Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Приглашаем к сотрудничеству
О новой книге
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайный словарь

Интересно
  • Пять лучших экскурсий на Мальте
  • Марокко. Горький "шоколад" за синим морем
  • Восторг внезапный ум пленил... (Миних и Михаил Васильевич Ломоносов)



    Восторг внезапный ум пленил... (Миних и Михаил Васильевич Ломоносов)


    Михаил Ломоносов ...8 сентября 1736 года Ломоносов и его товарищи покинули Петербург. Но из-за сильного шторма корабль вынужден был возвратиться обратно. Наконец, 23 сентября они отплыли из Кронштадта в Германию. Морское путешествие продолжалось больше трех недель и закончилось в немецком порту Травемюнде. Проехав по германским городам Любеку, Гамбургу, Ниенбургу, Миндену, Ринтельну, Касселю, русские студенты 3 ноября прибыли в Марбург...

    Речь в нашем рассказе пойдет прежде всего о молодом Михаиле Ломоносове! Как известно, из его популярной биографии, еще в 1730 году, против воли отца, он пешком добирается до Москвы и поступает здесь в славяно-греко-латинскую академию. При этом Ломоносов выдает себя за дворянского сына. Находясь в стенах одного из самых известных учебных заведений того времени, он изучает здесь древние языки, труды античных авторов, ораторское искусство, виршевое стихосложение. А в 1735 году его направляют в числе лучших учеников в Петербург, для обучения в университете при Академии наук. Итак, научное руководство определяет: "Послать Ломоносова в Германию". Сохранился интереснейший документ того времени - инструкция за подписью тогдашнего президента Академии наук И.А. Корфа, вручавшаяся под расписку каждому аттестанту.

    Так, Ломоносов как русский студент должен был "во всех местах во время своего пребывания показывать пристойные нравы и поступки, также и о продолжении своих наук наилучше стараться", особенно усердно изучать все, что относится к химическим наукам и горному делу, а также "учиться и естественной истории, физике, геометрии, тригонометрии, механике, гидравлике и гидротехнике".

    Всем этим наукам предписывалось учиться "у тамошнего советника правительства господина Вольфа и требовать от него при всех случаях совета". Овладев теорией, студент должен был уметь различать свойства горных пород и руд, знать устройства машин, работать в лабораториях, "в практике ничего не пренебрегать"; заниматься иностранными языками, чтобы "свободно говорить и писать могли", на русском, немецком, латинском и французском языках, а притом "учиться прилежно" рисованию. Инструкция обязывала каждые полгода представлять в Петербургскую академию сведения о своих занятиях, а также "и нечто и из своих трудов в свидетельство прилежания", прилагать отчет о финансовых расходах. Получив такую инструкцию, Ломоносов расписался: "Такову инструкцию студент Михайло Ломоносов получил, по которой точно исполнять будет". Кроме того, студентам было передано для вручения Христиану Вольфу рекомендательное письмо президента Академии Корфа.

    С большими надеждами на будущее отправлялся Ломоносов за границу. Ему было известно, что руководство российской Академии обещало, что если ученики "в означенных науках совершенны будут пробы, своего искусства покажут и о том надлежащее свидетельство получат, то по возвращении, в России смогут занять высокие научные должности".

    ... В начале ноября 1736 года три русских студента - Ломоносов, Виноградов и Райзер - поселились в небольшом немецком городе Марбурге, где им предстояло провести несколько лет, наполненных напряженным и упорным трудом во благо науки.

    Нет необходимости досконально описывать успехи русских студентов на европейской почве, однако стоит выделить мнение Вольфа по этому вопросу: в середине 1738 года он, довольный успехами талантливого помора, писал в Петербург: "У господина Ломоносова, по-видимому, самая светлая голова между ними, при хорошем прилежании он мог бы и научиться многому, выказывая большую охоту и желание учиться". К началу 1739 года Ломоносов и его товарищи закончили свое обучение в Марбурге и им пришло предписание готовиться к отъезду в город Фрейберг, к Генкелю с целью изучения металлургии и горного дела. В июле 1739 года они прибыли в этот старейший горнозаводский центр Саксонии, чтобы изучать горное дело и металлургию, практическую и теоретическую химию.

    Фрейберг - небольшой немецкий город, возникновение которого в двенадцатом веке связывается с открытием залежей серебряных руд. До конца XVI века Фрейберг - в числе наиболее крупных городов Саксонии, поставлявших серебро. Вся жизнь города заключалась в горном промысле. Глубокие штольни с отводом воды и с другими техническими усовершенствованиями, построенные еще в шестнадцатом веке, привлекали и в восемнадцатом веке внимание многих, кто интересовался горным промыслом. В сентябре 1711 года Фрейберг посетил будущий русский император Петр I. Здесь он познакомился с разработкой серебряных руд, осмотрел горные выработки и заводы, спускался в штольни и, что удивительно, сам пробовал работать в шахте!..

    Однако наш |рассказ посвящен не металлургии и не химии, он о литературном труде М.В. Ломоносова. Шел уже четвертый год его жизни в Германии, вдали от Родины. Но и там, за границей, он внимательно следил за событиями, происходящими в России. Откуда шла информация? Главные сведения приходили со страниц иностранных газет. Осенью 1739 года Михайло Васильевич с радостью узнал о победе русских войск над турецкими под Ставучанами и о взятии русскими неприступной твердыни -турецкой крепости Хотин на подступах к Балканам. Вдохновленный этим событием, гениальный Ломоносов создает большое поэтическое произведение - "Оду на победу над турками и татарами и на взятие Хотина 1739 года". Признаемся, читателю в начале XXI века будет трудно и даже немного утомительно читать данную поэму. Поэтому мы попробуем выделить лишь некоторые строки, объединив их тематически и по смыслу с событиями года 1739-го. Начинается это хвалебное произведение с лиро-эпического обращения к природе. В дальнейшем у автора природа явится действующей силой его поэмы:

    
     Восторг внезапный ум пленил,
     Ведет на верьх горы высокой,
     Где ветр в лесах шуметь забыл,
     В долине, тишина глубокой.
     Внимая нечто, ключ молчит,
     Который завсегда журчит
     И с шумом вниз с холмов стремится.
     Лавровы вьются там венцы,
     Там слух спешит во все концы;
     Далече дым в полях курится.
    
    

    Для более полного восприятия картины сражения используем комментарии, оценки и почасовое описание специалиста Баиова А.К. Алексей Константинович Баиов (1871-1935) - русский военный историк, генерал-лейтенант, участник 1-й мировой войны, с 1918 г. служил в Красной армии.

    "ПОЗИЦИЯ была избрана командующим Вели-пашой. При этом целью было - не допустить русские силы к Хотину" (Баиов).

    
     К российской силе так стремятся,
     Кругом объехав тьмы татар;
     Скрывает небо конский пар!
     Что ж в том? Стремглав без душ валятся.
     
                               (Ломоносов)
    
    

    "Позиция была достаточно сильной и удобной для врага. Между деревнями Надобоевцы и Ставучаны (в 10 верстах юго-западнее Хотина) расположились турецко-татарские силы; здесь же протекает речка Шуланец, местность возвышенная, покрытая лесом" (Баиов). Крымские татары и турки, руководимые опытными военачальниками, были готовы во всеоружии принять бой с русскими. Оба их фланга можно было считать важными - левый прикрывал путь на Бендеры, правый - на Хотин. К утру 17 августа Вели-паша, сконцентрировав силы, ожидал подхода русской армии Миниха. Войска численностью примерно от семидесяти до девяноста тысяч человек были расположены на позициях до пяти километров. Семьдесят орудий были готовы стрелять по наступающим русским войскам.

    Презрительно отзываясь о врагах, великий стихотворец любовно, патетически, пишет о наших воинах, готовых изгнать и уничтожить противника:

    
     Крепит отечества любовь
     Сынов российских дух и руку;
     Желает всяк пролить всю кровь,
     От грозного бодрится звуку.
     По-былинному сильный русский солдат, вступает на поле боя...
     ... Где в труд избранный наш народ
     Среди врагов...
     Чрез быстрый ток на огнь бросает.
                                (Ломоносов)
    
    

    Аллегории предоставим литературоведам, а смысл противостояния прост: христиане (русские) ведут непримиримую борьбу с иноверцами, стремятся одним ударом, разгромив врага, обезопасить южнорусские земли.

    16 августа, накануне решающего сражения, фельдмаршал Миних провел разведку боем. После этого был приказ: "взять резолюцию на неприятеля, дойти с боем до его лагеря, напасть на лагерь, и атаковать его левый фланг" (Баиов). Важность победы в этом сражении была ясна обеим сторонам. Русские собирались уничтожить турок и татар...

    
     За холмы, где паляща хлябь
     Дым, пепел, камень, смерть рыгает,
     За Тигр, Стамбул своих заграбь,
     Что камни с берегов сдирает…
                                 (Ломоносов) 
     Сила великая у врага, но       
     Чтоб орлов сдержать полет
     Таких препон на свете нет...
                                 (Ломоносов)
    
    

    Итак, Миних приказывает на рассвете, 17 августа начать наступление. Силы русских также были немалыми: сорок тысяч войск регулярной армии и восемь тысяч нерегулярных при двухстах пятидесяти орудиях. Предполагалось организовать "демонстрацию" атаки на левом фланге русской армии с последующим ложным отступлением. А Вели-паша, опытный военачальник, был самоуверен и горделив…

    
     О россы, вас сам рок покрыть
     Желает для счастливой Анны.
     Уже ваш к ней усердный жар
     Быстро проходит сквозь татар,
     И путь отворен вам пространный.
                                 (Ломоносов)
    
    

    "Ложная" атака началась. Русский генерал Густав Бирон силами восьми тысяч человек и пятидесяти орудий направил весь огонь на врага. В перестрелке пошло движение сил русских. Хитрость давала свои результаты: Вели-паша начал перебрасывать часть своих войск против отряда Г. Бирона. А в это время Г. Бирон со своими пехотинцами и артиллеристами занял небольшую высоту и оттуда обстреливал вражеские позиции. Баиов напишет: "Турецкий командующий (паша), приняв маневр Г. Бирона за отступление, поторопился отправить в Хотинский лагерь известия о победе над русскими". Но как паша ошибался! Над всей русской армией "витал" тогда дух императора Петра Великого. Ломоносов упомянет его так:

    
     Блеснул горящим вдруг лицем,
     Умытый кровию мечем,
     Гоня врагов, герой открылся.
    
    

    Перед сражением турки со злорадством вспоминали неудачный для царя Петра Прутский поход 1711 года. Вели-паша и его генералы были уверены, что они "российскую армию в своих руках имеют и что из оной никто не спасется" (Баиов).

    Русская армия, построившись в три каре (форма боевого порядка пехоты - квадрат, что позволяет отбиваться от противника со всех сторон), начала наступление с "дирекцией направо" (Баиов). Турки, силы которых были распределены теперь неравномерно, начали беспорядочно обстреливать атакующих. К четырем часам дня армия Миниха, переправившись через болотистую речку Шуланец, представляла собой уже единое большое каре. Русские пошли "в гору", стремясь обойти вражеские окопы. Бесприцельный огонь турок то усиливался, то затихал. К пяти часам турки и татары пытались атаковать: "в дело" бросились конница Колчак-паши, хана Ислам-Гирея и Генж Али-паши. Пехотинцы из каре отвечали дружными залпами. Кое-где в ход пошли штыки. Последней отчаянной попыткой сорвать русскую атаку было нападение яростных пехотинцев-янычар (это были отборные турецкие силы). За полтора часа боя враг потерял убитыми около тысячи человек.

    К семи часам вечера исход боя был практически ясен. Янычары обратились в беспорядочное бегство, остатки турецких сил отходили к Хотину, а татары, кто конный, а кто в пешем строю, сбившись в кучу, пытались остановить русских. Прицельный огонь русской артиллерии, действия специально отделенного отряда Карла Бирона обеспечили вместе с наступавшим каре общий успех: русская армия дошла до турецких позиций на высотах и заняла лагерь паши. Османские войска бросили в панике сорок восемь орудий, более тысячи шатров и палаток, запасы продовольствия, военное имущество и позорно бежали с поля боя.

    
     Шумит ручьями бор и дол:
     Победа, росская победа!
     Но враг, что от меча ушел,
     Боится собственного следа...
    	             (Ломоносов)
    
    

    А.К. Баиов, по-своему продолжая поэтические мысли Ломоносова, отмечает: "Большая часть турок бежала к Бендерам, фактически увлекая за собой весь Хотинский гарнизон, остальные - ретировались к реке Прут и далее за Дунай, а татарские силы двинулись в Буджак". Обратимся вновь к М.В. Ломоносову. Он с сарказмом "спрашивает" у врага:

    
     Где нынче похвальбы твоя?
     Где дерзость? Где в бою упорство?
     Где злость на северны края?
     Стамбул, где наших войск презорство?..
    
    

    Если по самым скромным подсчетам враг оставил на поле сражения более тысячи убитых, то потери русской армии оказались слишком малы: всего тринадцать убитых и более пятидесяти раненых называет Баиов. В одном из своих приказов по армии Миних укажет: "Неприятелю не дать время ободриться". Полки шли ускоренным маршем, главнокомандующий опасался возможности султанской армии собраться за крепостными стенами.

    В Хотин уже вернулся начальник гарнизона Колчак-паша. Но из списочного состава в десять тысяч в крепости оказалось всего около девятисот человек, способных сопротивляться. Благородный паша, надеясь на великодушие русского фельдмаршала, попросил разрешение на "свободный выход" султанского гарнизона из крепости. Однако Миних был непреклонен: "Разрешаю отправить в Турцию семьи военных людей". А Колчак-паша, гуманный и заботливый, организует отправку в Стамбул своего гарема. Семьи янычар последовали в плен с женщинами и детьми!

    Хотин сдался без боя 19 августа 1739 года. Остатки "славной" султанской армии сложили оружие, в числе трофеев оказались сто семьдесят девять различных орудий.

    Позже военный историк А.К. Баиов отметит в своих выводах "упорное, настойчивое и неуклонное движение к цели", проявленные русскими, "строгую дисциплину в войсках", постоянно поддерживаемую командующими, эффективно примененный огонь артиллерии. Заметим, что Ломоносов ни разу не упоминает Миниха, главного русского военачальника, в своей оде. Этому есть объяснение. А генерал Баиов скажет о заслугах этого начальника:

    Миних "действовал в соответствии с правильно понятой им обстановкой". "Результаты ... получены (командующим) если и не с легким трудом, зато с малой кровью". Еще цитата: "Правильно оценены (Минихом) силы противника, составлен надлежащий план сражения". Миних под Ставучанами удачно использовал маневр с перестроением боевого порядка. Так, линейное построение превратится в три каре, а "пассивная" оборона сменится активной наступательной тактикой, что и решит исход сражения и всей войны 1735 - 1739 годов.

    Почему же Михайло Ломоносов не назвал Миниха среди главных героев сражения? Прежде всего уточним: из живших в то время он назвал лишь одного героя (героиню) - императрицу Анну Ивановну. Она царствует над русскими людьми, значит, победа есть ее заслуга. Это явно в традициях русской эпической поэмы, в данном случае оды "На взятие Хотина". Миних, выполняя приказ Анны, уничтожает врага.

    
     Россия! коль счастлива ты
     Под сильным Анниным покровом!
     Какие видишь красоты
     При сем торжествованьи новом!
                                 (Ломоносов)
    
    

    Русский ученый и поэт не испытал на себе всех прелестей режима бироновщины, не знал да и не мог знать о характерных особенностях личности Анны Ивановны. Он учился за границей, отмеченный научным руководством как способнейший студент. Этот студент был великим патриотом своей Родины, написав такие строки:

    
     Любовь России, страх врагов,
     Страны полночной Героиня,
    
     Седми пространных морь брегов*
     Надежда, радость и богиня,
     Велика Анна, ты доброт
     Сияешь светом и щедрот, -
     Прости, что раб твой к громкой славе,
     Звучит что крепость сил твоих,
     Придать дерзнул некрасной стих
     В подданстве знак твоей державе.
    
    

    Русская держава в том далеком 1739 году могла гордиться такими успехами. Предоставим критически настроенным историкам право оценивать роль Миниха в русско-турецкой войне 1735 - 1739 годов. Однако напомним читателю следующее.

    Впервые были разрушены мифы о непобедимости турок, тогда еще очень боеспособных воинов. Русские войска своим успехом под Ставучанами и Хотином положили начало победам над Османской империей в восемнадцатом и девятнадцатом веках. Россия имела в дальнейшем лишь постоянные успехи в войнах с Турцией, вплоть до событий 1914-1918 гг. (1-я мировая война). И пусть наши историки и политики редко упоминают об этом факте, но Петр I был отомщен своим сподвижником Минихом: неудача похода 1711 года была исправлена победой в 1739 году. Влияние России на Балканах усиливалось. Баиов так и напишет, что для будущего петровские начала, которые проявились в первых же значительных военных действиях на полях новой, Семилетней войны, были сохранены Минихом. Вот почему по праву и с достоинством имя Бурхарда Миниха может быть упомянуто вместе с именем Михайло Ломоносова. Того самого ученого и литератора, который преклонялся перед образом Петра Великого и потомкам своим завещал помнить и уважать великого монарха! Русская армия прославила свое отечество, а знаменитый поэт и ученый прославил и армию и ее выдающегося командующего. Будем и мы помнить об этом всегда.


    *…Пространных морь брегов - среди морских берегов Москва - Петербург, 2002 - 2003 гг.

    Глава из книги "Фельдмаршал Миних в России"

    Саркис Арутюнов.
    Рубрика Историческая мозаика



    Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2017
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru