Кроссворд-кафе Кроссворд-кафе
Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей
Шаржи

Случайный запрос

Интересно

Мальта. Гозо. Остров великанов
Сказочный замок короля Людвика Второго

Иван - железная рука


Биография Билибина
Сказочные узоры мастера Билибина
Художник Тридевятого царства
Новости
Мир искусства
Биографии художников
Российские художники
Львы (по знаку зодиака)
Знаменитые Иваны

Добавить отзыв о человеке

Краски, годы и странствия художника Билибина


Сто пятьдесят второй день осады Ленинграда, 7 февраля 1942 года. Город завален мешками с песком, золоченый купол Исаакия закрашен маскировочной сеткой, из окон Академии художеств выглядывали пулеметы, город методически обстреливала, так что можно сверять часы, дальнобойная фашистская артиллерия, бомбила авиация. А в это время дописывал свою последнюю Седьмую симфонию Дмитрий Шостакович, в подземном убежище до последнего дня не выпускал из рук кисточку Иван Билибин… В начале сентября 1941 года, когда кольцо еще не полностью сомкнулось вокруг Ленинграда, нарком просвещения предлагал Билибину эвакуироваться в глубокий тыл. «Из осажденной крепости не бегут, – ответил шестидесятишестилетний художник, – ее защищают…»

А за много лет до того в частной художественной мастерской, руководимой Ильей Репиным, кипела и бурлила яркая жизнь. «Наши ученические годы в «Тенишевке» проходили как-то удивительно лучезарно, – вспоминал товарищ Билибина по мастерской В.Левитский. – Наши знаменитые «пятницы», вечеринки славились среди учащихся и особенно в академии… Было у нас все, мы были богаче миллиардеров – музыка, живопись, пение, танцы, литература и все – свое. Какие-то неистощимые Крезы молодости! До всего нам было дело, шли бесконечные споры о новой поэзии… но, конечно, главное место в разговорах занимала живопись».

У молодых художников в чести была живопись нового толка. Большие холсты «вдумчиво, даже иногда мрачно, размазывали огромными кистями». Смелость, размашистость, быстрота исполнения, подчеркнутая, открытая живописность, пренебрежение точным рисунком, который неустанно проповедовал Репин, у многих считались непременным признаком новаторства в искусстве. И на этом фоне Билибин со своим лакированным ящичком, с маленькими тюбиками тонкотертой краски, со своими точечными рисунками и аккуратно крашеной живописью был удивительно ярко заметен и упорно не поддавался общему течению.

«Я помню, – писал он через много лет, – такой случай со мной в академической мастерской Репина. Я сугубо трудился с углем в руках над каким-то очередным Антоном, и что-то с этим Антоном не клеилось: не стоял он как-то, валился; вообще что-то там было сильно наврано. Проходит Репин… Даже не остановился, а так, на ходу, ткнул куда-то в мой рисунок большим пальцем, мазнул по углю средним, потом огрызком угля сделал два или три резких удара, и мой Антон был спасен. Во всяком случае, это было сделано мгновенно и молча. И это был Репин!»

Билибин решил не отставать. Он не вставал из-за стола по 10–12 часов в сутки: отрабатывал рисунок и бесконечно тянул линию. Упорный труд принес плоды. Если дружески относившийся к Билибину А.Н. Бенуа в первое время укорял его за неудачное подражание Е.Д. Поленовой, то вскоре строгий критик уже верил в то, что «этому добросовестному и даровитому художнику удастся совершенно обособиться и создать цельные, доведенные до большого совершенства произведения». Сам Билибин свой стиль называл «облагороженным лубком».

Увлечение фольклором не могло не привести Билибина к Пушкину. Венцом десятилетнего творчества мастера стали «Сказка о царе Салтане» и «Сказка о золотом петушке». Правда, в первой упомянутой книжке виден некоторый диссонанс между иллюстрациями, сделанными в русском стиле, и листами с заметным влиянием старой японской гравюры. Но и при этих недостатках пушкинская сказка в билибинском исполнении завораживает с первых страниц.

Осенью 1907 года произошло важное событие в биографии Билибина. Директор Школы Императорского общества поощрения художеств Н.К. Рерих пригласил его, бывшего ученика, занять место преподавателя класса графики, а на следующий год и класса композиции, которые Билибин будет вести вплоть до 1917 года.

Судьба Билибина сложилась непросто. В сентябре 1917 года он уехал в Крым, где еще за несколько лет до того на кооперативных началах вместе с группой известных людей из петербургской и московской интеллигенции (в их числе были писатели В.Г. Короленко, Е.Н. Чириков, академик В.И. Вернадский и другие) приобрел недалеко от Балаклавы участок земли. Здесь он рисовал обрывы и дикие скалы залива Батилиман, солнечную Байдарскую долину. По вечерам Билибин часто развлекал всех шутками и частушками собственного сочинения, татарским танцем «хайтарма», который превосходно исполнял. Но на душе, как видно, было неспокойно, тревожили слухи, доносившиеся из Петрограда. В феврале двадцатого он запишет: «…С волною беженцев отплываю на пароходе в неизвестном направлении».

Странствуя, Билибин много фотографировал, сделал зарисовки старого Кипра, египетских феллахов. К этому времени за ним закрепилось прозвище «Иван – железная рука». Он совершил поездки по Нилу, был в Верхнем Египте, в Долине царей, осмотрел Луксорский храм, оказался одним из первых европейцев, увидевших только что открытую гробницу Тутанхамона...

Вспоминается, что многие художники, в том числе А.Н. Бенуа, бережно относились к некоторым своим работам и не желали расставаться с ними даже в самых трудных обстоятельствах, считая их как бы своей опорой. Была такая работа и у Билибина – «Пойди туда – не знаю куда»; для нее моделью красавицы послужила его жена, а прообразом Андрея-стрелка – он сам в молодые годы. Но в 1929 году Билибин покидал Крым и вынужден был проститься со многими своими творениями – нужны были средства для дальнейшего существования. Нашедшийся покупатель – эксцентричный, богатый грек – настоял на том, чтобы Иван Яковлевич уступил ему и заветную акварель, случайно выпавшую из папки. «Если не отдадите, то я не возьму ничего», – безжалостно сказал меценат. Конечно, впоследствии художник жалел о, казалось, навсегда потерянных работах. Прошло несколько лет. И вот после успешной персональной выставки в Александрии он оказался с немалыми средствами в Париже и неожиданно встретил того самого грека… На сей раз роли поменялись, коммерсант испытывал большие затруднения. Билибин спросил его о судьбе акварелей. К счастью, оказалось, что грек не был простым барышником и, даже продав почти все, сохранил билибинские произведения. Он согласился вернуть художнику «его детей», но, увы, любимой работы среди них не оказалось… Прошло еще двенадцать лет, Билибин вернулся на родину. И в тот памятный день, когда он впервые переступил порог московской квартиры Е.П. Климова, ему на глаза сразу же попала эта акварель, которая висела на стене и таинственно улыбалась ему, довольная своим местом. Собиратель получил ее в обмен на другие рисунки у жившего в Москве на Таганке художника Кузнецова. Долго стоял потрясенный Билибин перед своей работой, потом очнулся и рассказал эту историю...


Алексей Кожунков
Независимая Газета 02.03.2005
Иван – железная рука


Добавить комментарий к статье


Добавить отзыв о человеке    Отзывов пока нет.


Последние новости

2013-01-21. В Петербурге из квартиры вынесли шесть картин Билибина
В Санкт-Петербурге из квартиры в доме номер 1 по Троицкой площади были украдены шесть пейзажей кисти Ивана Билибина. Как сообщает «Фонтанка.ру», преступление произошло в период с 6 января по 19-е. Неизвестные проникли в квартиру, все эти дни находившуюся без присмотра.





Биография Билибина
Сказочные узоры мастера Билибина
Художник Тридевятого царства
Новости
Мир искусства
Биографии художников
Российские художники
Львы (по знаку зодиака)
Знаменитые Иваны


Ссылка на эту страницу:

 ©Кроссворд-Кафе
2002-2020
Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru