Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • Информация о Таиланде для путешественников
  • Настоящая Куба
  • Тонкий и Толстый. Афанасий Фет

  • Биография Фета
  • Список стихотворений Фета
  • Афоризмы Фета
  • Стихотворения Фета
  • Помещик Шеншин и поэт Фет
  • Что поэту надо?
  • Соловей русской поэзии
  • Русские поэты
  • Биографии поэтов
  • Стрельцы (по знаку зодиака)
  • Знаменитые Афанасии
  • Кто родился в Год Дракона


  • В ранней юности он был тонкий, звонкий и прозрачный от свалившихся на него бед и несчастий. В пожилые годы раздобрел, облысел, отпустил бороду, однако над полнотою своей и над редкой фамилией – Фет – охотно подшучивал. Основания для шуток были: Fett по-немецки означает "жир".

    В самом конце 1819 г. Афанасий Неофитович Шеншин, отставной кавалерийский ротмистр 44 лет от роду, приехал в немецкое княжество Гессен лечиться на воды. Места в дармштадтской гостинице не нашлось. Неприхотливый русский офицер обратился в частный сектор – и довольно быстро, по вывешенным в окнах билетикам "Zimmer abgegeben" ("Сдаётся комната"), нашёл жильё в доме некоего Карла Беккера. Вместе с домохозяином жили его 22-летняя дочь Шарлотта, её муж Иоганн Фёт и крошечная новорождённая дочь семейной пары.

    Дальше произошло то, что с точки зрения русского кавалериста выглядело как романтическое бивуачное приключение. Шарлотта Фёт влюбилась в русского и сбежала с ним, бросив отца, мужа и дочь. В начале XIX века немцы ещё убегали за счастьем из Германии в Россию...

    В своё имение Шеншин с подругой прибыл в сентябре 1820 г. Спустя короткое время Шарлотта Фёт родила сына. Точная дата рождения ребёнка не установлена. 29 ноября новорождённого вписали в метрические документы с именем Афанасий Шеншин.

    Под венец с Шарлоттой Фёт ротмистр Афанасий Шеншин отправился только в 1822-м. После чего гессен-дармштадтская бюргерин (мещанка) лютеранского вероисповедания стала православной русской дворянкой Елизаветой Петровной Шеншиной.

    Афанасия-младшего ротмистр Шеншин в дом принял и содержал, дал ему свою фамилию, но законным сыном признать отказался по объективным, как он утверждал, причинам. Мальчик родился в ноябре – следовательно, "падение" его матери должно было произойти в феврале, в то время как, по словам Шеншина, ничего такого между ним и Шарлоттой Фёт тогда не было.

    Афанасий Шеншин-младший, сын человеческий, родившийся от матери и неустановленного отца, с колыбели жил по подложным записям в метрике. Подлог раскрылся в 1834 г., судя по всему, через анонимный донос в духовную консисторию – ревнителей благочестия тогда хватало.

    По распоряжению духовной консистории Афанасий Шеншин-младший, как явно установленный незаконнорожденный, был препровождён из родного дома в лифляндский городок Верро (ныне Выру в Эстонии), помещён в частный пансион Крюммера и обязан впредь именоваться гессен-дармштадтским подданным А. Фётом. На тогдашнем правовом языке – лишён прав состояния. В сословно-чиновной, расписанной по рангам и родовым привилегиям России такой поворот судьбы означал полную катастрофу.

    В состоянии душевной катастрофы и краха всех надежд Афанасий Фёт прожил четыре одиноких года – домой его не брали даже на каникулы. В 1838 г. Шеншин наконец-то одумался – и перевёл Афанасия из постылой Лифляндии в Москву, в пансион, содержавшийся университетским профессором М.П. Погодиным.

    Осенью того же года Фёт стал студентом словесного отделения Московского университета. Там познакомился с Аполлоном Григорьевым, у которого и поселился – в Замоскворечье, в комнате через стенку. Закадычные друзья Афоня и Аполлоша сблизились ещё больше на почве сочинительства – оба писали стихи.

    Осенью 1842 г. в журнале "Отечественные записки" появилось стихотворение "Посейдон". Две точки над буквой "ё" в подписи автора неведомым образом исчезли, на свет явился поэт А. Фет.

    Окончив университет в 1844 г., Фет принял решение, во что бы то ни стало восстановить себе дворянство, желательно потомственное. Путь был только один – выслуга по военной линии. Вчерашний студент-словесник подал прошение в канцелярию военного министерства. Прошение приняли благосклонно – и Афанасий Фет был зачислен в Херсонский кирасирский Военного Ордена полк нижним чином, как "вольноопределяющийся действительный студент из иностранцев".

    Как на грех, в следующем 1845-м вышел императорский указ о повышении ценза для обретения потомственного дворянства – надо было выслужить военный чин майора. Фет загрустил, но служить стал истово. В короткий срок он добился безупречных аттестаций и довольно резво двинулся вверх по лестнице чинов.

    Для облегчения карьеры Фет в 1853 г. сделал себе перевод в лейб-гвардейский уланский полк, стоявший под Петербургом. Он уже предвкушал скорую победу, как опять вышла высочайшая подножка: по указу 1856 г. ценз потомственного дворянства по военной службе повысился до звания полковника.

    Мечта рухнула. В 1858 г. лейб-гвардеец Фет вышел в отставку в звании штабс-ротмистра кавалерии, что соответствовало чину пехотного капитана. До вожделенного полковничьего звания пришлось бы тянуть армейскую лямку ещё лет 10-12. И не было никаких гарантий, что планку опять не вздёрнут.

    С юга Фет сбежал не только в видах службы, но и от горьких воспоминаний. Там ему довелось пережить другую трагедию. Он познакомился с Марией Лазич, дочерью бедного херсонского помещика. Между ними сразу возникло глубокое чувство. Фет был потрясён тем, что Марию нисколько не волновало его положение незаконнорожденного. Ничуть не меньше он переживал, что оба они были бедны, как церковные мыши.

    Но в 1851-м Мария Лазич умерла. Когда она занималась вечерним туалетом, её шифоновый пеньюар вспыхнул от пламени свечки, огонь перекинулся на волосы, и через сутки она скончалась от тяжёлых ожогов.

    Наступил 1861 год. Во Мценском уезде Орловской губернии Афанасий Афанасьевич, к тому времени полноправный Шеншин, женатый на богатой дочери чаеторговца Боткина, купил хутор Степановку с двумястами десятин чернозёма. И организовал, выражаясь современным языком, интенсивное высокодоходное фермерское хозяйство. Настолько высокодоходное, что за 15 лет хуторской жизни Фет не только вернул затраты, но из благородных бедняков выбился в первую сотню состоятельных людей Европейской России.

    В промышленники и банкиры он не метил никогда, так как придерживался консервативных взглядов и считал, что настоящий русский дворянин-помещик должен снимать доход с земли, а не с процента.

    Фет отлично разбирался в тонкостях хозяйствования на земле. Он самолично наблюдал за строительством дома и служб, простукивал брёвна и пересчитывал гвозди, проверял ход полевых работ и качество вспашки, закупал на ярмарках скот, объезжал сенокосы, распоряжался чисткой прудов, отведывал на поварне еду для работников... Прижимистым он не был – просто знал цену деньгам и умел складывать копейку к копейке и рубль к рублю.

    Как-то раз Фет побывал в гостях у Алексея Константиновича Толстого в его имении Красный Рог (сейчас это Брянская область). За гостем хозяин приехал на железнодорожную станцию лично, в коляске на мягком ходу, запряжённой парой соловых лошадей.

    Похвалив лошадок, Фет спросил, сколько за них было плачено при покупке. Смущённый Толстой ответил, что понятия не имеет, так как совершенно такими вопросами не интересуется – это дело управляющего. Фет не удержался: "Да как же так, батюшка мой? За хозяйством следить надобно самому!"

    К 1876 г. доходность фетовской Степановки стала такова, что дальнейшие усилия по интенсификации производства уже не требовались. Да и возраст взывал к покою. Фет продал фазенду и положил деньги в нелюбимый им банк. Можно было пожить в своё удовольствие – чему многолетний страдалец и предался. Купил имение Воробьёвку, где создал одно из последних русских дворянских гнёзд – средоточие комфорта, порядка, бытовой и хозяйственной культуры, достатка и покоя. Отдыхать душой к Фету приезжали многие, в том числе Тургенев и Лев Толстой.

    Лев Николаевич Толстой к поэзии относился с большим предубеждением. Он высоко ценил только некоторые поздние стихотворения Пушкина, современных же ему стихотворцев ядовито поддевал. Но удивительно: стихи Фета Толстому нравились. В разговоре Толстой дал удивительно точную характеристику поэзии Фета: "Откуда у этого добродушного толстого офицера такая непонятная лирическая дерзость, свойство великих поэтов?"


    Андрей Кротков
    Женский журнал Суперстиль • 07.05.2010


    Добавить комментарий к статье



  • Биография Фета
  • Список стихотворений Фета
  • Афоризмы Фета
  • Стихотворения Фета
  • Помещик Шеншин и поэт Фет
  • Что поэту надо?
  • Соловей русской поэзии
  • Русские поэты
  • Биографии поэтов
  • Стрельцы (по знаку зодиака)
  • Знаменитые Афанасии
  • Кто родился в Год Дракона



  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru