Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Случайная статья

Интересно
  • Рассказы о Великобритании
  • Китайский Остров Свободы
  • Живаго

    Живаго — герой романа Бориса Пастернака «Доктор Живаго» (1946-1956). О прототипе Живаго сам Пастернак в 1947 г. сообщал следующее: «Я пишу сейчас большой роман в прозе о человеке, который составляет некоторую равнодействующую между Блоком и мной (и Маяковским, и Есениным, быть может). Он умрет в 1929. От него останется книга стихов, составляющая одну из глав второй части. Время, обнимаемое романом, — 1903-1945 гг. По духу это нечто среднее между Карамазовыми и Вильгельмом Мейстером». О. Ивинская свидетельствует, что само имя «Живаго» возникло у Пастернака, когда он случайно на улице «наткнулся на круглую чугунную плитку с «автографом» фабриканта — «Живаго»… и решил, что пусть он будет такой вот, неизвестный, вышедший не то из купеческой, не то из полуинтеллигентской среды; этот человек будет его литературным героем».

    По воспоминаниям Марины Цветаевой, Пастернак еще в 1918г. мечтал о «большом романе: с любовью, с героиней». В рукописях ранних набросков прозы начала 1910-х годов во фрагменте, носящем название «Смерть Реликвимини», встречается вариант имени — поэт Пурвит (от искаж. франц. — pour vie — ради жизни). В 30-х годах Пастернак создает фрагменты романа под названием «Записки Патрикия Живульта» (смысловое значение этого имени можно понять как «рыцарь жизни»). Все эти имена — Пурвит, Живульт, Живаго — составляют эмблематическую триаду, символизирующую претворенную в творчестве Пастернака «философию жизни» (наиболее известный сборник стихов поэта — «Сестра моя, жизнь»). Существует также «историко-грамматическая» трактовка имени Живаго — как прилагательное в церковнославянском языке в родительном падеже. Название романа в таком случае приобретает также символический оттенок: «доктор живого», «доктор жизни», «лечащий жизнь».

    Духовным прототипом Живаго является сам Пастернак, роман же — это «автобиография не внешних обстоятельств, но духа». Нельзя не учесть и тот факт, что начало работы над романом совпало у Пастернака с завершением перевода «Гамлета» Шекспира. (Февралем 1946 г. датируется первый вариант стихотворения «Гамлет», открывающего «Тетрадь Юрия Живаго».) Сам процесс написания романа был практически синхронен процессу перевода «Фауста» Гете. (Фауст — доктор и Живаго — доктор, врач.) Образ Живаго -— это образ человека, живущего в эпоху, когда «распалась связь времен», он близок Гамлету, понятому Пастернаком как жертва («драма долга и самоотречения»), волею судьбы избранная «в судьи своего времени и в слуги более отдаленного». Но в отличие от Гамлета у него нет желания «умереть, уснуть» — он осознает себя человеком, которому необходимо нести на себе всю тяжесть и радость жизни — не «шагать в ногу», а лечить больных духом и телом.

    Многие исследователи романа ставят вопрос: был ли Живаго «слабым» или «сильным» героем, личностью? С точки зрения «физической активности», давления на мир, Живаго, безусловно, «слабый» герой (например, Анна Ахматова упрекала Пастернака в том, что его герой является «мячиком между историческими событиями»). Однако сам Пастернак, по-видимому, исходит из философского и религиозного понимания силы — как силы прежде всего нравственного противостояния злу, силы, требующей осознания и принятия решения. В этом отношении Живаго «сильный» герой. Он выживает в двух войнах, не допустив при этом ничего безнравственного, после трех попыток все же уходит из отряда красных партизан, пишет книги, которых ему никто не заказывал (А. Газизова).

    Пастернак, считавший, что «ничем, кроме движущегося языка образов… не выразить себя силе, длительной лишь в момент явленья», при создании образа Живаго обращается именно к слову, магическая и необъяснимая сила которого, как он полагал, помогла Гете создать образ своего Фауста. Пастернак, как и Гете, хочет, чтобы его герой «…чутьем, по собственной охоте» вырвался бы «из тупика». Соблазном здесь выступает не Мефистофель, а опасность спутать «свою, личную» революцию с революцией «другой, всеобщей». Этому соблазну поддается герой-антипод Живаго — Антипов-Стрельников-Расстрельников, погружающийся в хаос ненависти и мести, приводящий к самоубийству. (Некоторые исследователи усматривают в образе Антипова параллели с пастернаковской оценкой «позднего» В. Маяковского.) Образ Живаго выражает пастернаковскую концепцию «витализма», «жизненности» («vitalism» — Guy de Mallac). Живаго воспринимает жизнь через жизнь каждого человека, каждой вещи, каждого места — и всей вселенной: «И не то, чтоб говорили одни только люди. Сошлись и собеседуют звезды и деревья, философствуют ночные цветы и митингуют каменные здания». В этом смысле Живаго — не только эпический, но и лирический герой. В романе Живаго еще и поэт, «человек с очень сильным творческим началом, как у врача А.П. Чехова». Но Живаго считает, что «искусство не годится в призвание, как не может быть профессией прирожденная веселость или склонность к меланхолии». По-особому раскрывает автор характер своего героя в его взаимоотношениях с женщинами. Главным фактором здесь выступает не любовь, а непреодолимое никакими внешними обстоятельствами стремление Живаго к жизнеустройству, к созданию атмосферы дома, семьи (в фактическом, а не в формальном смысле), к появлению детей (у него дети и от жены Антонины, и от Лары, и от Марины). Сама смерть Живаго наступает именно после того, как он уходит от Марины по наущению своего «таинственного» двоюродного брата Евграфа Живаго (его образ имеет явные параллели с образом гетевского Мефистофеля).

    Живаго становится обобщенным образом русской интеллигенции в революции и после нее, он олицетворяет ее продолжение и гибель. В нем нашли отражение и религиозно-философские искания в духе Л.Н. Толстого, и раздвоенность мечущейся души, по Ф.М. Достоевскому, наконец, он являет собой тип «чеховского врача» (Г. Гачев). Живаго стал своеобразным итоговым образом, замыкающим цепочку героев русской классики: Евгений Онегин, Печорин, Мышкин, братья Карамазовы, Андрей Болконский, Пьер Безухое, Левин, Обломов, герои Чехова и Бунина.



    Все словари      
    Общий словарь      
    Словарь литературных персонажей      


    Ссылки по теме:
    Андрей Болконский - герой романа-эпопеи...
    Евгений Онегин — герой романа в стихах ...
    Князь Мышкин - герой романа Ф.М.Достоев...
    Обломов — герой романа И.А. ...
    Печорин — главный персонаж романа М.Ю.Л...
    Пьер Безухов — герой романа-эпопеи Л.Н....
    Фауст (немецкое Faust) - 1. Герой народ...

    Случайные ссылки:
    Предосадный - Досадный в высшей степени...
    Адина. Героиня оперы Гаэтано Доницетти ...
    Апаоша, в иранской мифологии дэв (демон...
    Рагоуляй. Литовский и западнобелорусски...
    Тест Зонди (Test Szondi) — проективная ...


    Запросы для разгадывания кроссвордов и сканвордов
     Полнота 7 букв
     Слизняк
     Коклюш
     Инфильтрат 8 букв
     Алфавит

    Список слов на букву Ж из 6 букв

    Добавить комментарий



    Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2017
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru