Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • Рассказы о Лондоне
  • Бразильский карнавал - праздник жизни
  • Железные фантазии Владимира Шухова

  • Биография Шухова
  • Крыши без стропил Владимира Шухова
  • Первый инженер империи
  • Отзывы
  • Новости
  • Изобретатели
  • Знаменитые Владимиры
  • Биографии изобретателей


  • Добавить отзыв о человеке

    Сто пятьдесят лет назад родился Владимир Григорьевич Шухов — выдающийся российский ученый, конструктор, изобретатель. Один только перечень сделанного им за многие годы работы может занять несколько страниц. Гиперболические конструкции Шухова были, пожалуй, такими же зримыми провозвестниками нового времени, как мелодии Стравинского — музыкальными, а стихи Маяковского — словесными. И сегодня, через десятилетия после смерти своего автора, многие творения Шухова служат нам, поражая не только оригинальностью инженерной мысли, но и изяществом конструкции.


    Его называли русским Эдисоном и русским Леонардо. Пожалуй, второе — точнее. И даже не потому, что он был не просто изобретателем, а настоящим ученым. Главное, он был истинным человеком эпохи Возрождения. Круг его научных (и не только научных) интересов был необъятен. Пожалуй, только абстрактные исследования, не имеющие непосредственного прикладного значения «здесь и сегодня», не очень привлекали Шухова. И в этом он тоже был сродни титанам былых веков, стремившимся не просто познать мир, но и сделать его человечнее, более приспособленным для жизни и творчества. Зато он мог найти практическое использование тем областям знаний, которые другим казались совершенно отвлеченными и далекими от жизни.

    Родился Владимир Григорьевич в городе Грайворон Курской губернии (сегодня он относится к Белгородской области). Правда, звучное наименование города этот населенный пункт получил всего за пятнадцать лет до рождения мальчика. Впрочем, семья Шуховых недолго жила в своем имении, расположенном в этих краях. Вскоре она переехала в Харьков, а затем и в Петербург.

    Отец мальчика Григорий Петрович служил в Государственном банке и впоследствии сделал блестящую карьеру, закончив службу в Варшаве на посту управляющего Александрийско-Мариинского института. Он был эрудитом, блестящим собеседником, человеком широких взглядов. Не менее яркой личностью была и мать будущего ученого — Вера Капитоновна. Не удивительно, что мальчик рос разносторонне образованным, интересующимся всем на свете: от астрономии до фотографии, от биологии до музыки. Он прекрасно играл в шахматы и глубоко разбирался в истории, пытаясь предсказывать будущее на основании изучения былого опыта человечества. Что же касается точных наук: физики, математики, химии, — то его тяга к ним была заметна всем окружающим, и никого не удивило, что по окончании петербургской гимназии он выбрал для продолжения учебы Императорское Московское техническое училище (ИМТУ, нынешнее МВТУ). Об уровне преподавания в этом учебном заведении говорит то, что в нем работал Н.Е. Жуковский, будущий создатель аэродинамики.

    Первое изобретение Шухова относится к годам студенчества: он изобрел паровую форсунку для сжигания жидкого топлива, высоко оцененную Д.И. Менделеевым. Возможно, сухое название этого изобретения мало о чем скажет читателю, не очень глубоко знакомому с историей техники. Но вспомним, что это происходило в пору, когда основным топливом был уголь, а бензиновый двигатель еще вообще не был изобретен. Впрочем, и сам бензин считался отходом производства, так же, как и мазут: фактически из нефтепродуктов использовался только керосин, а смазочные масла только начинали находить себе применение. Поняв важность использования жидкого топлива, Шухов, как и во многих случаях в дальнейшем, абсолютно точно выбрал именно то направление развития техники, которое, как покажет время, окажется важнейшим и наиболее прогрессивным.

    По окончании училища подающему надежды молодому ученому было предложено остаться там в качестве преподавателя и, в перспективе, профессора. О том, сколь высоко ценилась эта должность, говорит о следующем: упомянутый выше Н.Е.Жуковский, не желая покидать Москву и расстаться с работой в ИМТУ, отказался баллотироваться в члены Санкт-Петербургской Академии наук.

    Не менее лестное приглашение получил Шухов из Петербурга от знаменитого математика Чебышева. Но молодой инженер предпочел иной путь. Как лучший выпускник училища, он получил право на годичную поездку в США — страну, уже тогда лидировавшую в области техники.

    В Америке Владимир жадно знакомился с техническими новинками в крупнейших промышленных центрах страны и, самое главное, на Всемирной выставке, которая проходила в Филадельфии.

    Но не только знакомством с современной техникой обогатился Шухов за океаном. Может быть, важнейшим приобретением для него стало знакомство с Александром Вениаминовичем Бари, к тому времени уже семь лет жившим в США. Это был интереснейший человек, соединивший в себе культуру русской инженерной мысли и американскую предприимчивость. Авторитет его среди американцев был настолько высок, что Бари избрли председателем Филадельфийского общества инженеров. Встретив соотечественников, Бари делал все, чтобы они не чувствовали себя чужаками. Особенно он сблизился с Шуховым. Молодые люди сразу понравились друг другу. Ученый и предприниматель — вот тандем, которому будет суждено стать истинным двигателем прогресса в двадцатом веке.

    По возвращении в Россию Шухов стал работать на Варшавской железной дороге в должности начальника чертежного бюро.

    Тем временем А.В. Бари вернулся в Россию (правда, сохранив американское гражданство) и основал здесь свою компанию. Получить в руки пусть небольшое, но конкретное дело было слишком соблазнительно для полного идеями молодого инженера, и вскоре двадцатипятилетний Шухов стал техническим директором и главным инженером фирмы Бари.

    Владимир Григорьевич собрал вокруг себя таких же энтузиастов, каким был сам. По воспоминаниям сотрудников, работа под его руководством превращалась в праздник. Шухов не заставлял работать, а вел за собой, заражая своей энергией и радостью от создания нового. Он рождал одну идею за другой, причем сначала — в самом общем виде. Затем делал самый приблизительный расчет, не прибегая ни к арифмометру, ни к логарифмической линейке, — на этом этапе было важно не «ловить блох», а понять, насколько плодотворна идея в принципе и осуществима ли она. Окончательные расчеты предстояли после — и тут тоже мало кто мог сравниться с ним в аккуратности и точности.

    Блестящее знание высшей математики, теоретической механики, гидродинамики и других научных основ техники помогало Шухову видеть проблему в целом, создавать не просто новые устройства, а устройства, основанные на новых принципах — разница колоссальная. При этом он не был зациклен на собственных «придумках», а старался «подбрасывать хворост» в пламя творческой фантазии коллег. Каждый рабочий день превращался в интеллектуальное пиршество.

    Знакомство партнера Бари Николая Сытенко с Людвигом Нобелем способствовало обращению нашего героя к вопросам, связанным с нефтью. Впрочем, как мы знаем, эта тема интересовала его еще со студенческих лет.

    Шухов переехал в Баку, где в конце девятнадцатого века происходила настоящая промышленная революция, связанная с началом широкого использования нефти, богатейшие запасы которой привлекали не только русских, но и иностранных бизнесменов, в том числе — братьев Нобель. При этом хранение и транспортировка нефти и нефтепродуктов находились почти на том же уровне, что и века назад, когда «горящая вода» вызывала мистический ужас у наших предков.

    Трудно поверить, сколь многое из того, что сегодня используется повсеместно, придумал один человек. Но факт остается фактом: Шухов ввел в практику использование клепаных железных резервуаров, предложил перекачивать нефть по трубам и построил первый в России трубопровод и первый в мире мазутопровод с подогревом, впервые осуществил факельное сжигание жидкого топлива с помощью им же изобретенной форсунки, наконец, построил первое в России нефтеналивное судно — танкер. Формулой Шухова, описывающей движение нефти по трубопроводам, до сих пор пользуются во всем мире.

    Нефть в то время перевозили от промыслов к заводам Черного города (пригорода Баку, само название которого говорит о состоянии экологии) на арбах в бурдюках и бочках. Ни много ни мало, десять тысяч возчиков было занято этим промыслом. Не удивительно, что у всех, кто им занимался, идея перекачки нефти по трубам вызвала ярость. Это привело к открытым диверсиям: разрушению строящегося трубопровода, поджогу складов и т.д. Но строительство все же было завершено и дало блестящие результаты. Вслед за Нобелем на транспортировку нефти по трубам стали переходить другие промышленники. Поток заказов не иссякал.

    Но, наверное, самое главное изобретение Шухова в области нефтяной промышленности — это процесс крекинга, позволяющий разделять нефть на фракции. Любопытно, что патент на крекинг-процесс получил только в 1912 году Бартон в США. Однако по прошествии еще нескольких лет, когда автомобилей в мире стало столько, что отчисления обладателю патента превратились в тяжелое бремя для их производителей и владельцев, а также нефтепромышленников, американцы вспомнили об истинном изобретателе. В Москву приехала специальная комиссия, которая достоверно установила, что Бартон отнюдь не был первопроходцем. Впрочем, этот приятный для патриотического честолюбия факт ничего не дал ни самому изобретателю, ни стране в материальном плане.

    Трудно найти такую область техники, в которую Шухов не внес бы значительного вклада. Так, для специалистов по теплотехнике он, в первую очередь, — создатель собственной теории парового котла и изобретатель «котла Шухова». И все же для широкой публики имя Шухова связано с оригинальными конструкциями башен и перекрытий. Им созданы дебаркадеры Киевского и Казанского вокзалов в Москве, сводчатые перекрытия ГУМа и ЦУМа, стеклянные перекрытия гостиницы «Метрополь» и Московского почтамта.

    В 1896 году в Нижнем Новгороде проходила XVI Всероссийская промышленная и художественная выставка. Шухов спроектировал и построил на территории выставки башню высотой сорок метров. Ажурная, словно невесомая, невиданной доселе гиперболической формы, она возносилась над всей территорией ярмарки. Сама выставка осталась в истории как крупнейший смотр достижений дореволюционной России, и символом ее стала эта башня.

    Вот пример того, как Шухову удавалось использовать самые, казалось бы, отвлеченные понятия. Ведь в самой идее не было ничего нового: любой начинающий математик знает, что гиперболоид вращения имеет в качестве образующей прямую. Но никому не приходило в голову попытаться создать реальную постройку, основанную на этом принципе. Куда надежней было использовать традиционные конструкции, как Эйфель в Париже. Чтобы решиться на то, что сделал Владимир Григорьевич, нужна была не только фантазия и смелость мысли, но и обычная человеческая смелость. Подкрепленная, разумеется, точным расчетом. Около 200 башен и 500 мостов построил Шухов в России и за границей.

    Разразилась Первая мировая война. Всю семью Шуховых захватила волна патриотизма: сыновья Владимира Григорьевича ушли на флот, жена и дочери работали в госпиталях. Сам он внес немалую лепту в развитие военной техники, среди прочего им было разработано 40 видов подводных мин.

    В отличие от войны с Германией Октябрьская революция не вызвала у ученого энтузиазма: вряд ли он мог радоваться арестам своих сотрудников (разумеется, никакого отношения к политике не имевших) и приемного сына. Да и сам Шухов был приговорен к расстрелу — правда, условному (была и такая мера воздействия на «шаткие» элементы). Однако, несмотря на многочисленные приглашения из-за границы, Шухов продолжал работать в России. И тут он получил самое заманчивое предложение в жизни — построить башню, которая должна была превзойти Эйфелеву по всем показателям.

    После революции, когда правительство переехало в Москву, обнаружилось, что существующие телеграфные линии и радиостанции не обеспечивают связи, необходимой для управления огромной страной, к тому же разрушенной Гражданской войной. Недолго думая, недалеко от Кремля, на Шаболовке воздвигли в 1919 году три гигантские деревянные антенны высотой 150 метров. Но в том же году одну из мачт сбил пролетавший самолет. И тогда вспомнили о Шухове, работавшем в Наркомате тяжелой промышленности, на который и было возложено строительство новой башни.

    С приливом энергии, который у него всегда вызывали сложнейшие задачи, Владимир Григорьевич взялся за работу. И вскоре был создан проект башни высотой 350 метров — против 305 эйфелевых. При этом башня была более чем втрое (!) легче своей парижской предшественницы: гиперболическая форма давала оптимальное распределение веса и колоссальную экономию материала. Проект вызвал восторг у специалистов и… указание уменьшить башню, так как и этот расход железа оказался непомерным.

    Скрепя сердце Шухов изменил проект, уменьшив высоту вдвое. Вес при этом уменьшился… почти в десять раз. Уникальным был не только сам проект, но и технология его реализации. В строительстве башни принимало участие всего 22 верхолаза, секции собирались на земле и — уже готовые — поднимались без использования лесов: их заменяли уже возведенные секции. Несмотря на аварию, произошедшую примерно на середине высоты башни, строительство было завершено в срок. В марте 1922 года позывные Шаболовской красавицы услышали радиослушатели России и за рубежом.

    Еще 17 лет прожил Владимир Григорьевич Шухов, отдаваясь работе. Среди наиболее ярких его достижений — не имеющее аналогов в мировой практике выпрямление наклонившегося минарета медресе Улугбека в Самарканде. В 1927 году он был избран членом-корреспондентом АН СССР, а в 1929 году — почетным академиком. Ему было присвоено звание Героя Труда (в 1932 году).

    Жизнь Владимира Григорьевича оборвалась трагически. От перевернувшейся свечи на нем загорелась одежда. Восьмидесятишестилетний ученый получил тяжелые ожоги и скончался. Он был похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище. Но настоящий памятник ему виден из отдаленных концов города — элегантная 150-метровая красавица, которую москвичи иначе и не называют, как Шуховская башня.


    Михаил Першин
    Журнал "Марка" 2003


    Добавить комментарий к статье


    Добавить отзыв о человеке    Смотреть предыдущие отзывы      


    Последние новости

    2014-12-08. Шуховскую башню на Оке признали памятником федерального значения
    Башня конструкции инженера Владимира Шухова в городе Дзержинске Нижегородской области отнесена к объектам культурного наследия федерального значения, сообщается на официальном сайте правительства.




  • Биография Шухова
  • Крыши без стропил Владимира Шухова
  • Первый инженер империи
  • Отзывы
  • Новости
  • Изобретатели
  • Знаменитые Владимиры
  • Биографии изобретателей



  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru