Кроссворд-кафе Кроссворд-кафе
Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Случайная статья

Интересно

Сувениры из разных стран
Монте-Карло. Монако

Стихотворения Валерия Яковлевича Брюсова


Биография Брюсова
Афоризмы Брюсова
Бесовские причуды Валерия Брюсова
Русские поэты
Биографии поэтов
Стрельцы (по знаку зодиака)
Знаменитые люди по имени Валерий

  • Ассаргадон
  • Библиотеки
  • Предчувствие
  • Работа
  • России
  • "Свиваются бледные тени..."
  • Служителю муз
  • Я
  • "Я вырастал в глухое время..."
    
    Предчувствие
    
    Моя любовь - палящий полдень Явы,
    Как сон разлит смертельный аромат,
    Там ящеры, зрачки прикрыв, лежат,
    Здесь по стволам свиваются удавы.
    
    И ты вошла в неумолимый сад
    Для отдыха, для сладостной забавы?
    Цветы дрожат, сильнее дышат травы,
    Чарует все, все выдыхает яд.
    
    Идем: я здесь! Мы будем наслаждаться, -
    Играть, блуждать, в венках из орхидей,
    Тела сплетать, как пара жадных змей!
    
    День проскользнет. Глаза твои смежатся.
    То будет смерть. - И саваном лиан
    Я обовью твой неподвижный стан.
    
    25 ноября 1894
                                                     Наверх
    
    
    * * *
    
    Свиваются бледные тени,
    Видения ночи беззвездной,
    И молча над сумрачной бездной
    Касаются наши ступени.
    
    Друзья! Мы спустились до края!
    Стоим над разверзнутой бездной -
    Мы, путники ночи беззвездной,
    Искатели смутного рая.
    
    Мы верили нашей дороге,
    Мечтались нам отблески рая...
    И вот - неподвижны - у края
    Стоим мы, в стыде и тревоге.
    
    Неверное только движенье,
    Хоть шаг по заветной дороге, -
    И нет ни стыда, ни тревоги,
    И вечно, и вечно паденье!
    
    Качается лестница тише,
    Мерцает звезда на мгновенье,
    Послышится ль голос спасенья:
    Откуда - из бездны иль свыше?
    
    18 февраля 1895
                                                     Наверх
    
    
    Ассаргадон
    
    Ассирийская надпись
    
    Я - вождь земных царей и царь, Ассаргадон.
    Владыки и вожди, вам говорю я: горе!
    Едва я принял власть, на нас восстал Сидон.
    Сидон я ниспроверг и камни бросил в море.
    
    Египту речь моя звучала, как закон,
    Элам читал судьбу в моем едином взоре,
    Я на костях врагов воздвиг мой мощный трон.
    Владыки и вожди, вам говорю я: горе!
    
    Кто превзойдет меня? кто будет равен мне?
    Деянья всех людей - как тень в безумном сне,
    Мечта о подвигах - как детская забава.
    
    Я исчерпал до дна тебя, земная слава!
    И вот стою один, величьем упоен,
    Я, вождь земных царей и царь - Ассаргадон.
    
    1897
                                                     Наверх
    
    
    Я
    
    Мой дух не изнемог во мгле противоречий,
    Не обессилел ум в сцепленьях роковых.
    Я все мечты люблю, мне дороги все речи,
      И всем богам я посвящаю стих.
    
    Я возносил мольбы Астарте и Гекате,
    Как жрец, стотельчих жертв сам проливал я кровь,
    И после подходил к подножиям распятий
      И славил сильную, как смерть, любовь.
    
    Я посещал сады Ликеев, Академий,
    На воске отмечал реченья мудрецов;
    Как верный ученик, я был ласкаем всеми,
      Но сам любил лишь сочетанья слов.
    
    На острове Мечты, где статуи, где песни,
    Я исследил пути в огнях и без огней,
    То поклонялся тем, что ярче, что телесней,
      То трепетал в предчувствии теней.
    
    И странно полюбил я мглу противоречий
    И жадно стал искать сплетений роковых.
    Мне сладки все мечты, мне дороги все речи,
      И всем богам я посвящаю стих...
    
    24 декабря 1899
                                                     Наверх
    
    
    Служителю муз
    
    Свой хор заветный водят музы
    Вдали от дольных зол и бед,
    Но ты родные Сиракузы
    Люби, как древле Архимед!
    
    Когда бросает ярость ветра
    В лицо нам вражьи знамена, -
    Сломай свой циркуль геометра,
    Прими доспех на рамена!
    
    И если враг пятой надменной
    На грудь страны поникшей стал, -
    Забудь о таинствах вселенной,
    Поспешно отточи кинжал!
    
    Священны миги роковые,
    В порыве гнева тайна есть,
    И лик склоняет Урания,
    Когда встает и кличет Месть!
    
    Пусть боги смотрят безучастно
    На скорбь земли: их вечен век.
    Но только страстное прекрасно
    В тебе, мгновенный человек!
    
    1907
                                                     Наверх
    
    
    Работа
    
    Единое счастье - работа,
    В полях, за станком, за столом, -
    Работа до жаркого пота,
    Работа без лишнего счета, -
    Часы за упорным трудом!
    
    Иди неуклонно за плугом,
    Рассчитывай взмахи косы,
    Клонись к лошадиным подпругам,
    Доколь не заблещут над лугом
    Алмазы вечерней росы!
    
    На фабрике в шуме стозвонном
    Машин, и колес, и ремней
    Заполни с лицом непреклонным
    Свой день, в череду миллионном,
    Рабочих, преемственных дней!
    
    Иль - согнут над белой страницей, -
    Что сердце диктует, пиши;
    Пусть небо зажжется денницей, -
    Всю ночь выводи вереницей
    Заветные мысли души!
    
    Посеянный хлеб разойдется
    По миру; с гудящих станков
    Поток животворный польется;
    Печатная мысль отзовется
    Во глуби бессчетных умов.
    
    Работай! Незримо, чудесно
    Работа, как сев, прорастет:
    Что станет с плодами, - безвестно,
    Но благостно, влагой небесной,
    Труд всякий падет на народ!
    
    Великая радость - работа,
    В полях, за станком, за столом!
    Работай до жаркого пота,
    Работай без лишнего счета, -
    Все счастье земли - за трудом!
    
    18 сентября 1917
                                                     Наверх
    
    
    Библиотеки
    
    Власть, времени сильней, затаена
    В рядах страниц, на полках библиотек:
    Пылая факелом во мгле, она -
    Порой язвит, как ядовитый дротик.
    
    В былых столетьях чей-то ум зажег
    Сверканье, - и оно доныне светит!
    Иль жилы тетивы напрячь возмог, -
    И в ту же цель стрела поныне метит!
    
    Мы дышим светом отжитых веков,
    Вскрывающих пред нами даль дороги,
    Повсюду отблеск вдохновенных слов, -
    То солнце дня, то месяц сребророгий!
    
    Но нам дороже золотой колчан
    Певучих стрел, завещанный в страницах,
    Оружие для всех времен и стран,
    На всех путях, на всех земных границах.
    
    Во мгле, куда суд жизни не достиг,
    Где тени лжи извилисты и зыбки, -
    Там дротик мстительный бессмертных книг,
    Веками изощрен, бьет без ошибки.
    
    1917
                                                     Наверх
    
    
    России
    
    В стозарном зареве пожара,
    Под ярый вопль вражды всемирной,
    В дыму неукрощенных бурь, -
    Твой облик реет властной чарой:
    Венец рубинный и сапфирный
    Превыше туч пронзил лазурь.
    
    Россия! в злые дни Батыя,
    Кто, кто монгольскому потопу
    Возвел плотину, как не ты?
    Чья, в напряженной воле, выя,
    За плату рабств, спасла Европу
    От Чингисхановой пяты?
    
    Но из глухих глубин позора,
    Из тьмы бессменных унижений,
    Вдруг, ярким выкриком костра, -
    Не ты ль, с палящей сталью взора,
    Взнеслась к державности велений
    В дни революции Петра?
    
    И вновь, в час мировой расплаты,
    Дыша сквозь пушечные дула,
    Огня твоя хлебнула грудь, -
    Всех впереди, страна-вожатый,
    Над мраком факел ты взметнула,
    Народам озаряя путь.
    
    Что ж нам пред этой страшной силой?
    Где ты, кто смеет прекословить?
    Где ты, кто может ведать страх?
    Нам - лишь вершить, что ты решила,
    Нам - быть с тобой, нам - славословить
    Твое величие в веках!
    
    1920
                                                     Наверх
    
    
    * * *
    
    Я вырастал в глухое время,
    Когда весь мир был глух и тих,
    И людям жить казалось в бремя,
    А слуху был не нужен стих.
    
    Но смутно слышалось мне в безднах
    Невнятный гул, далекий гром,
    И топоты копыт железных,
    И льдов тысячелетних взлом.
    
    И я гадал: мне суждено ли
    Увидеть новую лазурь,
    Дохнуть однажды ветром воли
    И грохотом весенних бурь.
    
    Шли дни, ряды десятилетий.
    Я наблюдал, как падал плен.
    И вот предстали в рдяном свете,
    Горя, Цусима и Мукден.
    
    Год Пятый прошумел, далекой
    Свободе открывая даль.
    И после гроз войны жестокой
    Был Октябрем сменен Февраль.
    
    Мне видеть не дано, быть может,
    Конец, чуть блещущий вдали,
    Но счастлив я, что был мной прожит
    Торжественнейший день земли.
    
    Март 1920
                                                     Наверх
    


    Добавить комментарий к статье




    Биография Брюсова
    Афоризмы Брюсова
    Бесовские причуды Валерия Брюсова
    Русские поэты
    Биографии поэтов
    Стрельцы (по знаку зодиака)
    Знаменитые люди по имени Валерий


    Ссылка на эту страницу:

  •  ©Кроссворд-Кафе
    2002-2019
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru