Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • Рассказы о Венеции
  • Корея. Путешествие в Пэкче
  • Доктор Парацельс и его эликсир бессмертия

  • Теофраст Парацельс
  • Биография Парацельса
  • Кем был таинственный Парацельс?
  • Биографии врачей


  • Загадки великих людей


    Ряд исследователей жизни и деяний великих людей эпохи Ренессанса уверены, что один из родоначальников современных медицины и химии Парацельс посещал Крым. Парацельс, которому приписывают даже создание эликсира бессмертия, в начале XVI столетия якобы изучал и перенимал в Крыму секреты местных целителей.

    В бурном и переломном для мира XVI веке новые пути человечеству открывали титаны Возрождения: Леонардо да Винчи, Лютер, Коперник, Дюрер и другие. Они отважно стремились познать истину, порой ошибаясь, но часто совершая великие открытия или создавая шедевры искусства. Когорта дерзавших открывала новую эпоху человеческого развития. К этой когорте принадлежал и Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, взявший себе псевдоним «превыше Цельса» (древнеримского знатока медицинской науки) — Парацельс. Он дерзнул отринуть древние медицинские авторитеты, предпочтя развивать медицину на основе наблюдения, опыта и эксперимента.

    Исследователи его биографии предполагают, что Парацельс побывал в татарском плену во время своих странствий или же мог посетить Крымское ханство, чтобы познакомиться с методами лечения, которыми пользовались его жители. Действительно, секреты врачевания крымских христиан, медицинская практика суфиев, способы традиционного лечения тюрков могли привлечь Парацельса. Наиболее экзотическая версия крымской странички связывает с татарским пленением поездку Парацельса в Индию, где, по мнению оккультистов, он был посвящен в тайные знания Востока. Как бы там ни было, связи гения с Крымом — это лишь один из неразгаданных эпизодов жизни Парацельса, которого по праву можно назвать человеком-загадкой.


    Имя, призвавшее судьбу


    Парацельс родился в 1493 году в поселении Эйнзидельн под Цюрихом, кантон Швиц, в знатной и славной, но обедневшей семье. Родовой замок Гогенгейм находился под Штутгартом. Дядей Парацельса был гроссмейстер известного рыцарского ордена св. Иоанна.

    Пышное дворянское имя — Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм — не принесло ему большого состояния, но, возможно, заложило особую жизненную программу. Его отец, Вильгельм Бомбаст, был образованным врачом и способным алхимиком. Он-то и назвал сына в честь выдающегося лекаря, ученика Аристотеля Теофраста.

    Вильгельм Бомбаст начал обучать единственного наследника основам алхимии, хирургии и терапии с детства. Есть сведения, что Парацельс обучался и у монахов монастыря св. Андрея в долине Савоны, и у знаменитого настоятеля монастыря святого Иакова в Вюрцбурге Иоганна Тритемия Спонгеймского. Этот известный адепт каббалы, алхимии и астрологии развил в юном Теофрасте склонность к оккультным наукам. Тяга к ним привела фон Гогенгейма в Тироль — в лабораторию алхимика и богача Сигизмунда Фуггера, способного передать ученику многие знания.

    После окончания учебы в университете в Ферраре в 1515 г. фон Гогенгейм получает степень доктора медицины. Но уже тогда уровень полученных знаний не мог его удовлетворить. Преподавание в Европе того времени велось на основе старых медицинских теорий, без опоры на практику и с соответствующими последствиями для больных. Фон Гогенгейм позже напишет: «Знание, для которого мы предназначены, не ограничено пределами нашей собственной страны и не станет бегать за нами, но ждет, пока мы не отправимся на поиски его. Никто не сможет овладеть практическим опытом, не выходя из дома, равно как не найдет учителя тайн природы в углу своей комнаты».

    Он отважно путешествовал в поисках знаний по всей Европе, Ближнему Востоку и Египту. Это было не лучшее время для путешествий в этой части света: политические конфликты, войны, начало религиозной борьбы католиков с протестантами, противостояние христиан и мусульман… Но суровая реальность не пугает искателя знаний. Он становится военным врачом в Дании и Нидерландах, принимает участие в военных кампаниях в Швеции, Польше, Италии, путешествует по Англии, Шотландии, Испании, Португалии, Франции, Германии, Австрии, Венгрии, Трансильвании, Валахии, вероятно, Московии, посещает Константинополь. При этом фон Гогенгейм общается не только с официальными медицинскими светилами, а и с носителями народных медицинских знаний: знахарями, повитухами, травниками, ведунами и цыганами. При этом он зарабатывает на жизнь как рядовой цирюльник, отворяющий кровь, или преподаватель астрологии и алхимии.

    Знания, собранные со всего континента и прилегающих территорий, легли в основу нового учения о здоровье. Так произошла «трансмутация» фон Гогенгейма в Парацельса.

    «Я скитался в поисках моего искусства, нередко подвергая опасности свою жизнь, — позже напишет Парацельс. — Я не стыдился даже у бродяг, палачей и цирюльников учиться всему, что считал полезным. Известно, что влюбленный может пройти долгий путь, чтобы встретить обожаемую им женщину, — насколько же сильнее та тяга любящего мудрость, что заставляет его скитаться в поисках своей божественной возлюбленной!»


    Жестокие битвы эскулапов


    Возвращение Парацельса в Швейцарию и Германию всколыхнуло медицинское сообщество. Медики в эпоху Возрождения четко подразделялись на три иерархические группы: самое высокое положение занимали ученые-врачи, ниже аптекари, еще ниже — хирурги-цирюльники. Вне врачебной системы были знахари, обслуживавшие бедные слои населения и подвергавшиеся преследованиям (одна инквизиция чего стоила!). Для многих ученых-врачей едва ли не единственными источниками знаний являлись писания древних медицинских авторитетов, а новые данные и наблюдения, противоречившие устоявшемуся мнению, игнорировались. Они неотступно держались теории Галена, в соответствии с которой болезнь — это дисбаланс четырех телесных компонентов. Лечение же должно состоять в восстановлении баланса путем принудительного кровопускания, поноса, потоотделения или рвоты. Нередко пациенты после этих процедур умирали, а врачи поясняли такой исход тяжестью болезни.

    Парацельс осмелился отвергнуть подход Галена. «Лучшие из наших известных врачей те, кто приносит наименьший вред, — писал он. — К несчастью, одни отравляют больных ртутью, другие залечивают их слабительным или кровопусканием до смерти. Некоторые заучились до такой степени, что лишились напрочь здравого смысла, других более заботит собственная выгода, нежели здоровье больных. Лекарь должен понимать причины болезни. Врачу следует быть слугою природы, а не врагом ее: ему надлежит вести и направлять ее в ее борьбе за жизнь, а не воздвигать своим неразумным вмешательством новые препятствия на пути исцеления».

    Борьба с косностью и корыстолюбием, распространение нового учения не обещали легкой жизни Парацельсу. На отношения с окружающими накладывал отпечаток и резкий характер доктора. Парацельс сознавался: «Я, конечно, груб по сравнению с белоручками и с людьми тонкого обхождения, ибо они воспитаны в мягких одеждах, а мы на еловых шишках, и мы плохо понимаем друг друга». В 1525 г. он был изгнан властями из Зальцбурга за поддержку борьбы крестьян против нескольких князьков-мздоимцев.

    Вскоре Парацельс был приглашен на должность городского врача в богатый швейцарский город Базель. Он спас от ампутации ноги одного богача, которому не смогли помочь лучшие врачи города, и его пригласили занять кафедру медицины в Базельском университете. Во время лекции он публично сжег труды Галена и Авиценны и заявил, что даже шнурки его башмаков знают больше, чем эти древние «мокротники». Профессор Парацельс порвал со средневековой традицией читать лекции на латыни и начал преподавание на немецком. Все это вызвало неудовольствие врачей Базеля.

    Еще больше конфликт углубился, после того как главный врач города стал контролировать работу аптекарей, качество приготовленных им лекарств, которые Парацельс называл «вонючей похлебкой». Таким образом, он нанес удар по доходам, как бы сейчас сказали, «медицинской мафии».

    Нередко бедных Парацельс лечил бесплатно, но богатым спуску не давал. Его судебный конфликт с влиятельным, но неблагодарным горожанином, который не оплатил гонорар доктору, стал последней каплей — из Базеля он также вынужден был бежать. Парацельсу не смогли помочь даже жители города, которых он вылечил от тяжелых или считавшихся неизлечимыми недугов. Кстати, среди них был и знаменитый писатель и философ Эразм Роттердамский. Парацельс вернулся к кочевому образу жизни и лечил жителей деревень в горных районах Альп.

    Парацельс как врач-новатор отказался от сложных и зачастую неэффективных средневековых лекарств, создавая свои, более простые, на основе вытяжек, «квинтэссенций», из растений и минералов. Его считают предтечей современной фармакологии, ему принадлежит фраза: «Все есть яд, и ничто не лишено ядовитости; одна лишь доза делает яд незаметным» (в популярном изложении: «Все яд, все лекарство; то и другое определяет доза»). Парацельс первым стал широко применять в лечении химические средства, в частности, препараты железа, сурьмы, свинца и меди. Кроме того, он усиленно пропагандировал естественные средства лечения: свежий воздух, покой, диету и целебные минеральные воды.

    В 1528 г. Парацельс приехал в Кольмар, где ему удалось поднять на ноги многих тяжелобольных. Ученый продолжает свои занятия алхимией, осваивает другие оккультные науки. По городу пополз слух, что он вступил в сношения с дьяволом. Избегая неприятностей, Парацельс направляется в Эсслинген, а затем в 1530 г. в Нюрнберг. Здесь повторяется его конфликт с «настоящими врачами». Чтобы опровергнуть обвинения в шарлатанстве, он попросил городской совет направить к нему нескольких пациентов, чьи болезни считались неизлечимыми. Как свидетельствуют документы Нюрнберга, в короткие сроки и бесплатно он вылечил несчастных от слоновьей болезни. В этом городе Парацельс издал свои труды, которые, однако, по требованию медиков Лейпцигского университета были запрещены. Он посещает Инсбрук, затем лечит больных чумой в Штерцингене. Все эти годы не перестает писать на разные темы — от богословия и медицины до оккультных наук. По словам очевидцев, Парацельс мог работать над рукописями несколько дней без сна. Долгожданное признание ему принесла книга «Большая хирургия», изданная в Ульме и Аугсбурге.

    Измученный борьбой, Парацельс переезжает по приглашению высокопоставленного лица в Зальцбург, где, казалось бы, может наконец-то в спокойной обстановке отдаться любимому занятию. Но в 1541 г. на постоялом дворе «Белая лошадь» его находят мертвым.

    Обстоятельства смерти выдающегося медика до сих пор вызывают споры: одни называют ее причиной подрыв жизненных сил вследствие странствий и борьбы, другие — пары ртути, которые Парацельс вдыхал во время своих опытов, третьи — пьяную драку. Есть и масса других версий. Однако в среде оккультистов принято считать, что великий медик был отравлен своим коллегой-врачом.

    На могильном камне в Зальцбурге высечена надпись: «Здесь погребен Филипп-Теофраст, превосходный доктор медицины, который тяжелые раны, проказу, подагру, водянку и другие неизлечимые болезни тела идеальным искусством излечивал и завещал свое имущество разделить и пожертвовать беднякам. В 1541 году на 24 день сентября сменил он жизнь на смерть». Существует предание о том, что молитва возле могилы Парацельса остановила в 1831 г. приближение чумы к городу. Люди приезжают сюда и сегодня, чтобы помолиться о здравии.


    Реформатор алхимии и медицины


    Заслуга открытия или описания целого ряда рациональных подходов к лечению принадлежит Парацельсу. Так, например, он использовал эффект плацебо, когда люди исцелялись благодаря приему облаток без лекарств. Он предложил использовать в качестве анестезии настойку опия и новые антисептики. Парацельс лечил сифилис малыми дозами паров ртути, хотя ему в большинстве случаев не верили. Только четыре века спустя новое лекарство от сифилиса создали на основе ядовитого мышьяка. За эти нововведения его критиковали врачи старой формации.

    Однако практические наблюдения были лишь одним крылом философии Парацельса. Вторым стала опора на «четыре столпа»: натурфилософию, астрологию, алхимию и добродетели, под которыми он понимал внутреннюю силу людей, планет и минералов. Парацельс разработал альтернативную биохимию, основанную на сере, соли и ртути. В результате медики последующих столетий считали его едва ли не колдуном. Но сегодня за метафорами его трудов просматривается современный целостный (холистический) подход: врач должен стремиться привести в гармонию все слагаемые здоровья пациента, включая внешнюю среду, психосоматику и сверхъестественное начало.

    Парацельс считал, что главная задача алхимии не поиск философского камня для превращения металлов в золото, а создание лекарств, и немало в этом деле преуспел. По преданию, Парацельсу удалось создать даже эликсир бессмертия. Однако после его смерти таинственное вещество и рецепты многих лекарств пропали.


    АНДРЕЙ ИВАНЕЦ
    Первая крымская N 158, 19 ЯНВАРЯ/25 ЯНВАРЯ 2007


    Добавить комментарий к статье



  • Теофраст Парацельс
  • Биография Парацельса
  • Кем был таинственный Парацельс?
  • Биографии врачей



  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru