Кроссворд-кафе Кроссворд-кафе
Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Случайный словарь

Интересно

Неужели это Швейцария?!
Настоящая Куба

Госпожа писательница. Влияние Жорж Санд


Биография Жорж Санд
Афоризмы Жорж Санд
Три страсти мадам Санд
Мятежная Аврора
Феминитска, превратившая свою жизнь в роман
Пером и страстью
Залпы Авроры
Журавль на болоте
Французские писатели
Биографии писателей
Раки (по знаку зодиака)
Известные французы

Жорж Санд Когда-то они стояли у меня дома на книжной полке – девять толстых томов аппетитного розового цвета, с золотыми виньетками и чёрными плашками на корешках. Бумага была тонкая, но плотная, прочная, снежно-белая с глянцевым отблеском. Шрифт – знаменитой гарнитуры "елизаветинская", изящный, слегка витиеватый, с пикантными крючочками-засечками при букве "з" и длинным хвостом-хлыстом при буквах "щ" и "ц".

Забегавшие друзья-одноклассники соблазнялись привлекательным видом девятитомника и просили дать почитать. Я коварно давал. Через пару дней книгу мне возвращали безо всякой благодарности. Потому что в привлекательных томах содержались не приключенческие романы в духе Майн Рида и Жюля Верна, а сочинения Жорж Санд. Мои друзья-одноклассники попадались на загадочно и многообещающе звучавшее имя автора, как голодные ерши на голый крючок. Они не знали, с кем предстоит иметь дело. Я знал – и молчал.

Можно ли представить себе советского мальчика-подростка 1970-х годов, который был в состоянии осилить хотя бы одну книгу этой знаменитой писательницы? Конечно, нельзя. Девочку-подростка – можно. Но девочки ко мне заходили редко, и книгами почти не интересовались...

Волнующую биографическую повесть о долгой, многотрудной, славной и бурной жизни Авроры Дюпен-Дюдеван (1 июля 1804 г. – 8 июня 1876 г.) я рассказывать не стану. Ни к чему. Задолго до меня это великолепно проделал Андре Моруа в книге "Лелия, или Жизнь Жорж Санд", а на русский язык эту книгу не менее великолепно перевела Елена Сергеевна Булгакова – та самая, которая вдова Михаила Афанасьевича Булгакова. Так что если у вас возникнет желание – читайте и наслаждайтесь.

...В наши дни книга объёмом больше ста страниц вызывает у потенциального читателя лёгкий испуг. Место традиционного чтения глазами с листа всё больше занимает вставленный в уши электронный "бубнила". Печатные тексты отступают под натиском видеоряда и всевозможных экранизаций. И нам трудно, а порою почти невозможно, представить себе, какое могучее влияние книги оказывали когда-то на умы, какова была сила печатного слова, каков был авторитет писателей, каким праздником, а то и потрясением оказывалось знакомство со знаменитой книгой. Особенно в стране, граждане которой серьёзно и по-настоящему приучились читать только в середине XIX столетия.

А что касается женщин-писательниц – то они возникли в массовом количестве и завоевали право на существование только к концу упомянутого столетия. До того их было совсем мало. Две царственные авторессы – королева Маргарита Наваррская, жившая в XVI веке, и баловавшаяся литературой русская императрица Екатерина Великая; эмансипированная француженка Анна Луиза Жермена де Сталь и малообщительная англичанка Джейн Остин. Вот, пожалуй, и всё.

Сочинения Магариты Наваррской давно стали "литературными памятниками". Словесными упражнениями императрицы Екатерины занимаются только особо въедливые историки. Мало кого сейчас интересует творчество госпожи де Сталь. "Первая леди английской литературы" Джейн Остин, напротив, весьма популярна – её книги в наши дни переживают второе рождение (разумеется, в России – англичане никогда не забывали мисс Остин).

Аврора Дюпен-Дюдеван, писавшая под псевдонимом Жорж Санд, в этом ряду стоит особняком. Со второй четверти XIX столетия она в полном смысле слова была властительницей дум европейской читающей публики, особенно – в России. Восторженный Иван Тургенев называл её "одной из наших святых", и даже скептичный Достоевский признавался, что в молодости проводил бессонные ночи над страницами её романов.

Да и много позже, когда волна восторгов схлынула и время сделало своё дело, юные русские девы и молодые русские дамы ХХ века считали своим долгом непременно прочесть знаменитый роман "Консуэло" и его продолжение "Графиня Рудольштадт" – книги, по современным представлениям, почти невинные, но долго сохранявшие репутацию "откровения для дам".

И многочисленные романы, и в особенности обширнейшая переписка Жорж Санд (в полном французском собрании её сочинений одни только письма занимают 30 томов) – это, по сути дела, энциклопедия европейской духовной и политической жизни первой половины XIX столетия. Госпожа Санд была дама просвещённая, интеллектуальная и весьма активная. Законы того времени не позволяли ей, женщине, непосредственно участвовать в общественной жизни и политике. Эту дискриминацию она преодолевала посредством художественного творчества. Проповедовала и протестовала.

Она интересовалась философией, теологией, политикой, психологией, социальной проблематикой. Не будучи ни в коей мере феминисткой-суфражисткой (в её время таких понятий просто не существовало), открыто выступала за раскрепощение женщин от традиционного социального неравноправия.

Будучи формально замужней женщиной (причём не раз) и совсем не формальной матерью двоих детей, вела достаточно свободный образ жизни. Общалась с выдающимися и великими людьми своей эпохи. Иначе говоря, являла активность совсем иного рода, чем та бально-адюльтерно-салонная светская активность, которую в то время могли позволить себе самые независимые дамы.

Активность Жорж Санд была практическая, интеллектуальная, имевшая социальные последствия, приносившая известность и авторитет. Её книги расходились массовыми тиражами, их переводили на иностранные языки и читали по всей Европе. Многие её сочинения считались "возмутительными", "непристойными", "возмущающими умы", "сокрушающими общественные устои" – но эти оценки только добавляли им популярности.

В наши дни, перелистывая романы Жорж Санд, мы можем позволить себе недоумевать и пожимать плечами. Многие затронутые ею "животрепещущие" проблемы, по поводу которых в ту пору кипели страсти и ломались копья, давно ушли в прошлое и нас сейчас не занимают. Певица и красавица Консуэло, пропустившая через свой будуар огромное количество любовников, не поражает наше пресыщенное сознание. Огромный притчеобразный роман "Лелия", романтические герои которого то и дело взбираются на горные пики, чтобы оттуда послать проклятие небу и всему человечеству, может нас усыпить.

Герой романа "Леоне Леони", венецианец, убивший свою любовницу из ревности, кажется нам не то бледной тенью шекспировского Отелло, не то просто опереточным персонажем. Героиня романа "Индиана", разок изменившая старому мужу-деспоту, не представляется нам преступницей и развратницей.

Герой романа "Мопра", своего рода "дикий барин" и разбойник, под влиянием любимой женщины превращается в куртуазного рыцаря, но такая эволюция образа не очень убеждает. Герой романа "Мельник из Анжибо", безответный влюблённый, так часто бросается на колени и заливается слезами, что эти его эскапады начинают быстро надоедать...

В романах Жорж Санд нет простой занимательной авантюрности и живого сюжета, как в романах Дюма-отца. Нет у неё психологической достоверности и тонкого социального анализа, как в романах Бальзака и Стендаля. Нет у неё оглушительного словесного напора и ярчайшей изобразительности, как в романах Гюго. Нет у неё и хирургического реализма, как в романах Флобера. Ничего нет... А что же есть? За что её так почитали и превозносили?

Было за что. Мир романтических героев Жорж Санд, наполненный вымышленными недостоверными фигурами и ожившими идеями, во многих европейцах пробудил жажду реальной жизни и мысли. Европейское сознание, придавленное тусклой и тяжёлой духовной атмосферой первой половины XIX века, испуганное банкротством идеалов минувшего Века Просвещения, искало выхода из этой ореховой скорлупы.

И выход этот лежал не вовне, но внутри. Указать его могла только литература – единственный кусок относительно свободного духовного пространства. Литература, в те времена бывшая подлинной властительницей дум, казавшаяся более реальной, чем плоская и предсказуемая окружающая действительность.

И талантливая мыслящая дама Жорж Санд в той ситуации оказалась, что называется, в нужное время в правильном месте. Не затеяв ни одной революции, не произнеся ни одной публичной речи, лишь написав множество книг, она во многом поспособствовала духовному росту и обновлению европейского мира. А для женщины согласимся, это немало.


Андрей Кротков
Женский журнал Суперстиль • 02.07.2010

Иллюстрация с сайта: Wikimedia Foundation


Добавить комментарий к статье




Биография Жорж Санд
Афоризмы Жорж Санд
Три страсти мадам Санд
Мятежная Аврора
Феминитска, превратившая свою жизнь в роман
Пером и страстью
Залпы Авроры
Журавль на болоте
Французские писатели
Биографии писателей
Раки (по знаку зодиака)
Известные французы


Ссылка на эту страницу:

 ©Кроссворд-Кафе
2002-2018
Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru