Кроссворд-кафе Кроссворд-кафе
Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Самое популярное

Интересно

Шопинг в Париже
5 самых живописных мест Таиланда

Ярослав Гашек. Последние дни пересмешника


Биография Гашека
Жизнь пересмешника
Пером и штыком
Похождения бравого писателя Гашека
Бравый солдат Ярослав Гашек
Киевская Швейковина Ярослава Гашека
Похождения бравого Ярослава Гашека
Биографии писателей
Чешские писатели
Тельцы (по знаку зодиака)

ОТЧЕГО УМЕР ГАШЕК?


Совсем не старый, вроде не очень болел и близко к сердцу старался ничего не принимать. И на жизнь ему хватало, особенно в последний год, когда пошли гонорары за "Швейка". Тем не менее умер. Почти один. Оставленный в предсмертный час всеми: друзьями-собутыльниками, товарищами по компартии, о членстве в которой он забыл сразу по возвращении домой, и всей расплодившейся после обретения независимости пишущей братией. Отчего же так? Намеки, разбросанные в нашей литературе, стали ясны только в Чехии.

Можно, конечно, упрекнуть окружение и вообще всех современников. Мол, проспали Гашека, хотя его романом уже зачитывалась вся страна, как обычно, лицом к лицу не разглядели, а главное, не поддержали и не спасли гения. Как у нас Есенина или Высоцкого. С другой стороны, если сам не хочешь спасаться, то кто ж это сделает за тебя?

Гашек был талантливый пересмешник, но он был легкомысленный и безалаберный человек. Легкомыслие его и погубило. В молодости пьянки-гулянки, ночные бдения в пивных, в последний год беззаботное отношение к ухудшившемуся здоровью. А в итоге писатель так и не дотянул до сорока и не дописал свое единственное большое произведение.

Чешская культурная элита сдержанно относится к Гашеку. Швейк, в глазах всего света представляющий чеха, для нее слишком примитивен. Но и она, элита, не может не признавать значения Гашека. Когда в последний год второго тысячелетия ведущим литературоведам страны был задан вопрос, кого можно назвать чешским писателем века, Ярослав Гашек прошел первым номером без конкуренции.


ОБЫЧНАЯ СЛАВЯНСКАЯ БОЛЕЗНЬ


Гашек умер в ночь на 3 января 1923 года в небольшом домике в крохотном городке Липнице. За ним присматривал врач, к которому писатель ранее избегал обращаться, плачущая русская жена Александра Львова и писарь Климент Штепанек, записывавший под диктовку "Швейка". Последние дни Гашек уже почти не вставал с постели, хотя до самого конца не верил в серьезность своей болезни.

Он доходил весь последний год: болезненно растолстел, быстро уставал, часто говорил о болях в желудке, у него распухли ноги, появились отеки. При этом он не хотел идти к врачу и отказаться от привычной ему тяжелой и острой пищи. По ночам он тайком пил огуречный рассол, а готовить себе приказывал любимое блюдо, представлявшее собой смесь мелко порезанных крутых яиц, сарделек и вареной картошки. Все это, называемое им "кошачий танец", запивалось еще несколькими кружками пива. Немудрено, что с такой диетой к моменту своей кончины писатель при самом среднем росте весил более ста килограммов.

Внутренние органы отказывали, а он все никак не хотел показаться доктору. Иногда говорил, что у него внутри рак, но при этом был свято убежден, что все обойдется, и строил планы на будущее лето. Не обошлось. Осматривавший тело умершего врач признал, что смерть наступила после пневмонии, повлекшей за собой паралич сердца.

Сердце и почки Гашек посадил в пивных. По чешским меркам он был выпивоха. Дело не доходило до крутых запоев и белой горячки, но зато это были регулярные и длительные возлияния. Рюмка, две, три, пять, все это перемежаемое пивом и продолжающимися за полночь разговорами, и так десять лет до войны и два года по возвращении домой (в революционной России, где Гашек провел пять лет, как это ни удивительно, он не пил). Было где и когда растерять здоровье.

Тяга к алкоголю была у него наследственной. Много пил его рано скончавшийся отец, крепко поддавал младший брат Богуслав. Гашек пробовал бороться с этим пристрастием: в 1911 году в связи с мнимым покушением на самоубийство он попал в дом умалишенных и настаивал, чтоб его задержали там подольше, чтобы он отвык от алкоголя. Не получилось, не отвык. Сдерживаться, повторяю, ему удавалось только во время пятилетнего пребывания в России, где он даже с тещей не выпил стопки водки. В Чехии же старые пристрастия ожили мгновенно и привели к быстрому концу.


РУССКАЯ ЖЕНА В ЧЕШСКОМ ИНТЕРЬЕРЕ


Прошедший лет сорок назад советско-чехословацкий фильм "Большая дорога" представлял Гашека в России озорным и улыбчивым, с поблескивающими глазами, а его обретенную там жену - задорной и стройной комсомолкой в кожанке. Фильм далек от реальности: меланхоличный Гашек не улыбается ни на одной из своих фотографий, а Шура всегда была полной, ширококостной и простоватой, без шарма. Безусловным фактом является то, что давно расставшийся с первой женой Ярмилой Майеровой, но так и не разведенный Гашек в 1920 году женился в Сибири повторно и привез русскую жену с собой. Она, несмотря на питейные увлечения и прочие завихрения писателя, оказалась спутницей его жизни терпеливой и верной.

При своей звучной фамилии (Гашек многократно представлял ее друзьям княжной, вырванной им из лап большевиков) Александра Гавриловна Львова была самого простого происхождения. Рожденная в крестьянской семье, она не имела образования и к моменту встречи с красным комиссаром Гашеком служила литографом в уфимской типографии. Знакомство переросло в сердечную дружбу, потом Шура выходила писателя, бывшего старше ее на 15 лет, во время болезни тифом и больше с ним не расставалась.

По приезде в Чехословакию она уже не работала, а в основном ходила с мужем по пивным, слушала непонятные ей разговоры и дожидалась минуты, когда можно будет отвести его домой. Естественно, она не принимала участия в литературных занятиях Гашека и не оказывала влияния на его работу. Шура была все-таки другого культурного уровня, нежели ее "Ярославчик", его духовная жизнь была ей чужда. Но она держала семью, устраивала быт писателя, как могла и как умела.

После смерти Гашека Шура осталась в Липнице, вначале без денег, а потом, став законной наследницей писателя, вполне обеспеченной продолжающимися изданиями "Швейка". Ей было только 25 лет, она вроде встречалась только с русскими подругами, но однажды на танцульках, подозревая ее в слишком вольном поведении, местные барышни подстерегли ее в туалете, вымазали дегтем и обсыпали перьями.

Шура продала дом и уехала из Липнице только в 1928 году. Она связала свою жизнь с врачом Заплатилом, к которому обращался еще Гашек и который доучивался позднее на ее деньги. Пока ей поступали отчисления от гашековских переизданий, новый муж, поменявший фамилию на Верный, относился к ней хорошо. Но в годы войны пришедшие немцы запретили издавать "Швейка", денег не стало, у Александры Гавриловны началось психическое расстройство, и Верный отселил жену из дома в садовую беседку. После войны Верный эмигрировал, оставив беспомощную Львову под присмотром частных, а потом государственных опекунов, которые присматривали за ней вплоть до ее кончины в 60-х годах...


Александр СИНЕНЬКИЙ. Прага.
Красноярский рабочий 10.01.2003


Добавить комментарий к статье




Биография Гашека
Жизнь пересмешника
Пером и штыком
Похождения бравого писателя Гашека
Бравый солдат Ярослав Гашек
Киевская Швейковина Ярослава Гашека
Похождения бравого Ярослава Гашека
Биографии писателей
Чешские писатели
Тельцы (по знаку зодиака)


Ссылка на эту страницу:

 ©Кроссворд-Кафе
2002-2018
Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru