция капитулировала, и 22 июня маршал Петен подписал Компьенское перемирие. По военной субординации де Голль продолжал оставаться в подчинении Петена, но, в отличие от правительства страны, он не признал поражения.

    В отлаженной армейской системе Франции произошел небывалый сбой: генерал не подчинился маршалу. Шарль де Голль в одиночку продолжил войну против Германии. Он смог улететь из практически полностью захваченной Франции в Лондон, откуда 18 июня, за несколько дней до капитуляции, обратился по радио Би-би-си к своему народу. Он сказал: «Проиграна битва, но не война».

    На одном из последних пароходов в Лондон прибыла Ивонна с детьми. А вот мать Шарля осталась во Франции. Ее дни были уже сочтены, но она все же успела услышать призыв сына: «Победа будет за нами!» — и сказать: «Я горжусь им. Я всегда гордилась им». Жанну де Голль хоронили под чужим именем, потому что профашистские власти запретили даже упоминать фамилию мятежного генерала, но вся Франция знала, кого хоронят. Даже жандармы выстроились почетным караулом у гроба женщины, давшей жизнь человеку, на которого надеялась вся страна.


    ДРУГ СТАЛИНА


    Лояльное Гитлеру правительство Франции приговорило де Голля к смертной казни с конфискацией имущества, но его было не запугать и не остановить. Именно тогда закончилась карьера офицера и началась карьера политика. Под командованием де Голля находилось два французских батальона, эвакуированных из Норвегии, и три небольших военных корабля. Свое патриотическое движение они называли «Свободная Франция», их девизом являлись слова «Честь и Родина», а эмблемой — старинный лотарингский крест.

    Поначалу из всех лидеров государств антигитлеровской коалиции де Голля поддержал только Сталин. Черчилль относился к французскому генералу с недоверием, а Рузвельт просто не выносил его и называл капризной примадонной. Президент США так говорил о де Голле: «Может, он и честный человек, но одержим манией мессианского комплекса».

    Шарль и Ивонна снимали крошечную квартирку около Гайд-парка. Все хуже чувствовала себя средняя дочь. Не было денег. Самолюбивый Шарль скорее бы умер от голода, чем стал просить ради собственной семьи, но ради Франции он оказался готов даже на унижение. Как утверждают, он чуть ли не в ноги бросился Черчиллю, умоляя о финансовой помощи, после чего британский премьер распорядился открыть в июле в Английском банке специальный счет, названный «Генерал де Голль»; он существовал до 1943 года.

    Это было самое трудное время для де Голлей. Семья оказалась разъединена. Старший сын, 20-летний Филипп, служил на флоте. Ивонна с Анной, спасаясь от бомбардировок, уехали в деревню. Младшая дочь Элизабет жила в монастыре, где готовилась к поступлению в Оксфорд.

    Шарль де Голль несколько раз находился в глубоком психологическом кризисе. Его жена неоднократно писала близкой подруге, что Шарль пребывает в депрессии. Немаловажную роль здесь сыграли и присушие ему от природы надменность и высокомерие, лишавшие его друзей. Осенью 1940 года он очень тяжело перенес фиаско англо-французской эскадры у Дакара. Говорят, в тот момент он был близок к самоубийству. Де Голля также задевало, что его недооценивает Черчилль, — самолюбивому генералу хотелось, чтобы прогрессивное мировое сообщество воспринимало его не как одного из деятелей французской оппозиции, а как олицетворение Франции.

    Шарлю приходилось трудно, но он не сдавался. Он стал основателем и руководителем Французского комитета национального освобождения, созданного в Алжире летом 1943 года после высодки там англо-американских войск. Де Голль направил французских летчиков в советскую армию — в состав легендарной эскадрильи «Нормандия — Неман», а в 1944 году посетил нашу страну, побывал в Сталинграде, встретился с Иосифом Сталиным и заключил с СССР договор о союзе и взаимопомощи.

    В начале 1944-го года Шарль де Голль сделался главой временного правительства Франции и возглавил французское Сопротивление, оказавшее огромное содействие войскам союзников. Летом того же года началось изгнание из Франции оккупантов. 14 июня 1944 года на борту эсминца «Комбаттант» генерал прибыл на родину, а уже 25 августа он приехал в Военное министерство, расположенное в Париже на улице Сен-Доминик, сел за рабочий стол, посмотрел в окно на столь любимый им город и сказал своему давнему приятелю де Курселю: «Ну вот, круг и сделан».


    ДОМ, КОТОРЫЙ ВОССТАНОВИЛ ШАРЛЬ


    Имение де Голлей Буассери было полностью разграблено и разрушено немцами. Когда ошеломленная Ивонна спросила мужа: «Что же нам делать?» — он улыбнулся и ответил: «Надо просто восстанавливать свой дом».

    Он имел в виду не только собственное поместье, а всю Францию, что и сделал с успехом. Но в январе 1946 года де Голль ушел с поста главы Временного правительства, не согласившись с новой конституцией, утверждавшей в стране парламентскую республику, после чего занялся руководством созданной им партией «Объединение французского народа».

    Между тем в Алжире разгорелась война за независимость, что вызвало очередное недовольство правительством. На этой волне политические акции генерала резко пошли вверх. 1 июня его избирают премьер-министром, а уже 28 сентября французы провели национальный референдум, на котором одобрили новую конституцию, разработанную его партией. Страна по новой конституции становилась президентской республикой (с этого времени ведет свое начало так называемая Пятая республика). В 1959 году Шарль де Голль с триумфом был избран президентом Франции.

    В начале 1960 года де Голль встречался с Никитой Хрущевым. Послевоенные отношения с СССР он представлял как продолжение политики взаимопомощи и сотрудничества времен Второй мировой войны. Генерал поделился с советским лидером своей концепцией развития Европы. Французский президент считал, что Западная и Восточная Европа должны всячески сотрудничать, благодаря чему континент будет находиться в состоянии политического и экономического равновесия. Он хотел создать Большую Европу и видел в ней достойное место СССР. Однако концепция объединенной Европы — «от Атлантики до Урала» — вызвала резко негативную реакцию у Хрущева: он полагал, что таким образом французы выступают за разделение СССР на две половины, включив в «новую» Европу лишь западную часть страны.

    По указаниям возмущенного Никиты Сергеевича советские дипломаты передали французам не вполне дипломатичное предупреждение на этот счет. Де Голль прореагировал адекватно и, не споря со своим непредсказуемым и опасным оппонентом, никогда больше не изъявлял желания беседовать с советским лидером о Большой Европе. Москва успокоилась, и отношения между нашими странами снова потеплели.

    В начале 60-х годов была предоставлена независимость почти всем африканским колониям Франции, в том числе и Алжиру. Но еще долго после признания независимости этой территории на генерала велась настоящая охота со стороны непримиримых противников отделения Алжира. Рядом с ним взрывались бомбы и гранаты, в него летели пули снайперов, правда, к счастью, все многочисленные покушения оказались неудачными. Однако высокомерный и гордый президент шел вперед, не оглядываясь на такие «мелочи», как покушения.

    Де Голль умел принимать решения и не боялся ответственности. Именно он стал инициатором создания Францией собственного ядерного оружия, вывел французские войска из-под командования НАТО, дважды налагал вето на прием Великобритании в ЕЭС. Именно он, ненавидящий коммунистическую доктрину, сделал все от него зависящее, чтобы укрепить советско-французские связи. В тяжелейшей обстановке конфронтации между Востоком и Западом президент действовал как тонкий геополитик.

    Генерал соглашался с тезисом, предложенным еще Наполеоном: «Каждое государство проводит ту политику, которую ему диктует его география», но уважал и общечеловеческие принципы, в частности право любого народа на свободу и независимость. Шарль де Голль одним из первых начал взламывать лед «холодной войны».

    Восстанавливая отношения с Германией, президент Франции так провел переговоры с Конрадом Аденауэром, канцлером ФРГ, что тот сказал ему: «После встречи и разговора с вами я верю, что вы поможете немецкому народу вновь обрести свое достоинство». Надо сказать, что слова де Голля о возвращении чувства самоуважения немецкой нации являлись не просто ораторским приемом или красивой декларацией. На последующей встрече с Эйзенхауэром, Макмилланом и Аденауэром, предшествовавшей визиту в Париж Хрущева, именно Шарль де Голль убеждал англосаксов занять непримиримую позицию по Западному Берлину, который, по убеждению генерала, ни в коем случае нельзя было отдавать Советам.


    «МЫ, ГЕНЕРАЛ ДЕ ГОЛЛЬ...»


    Де Голль — очень цельный и вместе с тем очень противоречивый человек. Его власть была совершенно авторитарной и даже диктаторской, но для этого ему не пришлось прибегать к репрессиям и попранию гражданских свобод. Демократия парадоксальным образом укрепляла его авторитарную власть, а его безграничная власть в той же степени укрепляла демократию в стране.

    «Я — президент монархического типа или монарх президентского типа», — говорил он о себе. Свое первое послание к народу, еще во время войны, он начал так, как начинали французские короли: «Мы, генерал де Голль, обращаемся к Франции». Он создал удивительно прочную и стабильную систему, единственным недостатком которой был ее фундамент в лице одного человека.

    Его политическую деятельность оценивают по-разному, но Франции и всему миру очевидно, что генерал сыграл выдающуюся роль в истории XX века. После себя он оставил новую экономику, сильную республику, работающую конституцию, твердый франк, прогрессивные принципы внутренней и внешней политики, преданность и благодарность своего народа.

    Отличительной чертой его как политика было удивительное благородство, даже в ущерб собственным интересам. В 1965 году министр внутренних дел Роже Фрей положил на стол президента компромат на одного из его серьезных соперников по начавшимся выборам главы государства: фотографию сержанта Миттерана, пожимающего руку «нацистскому подпевале» маршалу Петену. Такой компромат мог уничтожить Франсуа Миттерана, однако де Голль сказал: «Мы не дадим этому хода. Нельзя ранить честолюбие человека, который однажды может стать президентом Франции». Генерал сам был честолюбив и никогда не отказывал ни своим друзьям, ни своим оппонентам в праве на честолюбие. Тогда, в декабре 1965 года, Миттеран собрал 45% голосов, чего, безусловно, не случилось бы, обнародуй де Голль снимок с Петеном. Но решение генерала — поступок настоящего мужчины, и он выиграл президентские выборы в честной борьбе.

    В 1969 году в связи с тем, что парламент отклонил его законопроект о реорганизации сената и новом территориально-административном устройстве страны генерал сложил с себя обязанности президента. «Французы, похоже, устали от меня — да и я от них, признаться, тоже», — пошутил он незадолго до своей отставки, но при этом его глаза не улыбались.

    9 ноября 1970 года у Шарля де Голля остановилось сердце. Траурные церемонии состоялись в столице, но по воле экс-президента его прах захоронен на сельском кладбище, в 300 км от Парижа. По завещанию на похоронах присутствовали лишь родные. У Шарля было немало врагов, но, когда он умер, новый президент Жорж Помпиду с горечью произнес: «Франция овдовела».

    Французы до сих пор сравнивают де Голля с Наполеоном, потому что ни один правитель не пользовался большей популярностью в народе, чем генерал. Генерал де Голль стал таким же символом Франции, как, скажем, Эйфелева башня. Может быть, именно поэтому один сорт французской розы вопреки традиции и был назван не в честь знаменитого актера, прославленного писателя, талантливого живописца или гениального ученого, а в честь политического деятеля середины XX века, совершившего великие подвиги и великие ошибки, но каждый миг своей жизни беззаветно любившего родину.


    05.02.2003


    Добавить комментарий к статье



  • Биография де Голля
  • Афоризмы де Голля
  • Генерал де Голль - последний великий француз
  • "Да - реформам, нет - хаосу"
  • Гений поражения
  • Президенты Франции
  • Биографии политических деятелей
  • Биографии военных
  • Знаменитые люди по имени Шарль
  • Биографии президентов



  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru