Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Случайная статья

Интересно
  • Рассказы о Венеции
  • Япония - такая далекая и такая близкая
  • Биография Дмитрия Сергеевича Мережковского

  • Стихотворения Мережсковского
  • Русские писатели
  • Русские поэты
  • Русские поэты-эмигранты
  • Биографии писателей
  • Львы (по знаку зодиака)
  • Знаменитые Дмитрии


  • Дмитрий Сергеевич Мережковский (1866 - 1941) - российский писатель, литературовед, философ. В истории русской литературы книга Мережковского "О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы" (1892) стала первой развернутой декларацией декаденства. Книга Мережковского призывала к созданию "нового идеального искусства, грядущего в России на смену утилитарному пошлому реализму". Русский символизм получил в трактате Мережковского развернутую характеристику, в которой были сформулированы его мировоззренческие и эстетические принципы. Мережковский упрекал русскую литературу в чрезмерной гражданской тенденциозности, в нарочитой идейности, в отсутствии в ней "божественного идеализма". Ведь в основе искусства, считал он, лежит религиозное чувство, предощущение Бога. Поэтической декларацией явился сборник стихотворений Мережковского "Символы" (1892), с эпиграфом из "Фауста" Гёте: "Все преходящее есть только символ". Наиболее отчетливо свое эстетическое воззрение на мир Мережковский выразил в стихотворении "Дети ночи" (1896). Декларативная риторичность сочетается здесь с представлением о поэте как о провозвестнике новой красоты и таинственного "неведомого". Мережковский не был крупным поэтом, но сыграл, однако, определенную роль в развитии самих принципов новой поэзии, утвердив в ней ряд устойчивых образов и тем.

    В 1890-е годы Мережковский начал писать самое значительное свое произведение - трилогию "Христос и Антихрист", в которой выразил свой взгляд на историю и грядущие судьбы человечества (часть I - "Отверженный" ["Смерть богов" ("Юлиан Отступник")], 1896; часть II - "Воскресшие боги" ("Леонардо да Винчи"), 1901; часть III - "Антихрист" ("Петр и Алексей"), 1905). Исторический материал и проблематика романов были подчинены доказательству мистической теории Мережковского, который считал, что в жизни всегда борются две правды - небесная и земная, дух и плоть, Христос и Антихрист. Первое проявляется в стремлении духа к самоотречению и слиянию с богом, вторая - в стремлении человека к самоутверждению, владычеству индивидуальной воли.

    На аналогичной оппозиции строятся и литературно-критические исследования Мережковского, самое значительное из которых "Л. Толстой и Достоевский. Жизнь и творчество" (т. 1 - "Жизнь и творчество Л. Толстого и Достоевского", т. 2 - "Религия у Л. Толстого и Достоевского", 1901-1902). Федор Достоевский представал у Мережковского как "провидец духа", а Лев Толстой - "как провидец плоти". В синтезе их художественных открытий Мережковский предрекал постижение высшей ступени человеческого познания - религиозно-мистическую тайну бытия. Последняя такая литературная антитеза в критической работе о Некрасове и Тютчеве "Две тайны русской поэзии" (1915).

    После поражения первой русской революции Мережковский публикует ряд работ "общественного характера": "Грядущий хам" (1906), "Не мир, но меч. К будущей критике христианства" (1908), "Больная Россия" (1910). В эти же годы Мережковский выступает как драматург, пишет пьесы "Павел I" (1908), "Царевич Алексей" (1920) и романы "Александр I" и "14 декабря" (1918).

    В 1920 году Мережковский эмигрировал сначала в Польшу, затем до конца дней жил в Париже. В эмиграции Мережковский пишет эссе, философские раздумья об исторических лицах: "Наполеон" (1929), "Иисус Неизвестный" (1932-1933), "Жанна д'Арк" (1938), "Данте" (1939).


    Литература.
    Марина Уртминцева. "Словарь русской литературы", 1997.

  • Ссылки на эту страницу


  • Комментарии к статье:

    Личная жизнь
    2016-05-20 11:29:45

    Первым серьёзным романтическим увлечением Мережковского была Л. К. Давыдова, дочь издательницы «Северного Вестника» Л. К. Давыдовой. Летом 1885 года он совершил путешествие с семьей А. А. Давыдовой по Франции и Швейцарии, но этот любовный роман оказался неудачным. В январе 1889 года Мережковский вступил в брак с З. Н. Гиппиус, будущей поэтессой и писательницей, которая стала на всю жизнь его ближайшим другом, идейным спутником и «соучастницей духовных и творческих исканий». Союз Мережковского и Гиппиус — самый известный творческий тандем в истории русской культуры «серебряного века».

    Современники отмечали, что Мережковский и Гиппиус составляли единое целое, были неотделимы друг от друга. Сами супруги признавались, что часто не улавливали, кому именно из них принадлежит начало той или иной идеи. «Она ведь не другой человек, а я в другом теле», — писал Мережковский в письме к В. В. Розанову от 14 октября 1899 года. Они прожили вместе, как писала Гиппиус в своих мемуарах, «52 года, не разлучившись ни на один день».

    Необычным было уже начало этого союза. Едва только познакомившись, они стали встречаться ежедневно, в парке, причём втайне от окружающих. Каждый их разговор выливался в спор, но при этом стремительно способствовал осознанию полного единения. Секретарь Гиппиус В. А. Злобин отмечал, что та «…по неопытности — ведь ей всего девятнадцать лет» — не чувствовала «внутренней слабости» писателя, скрывавшейся за внешним блеском, которым он «ослепил» литературный Боржом, но признавал за Мережковским уникальную восприимчивость, способность ассимилировать идеи: «Он 'слушает порами', как она говорит, и по сравнению с ним она — груба. Но у неё — идеи, вернее, некая, ещё смутная, не нашедшая себе выражения реальность… Он к её стихам прислушивается внимательно и недаром так дорожит утренними с ней прогулками по боржомскому парку. Любит их и она. В этих прогулках, разговорах, даже ссорах — начало их сближения, того 'духовного брака', потомство от которого будет 'как песок морской'», — писал Злобин. Грань между «собеседованием» и любовным свиданием была в эти дни для двоих практически стёрта, — отмечал Ю. Зобнин.

    З. Гиппиус так описывала их встречу 11 июля в Боржоме:

    «…Мне уже не раз делали, как говорится, «предложение»; еще того чаще слышала я «объяснение в любви». Но тут не было ни «предложения», ни «объяснения»: мы, и главное, оба — вдруг стали разговаривать так, как будто это давно было решено, что мы женимся и что это будет хорошо. Начал, дал тон этот, очень простой, он, конечно, а я так для себя незаметно и естественно в этот тон вошла, как будто ничего неожиданного и не случилось. З. Гиппиус»

    Венчание состоялось 8 января 1889 года практически без гостей. День свадьбы молодожены провели за чтением. На утро Гиппиус, по собственному признанию, «забыла, что накануне вышла замуж».

    Многие исследователи отмечали «экспериментальный» характер их брака, необычность взаимоотношений. «Их брак не был обычным в обыденном понимании этого слова. Как и вся жизнь этих людей, он носил характер смелого эстетического и нравственного эксперимента», — отмечал Д. Чураков. Ю. Зобнин возражал против романтического представления о «необычной любви и необычном браке» Мережковских: история их супружеской жизни была, по его мнению, в чём-то, напротив, крайне банальной: относительная бесстрастность мужа, эмоциональная неудовлетворённость жены; его физическая отстранённость как реакция на её бурные романтические увлечения и — результат: «любовь, подобная вражде».

    При том, что гораздо больше поводов для ревности давала Гиппиус, именно её реакция на увлечения мужа вызывала ссоры, которыми омрачался союз. Самый большой скандал в семье вызвали отношения Мережковского с Е. И. Образцовой, его многолетней поклонницей. В начале апреля 1901 года она приехала в Петербург, и он неожиданно завязал с ней любовный роман, оправдывая свое «падение» теорией о «святости плоти». В конце июля 1902 года Образцова прибыла к супругам вновь: формально — чтобы стать пайщицей «Нового пути», в действительности — по причинам опять-таки романтическим. В конечном итоге Гиппиус со скандалом выставила её из дома. Вспыхнувший осенью 1905 года внезапный роман Мережковского с поэтессой-«оргиасткой» Л. Н. Вилькиной, из-за которого в очередной раз чуть не рухнуло «троебратство», оказался его последним серьёзным увлечением «на стороне».

    Заранее предоставив друг другу полную романтическую свободу, супруги в какой-то мере принесли ей в жертву чувственную сторону союза: до самого конца совместного жизненного пути, ощущая полное духовное и интеллектуальное единение, они уже не испытывали друг к другу сильных чувств; страдали, с одной стороны — от невозможности жить друг без друга, с другой — от внутреннего взаимотторжения. Как следствие, в отношениях Мережковских сложилась «странная искусственность», обращавшаяся в «болезненную и неприятную игру», где муж, как отмечали многие мемуаристы, играл роль «пассивную, а то и страдательную».

    Добавить комментарий к статье



  • Стихотворения Мережсковского
  • Русские писатели
  • Русские поэты
  • Русские поэты-эмигранты
  • Биографии писателей
  • Львы (по знаку зодиака)
  • Знаменитые Дмитрии

  • А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я



    Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2017
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru