Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Случайная статья

Интересно
  • 10 неизвестных мест Парижа, где надо побывать
  • Город в городе. Прага еврейская
  • Тамара Габбе. Несказочная жизнь

  • Русские писатели


  • 
     Но, может быть, искупит все покой,
     К которому давно душа стремится.
    
                              Тамара Габбе
    
    

    Тамара Габбе ХХ век был периодом войн, государственных и политических переворотов. И именно в сложную эпоху перемен пришлось жить и работать Тамаре Григорьевне Габбе – писательнице, переводчику, редактору, литературоведу и фольклористу.

    Родилась Тамара 16 марта 1903 года в Санкт-Петербурге. Ее отцом был военный врач, выпускник Военно-медицинской академии, Григорий Михайлович Габбе, а мать Евгения Самойловна вела дом и занималась воспитанием детей, как это было принято в то время.

    Вскоре после рождения Туси (так ее называли близкие) семья отправилась на север Финляндии, куда был назначен на службу отец. Не зная финского языка, девочка рано обратилась к книгам из домашней библиотеки. Да и семейные традиции были "литературными" – по вечерам все собирались у лампы и читали вслух.

    Отец Тамары умер, когда она была совсем маленькой. Мать вновь вышла замуж – за стоматолога Соломона Марковича Гуревича, который сумел стать для девочки другом и родным человеком.

    До Октябрьской революции Тамара успешно училась в Выборгской женской гимназии, где кроме русского преподавали немецкий, шведский и французский языки, что пригодилось ей в дальнейшем. Там же проявились ее литературные способности.

    В 1924 году Т. Габбе поступила в Ленинградский институт истории искусств, где подружилась с Лидией Корнеевной Чуковской и, несколько позже, с Александрой Иосифовной Любарской.

    Дружба этих замечательных, сильных духом женщин продолжалась всю жизнь, а их отношения – пример преданности, человечности и благородства. В воспоминаниях Л.К. Чуковской и А.И. Любарской сохранился многогранный личностный портрет Т.Г. Габбе.

    С конца 20-х годов прошлого века Тамара Григорьевна работала в Ленинграде (так был переименован Санкт-Петербург) редактором детского отдела Госиздата, который возглавлял С.Я. Маршак – переводчик, писатель и поэт, автор таких известных произведений, как "Умные вещи", "Двенадцать месяцев", "Кошкин дом", "Повесть о неизвестном герое", "Человек рассеянный с улицы Бассейной" и др.

    Именно благодаря этой знаменитой команде издавались прекрасные книги для детей, в которых о сложных вещах говорилось интересно, просто и понятно. Свет увидели произведения В. Бианки, Б. Житкова, Л. Пантелеева, Е. Шварца, Д. Хармса и многих других одаренных писателей. Там же в июле 1936 года начали выпускать и детский журнал "Костер" (Т. Габбе была заместителем ответственного редактора журнала), который издается до сих пор.

    В 1937 году ленинградская редакция Детского издательства была обвинена во вредительстве и расформирована – часть сотрудников уволили, а других арестовали и посадили. В число последних попала и Тамара Григорьевна. Самуил Яковлевич бесстрашно бросился на ее защиту, что в те непростые времена было сродни подвигу. Можно сказать, что обоим повезло – Маршака репрессии не коснулись, а Габбе выпустили на свободу в конце декабря 1937 года.

    Когда Тамару арестовали, всеми силами пытался защитить ее и супруг, который не боялся сам стать "врагом народа".

    По воспоминаниям друзей и знакомых, муж Тамары Григорьевны – Иосиф Израилевич Гинзбург – был человеком интеллигентным, порядочным, умным, образованным, смелым и мужественным. Иосифа Израилевича арестовали в 1941 году по доносу за то, что на работе он имел неосторожность высказать свое негативное мнение о пакте между Гитлером и Сталиным – Риббентропом. Его осудили на 5 лет лагерей и не освободили даже после нападения фашистской Германией на СССР. Его веселый и добрый нрав восхищал товарищей по несчастью. И даже в заключении он целовал женщинам ручки, чем ввергал их в смущение. Гинзбург трагически погиб летом 1945 года во время наводнения (произошел прорыв плотины, которую строили заключенные), так и не дождавшись пересмотра дела и освобождения. Говорили, что он пытался кого-то спасти, но сам выплыть не смог.

    В 1941 году случилась новая общая напасть – фашисты напали на Советский Союз, и Тамары Григорьевны Габбе с семьей оказалась в блокадном Ленинграде.

    Тамара не только мужественно переносила все тяготы и лишения военного времени и опекала родных, но и помогала друзьям и знакомым. Когда в осажденный город буквально чудом ей доставили посылку от Маршака, она поделилась драгоценными продуктами и на возражения ответила: "…В такое время нельзя думать только о себе. Ведь мы с вами связаны одной судьбой. Нельзя помочь другому, не оторвав что-то от себя. Это относится не только к сухарям и каше…"

    Как-то раз, сама еле живая, она вела заболевшую подругу в больницу. А во время обстрелов собирала в бомбоубежище вокруг себя детей и рассказывала им все, что приходило ей в голову, чтобы поддержать их, развлечь и ободрить.

    Рассказчицей она была потрясающей! Не только дети, но и взрослые слушали ее с обожанием и восторгом. Л.К. Чуковская вспоминала, что как-то так хохотала над рассказом Туси, что упала с кровати, на которой сидела. Свою речь Тамара сопровождала взмахами руки, что отразилось в стихах С.Я. Маршака, ей посвященных:

    
     А была ты и звонкой, и быстрой.
     Как шаги твои были легки!
     И казалось, что сыплются искры
     Из твоей говорящей руки.
    
    

    Затем Тамара Григорьевна с больной матерью и отчимом перебрались в Москву, а в их ленинградскую квартиру вселились чужие люди, что не позволило им вернуться в родные стены после войны. Друзья помогли ей переправить в Москву часть сохранившихся дорогих для семьи вещей (статуэтки, шкаф, секретер из красного дерева и т.д.), которые придавали ее всегда уютно обустроенному дому особое очарование.

    Несколько лет Тамара Григорьевна самоотверженно ухаживала за парализованной матерью и нездоровым отчимом. А когда в 1956 году отчим умер, всеми правдами и неправдами скрывала от матери его уход, чтобы не причинить ей дополнительных страданий. Через год ушла и Евгения Самойловна, и Тамара Григорьевна считала, что не сделала все возможное для близких, что в чем-то запоздала, чего-то не сумела…

    Т.Г. Габбе была редактором высочайшего класса. Не зря ее считали "Лучшим вкусом Ленинграда и Москвы". Она умела увидеть лучшее в произведениях и подвигнуть авторов к работе, при этом не навязывая своего мнения, а доверяя силам и способностям людей. Она была "педагог-редактор" и "редактор-друг", который подмечает в тексте мельчайшие нюансы.

    "Всего только точка вместо запятой – и стихотворение зазвучало сильнее, значительней, по-новому", – писал С.Я. Маршак после одного из ее замечаний.

    Как-то в 1940-м году на чтении в узком кругу "Поэмы без героя" Габбе сказала Анне Ахматовой, что: "В этих стихах словно с башни вы смотрите на прошлое", и во "Вступлении" к произведению появились первые строчки:

    
     Из года сорокового,
     Как с башни, на все гляжу.
    
    

    Редактировала Тамара Григорьевна, по просьбе А.Т. Твардовского, возглавившего тогда нашумевший журнал "Новый мир", и первую повесть Юрия Трифонова "Студенты".

    Позже Ю. Трифонов писал, что ему "необычайно повезло и даже, точнее, посчастливилось с этим редактором". Она не заставляла его сокращать текст, как хотели в редакции издания, а, наоборот, попросила углубить и расширить повествование, развить сюжетные линии и мотивировать поступки героев. В результате произошло "насыщение смыслом" рукописи. В дальнейшем за опубликованных в "Новом мире" "Студентов" автор получил Сталинскую премию и стал известным.

    Именно в чудесных переводах и пересказах Татьяны Габбе нам знакомы французские народные сказки, а также сказки Ш. Перро, Г.-Х. Андерсена, братьев Гримм и "Путешествия Гулливера" Д. Свифта. Из работ по фольклору наиболее известны сборники "Быль и небыль. Русские народные сказки, легенды, притчи" и "По дорогам сказки" (в соавторстве с А. Любарской).

    Не раз ставились в театрах страны ее пьесы, в том числе "Авдотья Рязаночка", "Хрустальный башмачок", "Оловянные кольца" ("Волшебные кольца Альманзора"), "Сказка про солдата и змею", "Город мастеров, или Сказка о двух горбунах".

    Необычность ее сказочных книг, их поэтичность, мудрость, доброта, лукавство и поучительность удивляли и пугали "ответственных товарищей", усматривавших в них "аллюзии и опасные намеки на власть", поэтому Габбе нередко заставляли переделывать текст, "задвигали" подальше в планах издательств или вообще не печатали.

    Тем не менее, по ее сценарию в 1957 году был сделан мультфильм "Исполнение желаний" (его герои – дровосек Зербино, принцесса Алели и коварный Мистигрис – наверняка знакомы многим с самого детства), а по мотивам пьес сняты художественные фильмы "Город мастеров" (1965 г.) и "Кольца Альманзора" (1977 г.), которые с радостью смотрит уже не одно поколение зрителей.

    Главный посыл детских произведений Т. Габбе объясняется ее высказываниями, бережно зафиксированными Л.К. Чуковской: "Людей необходимо с детства любить. Обучать интенсивно, деятельно. Надо добиваться того, чтобы ребенок умел сосредоточивать внимание на другом, не на себе, умел заметить состояние другого человека, умел придти другому на помощь. Нужно именно обучать этому, тренировать в этом. Это тоже – наука".

    У Т.Г. Габбе было много талантов. Один из главных – талант дружить.

    Она умела дарить любовь, душевное тепло и искреннее участие в судьбах других. Тамара Григорьевна была "материнским человеком", которому не нужны собственные дети, чтобы чувствовать себя матерью всем – так охарактеризовала ее Л.К. Чуковская.

    Габбе была благородна, скромна и бескорыстна. Помогая, никогда не ждала благодарности. Маршак говорил, что у нее "нет мускулов честолюбия". Был случай, когда она, случайно узнав, что в денежной кассе, где она обслуживалась, не достает некоторой суммы, тут же внесла ее из своих собственных средств, чтобы выручить сотрудников.

    У нее хватало смелости не подать руку мерзавцу, наделенному властью. И на его вопрос: "Не хотите?", отвечала: "Не могу".

    Самообладание и юмор не отказывали ей даже в критических ситуациях. Например, когда ее стали склонять к сотрудничеству с "компетентными органами", камуфлируя просьбу тем, что нужны люди "грамотные и образованные, иначе будет много ошибок", она тут же согласилась: "Вы совершенно правы. Вот когда я была арестована, я увидела протокол, который вел и записывал следователь. Это была совершенно безграмотная запись". И затем продолжила, что готова заниматься грамматикой и синтаксисом как с самими сотрудниками, так и с их детьми. Поняв, что дальнейшие уговоры окажутся безрезультатными, ее отпустили ни с чем.

    Л.К. Чуковская после совместного С Т. Габбе просмотра бездарного материала для календаря записала осенью 1946 года в своем дневнике: "Туся говорит: Ленин в детстве изображается так, будто ему предстояло сделаться смотрителем богоугодных заведений, а не революционером. Он очень чисто мыл руки, слушался папу и маму, ел все, что ему клали на тарелку, и пр."

    К.И. Чуковский писал о Т.Г. Габбе Маршаку: "…я, старая литературная крыса, повидавшая сотни талантов, полуталантов, знаменитостей всякого рода, восхищаюсь красотой ее личности, ее безошибочным вкусом, ее дарованием, ее юмором, ее эрудицией и – превыше всего – ее героическим благородством, ее гениальным умением любить". А С.Я. Маршак вторил: "…В ней не было и тени ханжества. Она была человеком …снисходительным к слабостям других, а сама подчинялась какому-то строгому и непреложному внутреннему уставу. А сколько терпения, стойкости, мужества в ней было, – это по-настоящему знают только те, кто был с ней в ее последние недели и дни… Главным ее талантом, превосходящим все другие человеческие таланты, была любовь. Любовь добрая и строгая, безо всякой примеси корысти, ревности, зависимости от другого человека. Ей было чуждо преклонение перед громким именем или высоким положением в обществе. Да и сама она никогда не искала популярности и мало думала о своих материальных делах".

    Впрочем, все, кто знал Т.Г. Габбе, подмечали в ней "мужество, стойкость в убеждениях и отношениях, незаурядный ум, удивительный такт, чуткость к людям… и дар полной и безоглядной самоотдачи".

    Она была терпелива и тверда одновременно и говорила: "Если человек в основном хороший, то мне легко сносить его недостатки".

    Тамара Григорьевна буквально "руками разводила" чужие беды и несчастья, вникала и слушала "всем умом, всем сердцем", а потом говорила энергичным звонким голосом: "Сообразим, поймем, попробуем…", от чего человек уже не чувствовал себя таким потерянным, оставшимся с безнадежной и неразрешимой проблемой один на один.

    Остроумие и острословие были ее верными спутниками. Как-то на вопрос некого юноши, на ком нужно жениться, она ответила: "Жениться можно только на той женщине, с которой вам, мужчине, было бы интересно встречаться и разговаривать, даже если бы она была не женщиной, а, как и вы, мужчиной".

    Или еще пассаж: "Терпеть не могу бабьих упреков: "Я отдала ему молодость, а он...". Что значит "отдала"? Ну, а если так, и держала бы при себе свою молодость до пятидесяти лет..."

    Тамара Григорьевна была невысокого роста, легкая в движениях, женственная, обаятельная, очаровательная и миловидная. Не удивительно, что в нее влюблялись мужчины. По воспоминаниям современников (один из них – журналист и телеведущий В. Познер, некоторое время работавший секретарем у Маршака), любил ее и Самуил Яковлевич, хотя прожил в согласии со своей супругой Софией Михайловной 42 года. Сама Габбе не отвечала на чувства Маршака так, как того требует настоящий роман, и считала, что он любил жену, хотя та и чувствовала себя несчастной. Но все же София Михайловна и Тамара Григорьевна не выносили друг друга.

    В 1938 году, когда С.Я. Маршак переехал из Ленинграда в Москву, и работа детской редакции осталась в прошлом, его добросердечные отношения с Т.Г. Габбе не прервались. Она осталась его другом и первым, хоть и неофициальным редактором.

    В архивах сохранились письма Маршака разных лет, адресованные Тамаре Григорьевне. Он делится с ней раздумьями, сетует на горести и неприятности, обращается с просьбами и поручениями, советует больше отдыхать и заботиться о себе, просит писать чаще и обо всем.

    Но при этом обращается исключительно на "Вы", а в конце желает здоровья, сил, бодрости, передает всем приветы и добавляет: "Крепко жму руку". Вот такие высокие отношения…

    Ушла из жизни Тамара Григорьевна 2 марта 1960 года в результате тяжкого недуга. Она похоронена на Новодевичьем кладбище вместе с отчимом и матерью. На ее могиле установлен памятник, на котором выбиты стихи С.Я. Маршака:

    
     Когда, как темная вода,
     Лихая, лютая беда
     Была тебе по грудь,
     Ты, не склоняя головы,
     Смотрела в прорезь синевы
     И продолжала путь.
    
    

    Мария Морозова
    Женский журнал Суперстиль • 18.02.2013


    Добавить комментарий к статье



  • Русские писатели



  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2017
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru