Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • Путешествие в Тунис. От блаженного Августина до Боба Марли
  • Нищета и блеск Лас-Вегаса
  • Биография Александра Ивановича Покрышкина

  • Легендарные летчики
  • Знаменитые Александры


  • Александр Иванович Покрышкин родился 6 марта 1913 года в городе Новониколаевске (ныне Новосибирск). Отец - Покрышкин Иван Петрович (1885-1934), переселенец из крестьян Вятской губернии, рабочий. Мать - Покрышкина (Мосунова) Ксения Степановна (1885-1969). Супруга - Покрышкина Мария Кузьминична (1921-2000), участница Великой Отечественной войны, медицинская сестра. Дочь - Бородина Светлана Александровна (1944-1996), кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник Института теории и истории изобразительного искусства. Сын - Покрышкин Александр Александрович (1947 г. рожд.), кандидат технических наук, старший научный сотрудник Института океанологии Российской академии наук.

    Судьба не баловала будущего аса и военачальника. Детство и юность его прошли в бедной многодетной семье на рабочей окраине города - Закаменке, которая славилась лихими крепкими парнями. Среди них Александр выделялся тягой к знаниям, интересом к технике, неслучайно его звали "Сашка-инженер". Отличала его и редкая целеустремленность. В своей книге "Познать себя в бою" Покрышкин пишет: "...двенадцатилетним мальчишкой я впервые увидел прилетевший агитсамолет. Среди всех жителей города, сбежавшихся на поле военного городка и окруживших самолет, стоял и я... Потрогал его крылья и мысленно сказал себе: "Буду делать все, но стану только летчиком".

    В 1928 году Покрышкин успешно оканчивает семилетку. Некоторое время подрабатывает кровельщиком в строительных организациях, а весной 1930 года, вопреки воле отца, желавшего, чтобы сын получил профессию счетовода, поступает в школу ФЗУ Сибкомбайнстроя и уходит из дома в общежитие.

    Сибкомбайнстрой - один из первых гигантов индустриализации, в годы войны крупнейший производитель боеприпасов. Через полтора года Александр оканчивает ФЗУ, до июля 1932 года работает слесарем-инструментальщиком. Затем добровольно идет на службу в РККА. По комсомольской путевке его направляют в Пермь, в авиационную школу. Но там неожиданно для себя он узнаёт о том, что летное отделение отменено. Осуществление мечты было отложено на несколько лет.

    Но Александра ничем было не остановить, с неукротимой настойчивостью он пишет десятки рапортов. И все об одном - о переводе в летное училище. Ответ краток: авиации нужен и технический состав. Спустя многие годы жена Александра Ивановича Мария Кузьминична Покрышкина напишет в своей книге "Жизнь, отданная небу": "Однажды в санатории "Архангельское" мы встретили человека, на чье имя в свое время Саша послал сорок четыре (!) рапорта о том, чтобы его направили в летную школу. Александр Иванович напомнил ему об этом. "Знать бы, каким ты станешь летчиком, после первого же рапорта я бы сам за тобой приехал", - сказал он".

    Кстати, авиатехником Александр становится первоклассным. Его девиз: "Знать всё в авиации". В декабре 1933 года он оканчивает 3-ю Пермскую военную школу авиационных техников, а спустя год - Курсы усовершенствования техсостава ВВС РККА имени К. Е. Ворошилова в Ленинграде. С декабря 1934 по ноябрь 1938 года А. И. Покрышкин - старший авиатехник звена в 74-й стрелковой дивизии в Краснодаре. По службе характеризуется отлично.

    Уже тогда проявляется его творческая натура. Он вносит ряд предложений по усовершенствованию авиапулемета ШКАС, конструкции самолета-разведчика Р-5. Отправляет свои разработки в Москву, получает благодарственное письмо от Главного конструктора Н. Н. Поликарпова.

    Инженерные знания, аналитический ум, творческая увлеченность замечены командованием, Покрышкину поручают вести занятия с техническим персоналом части. Он преподает в аэроклубе Осоавиахима, ведет кружок планеристов во время летних сборов. По собственным чертежам строит тренажер для тренировки летчика, планер.

    А небо по-прежнему влечет его с невероятной силой. Он продолжает сам подниматься в небо на планере, позднее в качестве летчика-наблюдателя на Р-5. Одновременно совершенствует навыки спортсмена - гимнаста, стрелка, велосипедиста.

    Воентехник 2-го ранга Покрышкин - любитель и знаток военно-исторической литературы. Его кумиры - знаменитые русские летчики П. Н. Нестеров (автор "мертвой петли") и Е. Н. Крутень, сбивший 20 самолетов в период Первой мировой войны, написавший книги "Воздушный бой" и "Истребительная авиация".

    Дерзостная мечта о небе привела к неожиданному для всех поступку. Покрышкин оформляет очередной отпуск и за 17 дней на отлично сдает годичную программу летной подготовки аэроклуба. Сопротивление отдела кадров ВВС наконец-то сломлено. Покрышкин, даже не зайдя в квартиру за вещами, с вокзала выезжает по направлению в Краснознаменную Качинскую авиашколу пилотов имени А. Ф. Мясникова.

    В 1939 году старший лейтенант А. И. Покрышкин оканчивает с отличными оценками авиашколу и с чувством огромной радости выезжает в Кировоград, в 55-й истребительный авиаполк. Здесь и началась его летная биография. И уже на этом этапе еще совсем юный Покрышкин проявил себя как сторонник энергичного пилотирования с высокими перегрузками, инициатор стрельбы с предельно короткой дистанции: "Пусть слабаки стреляют на двести метров, а я буду стрелять на сто и меньше!"

    Далеко не все командиры спокойно отнеслись к нарушениям устаревших инструкций. "Это, - как пишет сам Александр Иванович, - в некоторых случаях приводило к конфликтным ситуациям. Но не даром говорят, что сибиряки народ упрямый. Несмотря ни на что, твердо придерживался своей линии".

    Войну Покрышкин встретил в Молдавии. И уже 23 июня открывает счет - сбивает первый Ме-109. 3 июля, уже имея несколько побед в воздухе, он был сбит зенитным огнем над рекой Прут. Самолет в ходе приземления на опушке леса был разрушен. Летчику, несмотря на повреждение ноги, удалось на четвертый день добраться до расположения полка. В санчасти Александр Иванович начинает вести тетрадь "Тактика истребителей в бою". Туда он заносит свои соображения и расчеты, рисует схемы. Творческий характер Покрышкина-летчика не остался незамеченным. Уже осенью командир полка В. П. Иванов поручает именно ему вводить в строй молодых летчиков.

    Однажды Покрышкин сказал: "Кто в 1941-1942 годах не воевал, тот войны по-настоящему не видел". В этом была большая правда - чего только не довелось испытать летчикам в ту тяжелую пору: отступление в условиях частой потери связи и управления, штурмовки на лишенных броневой защиты истребителях, которые сами летчики называли "пляской смерти", опасное переутомление после нескольких ежедневных боевых вылетов.

    Не раз техники с изумлением рассматривали пробоины в "МиГе" Покрышкина. В одном из боев пуля, ударив в правый борт кабины, задела плечевые лямки парашюта и от левого борта снова ушла направо, оцарапав подбородок и забрызгав кровью лобовое стекло. Два раза буквально у ног летчика не взрывались сброшенные на аэродром бомбы. Эти случаи (их было не менее десяти), как писал Александр Иванович в своих мемуарах "заставили поверить в судьбу. Никогда не буду прятаться от врага и останусь жив. Этому следовал всегда".

    5 октября 1941 года в районе Запорожья Покрышкин был сбит второй раз. Несколько дней выходит он из окружения с боями во главе группы солдат.

    В конце 1941 года основная боевая работа Покрышкина - разведчик, способный дать достоверную информацию командованию Южного фронта. В ноябре в условиях, когда нижняя кромка облаков опускалась до 30 метров, на бреющем полете Покрышкин в одиночку (перед этим с тем же заданием вылетали два истребителя И-16 и не вернулись) находит в районе Ростова-на-Дону основную группировку танковой армии генерала фон Клейста - более 200 машин. За этот подвиг он награжден орденом Ленина.

    В августе 1942 года полк, ставший к тому времени 16-м гвардейским, после тяжелейших боев был в предгорьях Кавказа отведен в тыл для переучивания на новую технику - поставленные в СССР по лендлизу американские истребители Р-39 "аэрокобра". Летчики ВВС США считали эти машины тяжелыми и опасными в управлении, с трудным выводом из плоского штопора. Но советские пилоты смогли справиться с этими недостатками и, используя сильные стороны "аэрокобры" (мощное вооружение и отличную радиосвязь), сделали этот самолет одним из самых результативных во Второй мировой войне.

    Здесь, в тылу среди своих, однажды летчика подстерегла опасность. Не терпевший косности, трусости, несправедливости, Покрышкин говорил, как думал, невзирая на лица. Это не раз приводило к осложнениям в его отношениях с начальством. Новый командир полка, сам редко поднимавшийся в воздух, сфабриковал дело, чтобы избавиться от непокорного подчиненного. Было отозвано представление к званию Героя Советского Союза. Покрышкина обвинили в нарушении наставлений и инструкций по действиям истребителей, исключили из партии и из штатного состава полка.

    Несмотря на опалу, летчик продолжал разработку своих тактических приемов, которые, как он писал, "пригодятся моим друзьям, летчикам эскадрильи и полка". После вмешательства вышестоящего начальства "дело" было прекращено. В ходе личной беседы с "провинившимся" командующий 4-й воздушной армией генерал-майор Н. Ф. Науменко предлагает ему должность заместителя командира полка. Другой бы, пожалуй, ухватился за это предложение. А Покрышкин просит оставить его командиром эскадрильи. Многое связывало его с этим подразделением. И многое еще он намеревался проверить в боях. С этой эскадрильей, обученной им по собственной системе, в блестящей боевой форме А. И. Покрышкин в апреле 1943 года возвращается на фронт.

    Началось воздушное сражение на Кубани. По плотности боев и концентрации самолетов на достаточно узком участке фронта оно не имело аналогов во Второй мировой войне. Для удержания стратегического Таманского плацдарма на аэродромах юга Украины, Крыма, Тамани немецкое командование сосредоточило более 1000 самолетов. Прибыли сюда и элитные истребительные эскадры: 52-я, 3-я "Удет" и 51-я "Мельдерс", названные в честь летчиков - национальных героев Германии.

    Установилась ясная погода, и каждый день над Голубой линией немецкой обороны проходило непрерывно, с постоянным наращиванием сил, до 50 групповых воздушных боев с одновременным участием до 200 самолетов. Шла, по воспоминаниям очевидцев, "настоящая рубка". В действиях Люфтваффе впервые начали наблюдаться нерешительность и вялость, господство в воздухе необратимо переходило к "сталинским соколам"...

    Особенную славу стяжал 16-й гвардейский полк, первой эскадрильей которого командовал Александр Покрышкин. 12 апреля в одном из первых же боев по прибытии на Кубань он на глазах у командующего ВВС фронта генерал-лейтенанта К. А. Вершинина сбил четыре "мессершмитта". За этот успех летчик-новатор награжден орденом Красного Знамени.

    Через несколько недель имя Покрышкина уже гремело во фронтовой и центральной прессе. Более того, как сообщает вышедшая в Германии книга "История воздушной войны. 1910-1970", "советские летчики, воевавшие на Кубани, завоевали мировую известность. Во главе их стоял Александр Покрышкин". А американские газеты "Нью-Йорк таймс" и "Нью-Йорк геральд трибьюн" отмечали вручение советскому асу Золотой медали, высокой боевой награды США. 24 мая 1943 года А. И. Покрышкину было присвоено звание Героя Советского Союза.

    Широко известен легендарный бой 29 апреля 1943 года. Тогда восьмерка ведомых Покрышкиным "аэрокобр" рассеяла и повернула назад три эшелона Ю-87 (81 самолет). К тому же их прикрывали десять Me-109. Одна пара сковала истребителей противника, шестерка остальных "соколиным ударом" сквозь мощнейший огневой заслон (стрелки 27 бомбардировщиков посылали навстречу более 400 пуль в секунду), дважды повторив математически рассчитанный маневр с переменным профилем пикирования и резким уходом вверх, расстреляла 12 "юнкерсов" (четыре из них - Покрышкин). Возвращаясь на аэродром, он сбивает пятый бомбардировщик. В очерке "Хозяин неба - Александр Покрышкин" фронтовые корреспонденты А. Малышко и А. Верхолетов писали: "Разве он стреляет? - говорят о нем друзья. - Он наваливается всем огнем, сжигает, как доменная печь". Все огневые точки на машине Покрышкина были переведены на одну гашетку.

    Вчетвером против 50, втроем против 23, в одиночку против 8 вступал в бой Покрышкин. И никогда не знал поражений. Притом в каждой схватке он брал на себя самое опасное - атаку ведущего немецких групп. Так сложилось еще в 1941-1942 годах, когда при порой десятикратном количественном превосходстве немцев в воздухе единственным способом переломить ход боя была победа над командиром-асом. Это сразу лишало противника управления и уверенности. Богатырь-сибиряк, переносивший немыслимые для большинства пилотов перегрузки, и вездесущий в небе ("Да сколько их, Покрышкиных?!" - донесся однажды до полковой рации отчаянный вопль немецкого летчика) помимо блистательных личных побед стал автором главных тактических приемов и построений своего полка. Эта тактика, замеченная и по достоинству оцененная после впечатляющих успехов полка, с 1943 года стала основой действий советской истребительной авиации, обеспечив ее превосходство над врагом.

    В книге "Советские Военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" есть такие слова: "Командир эскадрильи капитан А. И. Покрышкин по праву занимал среди летчиков-героев первое место как новатор наиболее передовых приемов воздушного боя... В небе Кубани Покрышкин один из первых на личном примере показал все преимущества эшелонированного боевого порядка по высоте, как внутри группы истребителей, так и между группами".

    Обладая ясным слогом, А. И. Покрышкин сам выступает со статьями в военной печати, где пишет о созданной им знаменитой "формуле грозы": "Высота - скорость - маневр - огонь!", о "кубанской этажерке", о "соколином ударе", о новом методе патрулирования на больших скоростях по принципу движения маятника часов и других тактических новшествах. "Подвиг требует мысли, мастерства и риска" - таким было кредо легендарного летчика, которого Герой Советского Союза известный пилот и писатель М. Л. Галлай точно назвал "мыслителем в нашем деле".

    А. И. Покрышкин создал собственную систему подготовки асов. Особое значение придавал он боевой дружбе и слетанности в эскадрильях. Не раз оставлял Покрышкин уже пойманный в прицел немецкий самолет ради спасения попавшего в опасность своего летчика. До конца своих дней больше всего гордился он тем, что по его вине не погиб ни один из тех, кого он водил в бой.

    Он увеличивает счет сбитых немецких самолетов в воздушных боях над Донбассом. 23 августа в одном из боев в районе реки Миус Покрышкин во главе четверки атакует три девятки Ю-87, прикрытых истребителями. Сбивает два "юнкерса", один из которых разваливается на части, но в бою с "мессершмиттами" сам едва избегает гибели. Спас командира его ведомый Г. Г. Голубев, который подставил свой самолет под огонь "мессера". Покинувшему с парашютом горящую машину Голубеву удалось приземлиться на нейтральной полосе и вернуться в полк. Завершил войну старший лейтенант Георгий Гордеевич Голубев, постоянный ведомый А. И. Покрышкина, Героем Советского Союза. 9 мая 1945 года он сбил над Прагой последний немецкий самолет, уничтоженный в воздушном бою на европейском театре Второй мировой войны.

    24 августа 1943 года Покрышкину вторично присвоено звание Героя Советского Союза.

    Одним из самых памятных для Покрышкина и его однополчан был бой с группой Ю-88 21 сентября 1943 года в районе Большого Токмака (Запорожская область). На этот раз схватка происходила на глазах командования и сотен зрителей с земли. Накануне вернулся в полк инженер, у которого на оккупированной территории немцы расстреляли всю семью. Покрышкин обещал отомстить. Как пишет он в своей книге: "Мы уже не раз слышали, да и сами были свидетелями зверств гитлеровцев. В душе накапливался клубок жгучей ненависти. Он постоянно клокотал, не давал успокаиваться, заставлял искать врага, разить его". И вот бой, который также мог стать последним в судьбе великого летчика. "Вхожу в строй бомбардировщиков. В прицеле ведущий. Очередь - и передо мной возникает огромный круг огня. Оторванное крыло взорвавшегося Ю-88 бьет рядом идущий бомбардировщик и проносится мимо меня с медленно вращающимся винтом мотора. Какое-то мгновение, не успев среагировать рулями, пронизываю центр огненного шара и оказываюсь в строю бомбардировщиков. Правее меня, отставая, горел Ю-88, поврежденный взрывом ведущего. Ошеломленный неожиданным взрывом, я какие-то секунды соображал, что делать. В панике высыпая бомбы, "юнкерсы" начали разворачиваться в обратную сторону. Бросаю самолет на ближайший справа. Он с разворотом входит в пикирование. Очередь по правому крылу - и из него потянулись струйки дыма. Но бомбардировщик с углом пикирования градусов сорок тянет к линии обороны. Переношу прицел на левый мотор и даю в упор очередь. Из мотора и центроплана хлынула полоса черного дыма с огнем, Ю-88 падает и врезается в крутой берег реки Молочной".

    Вернувшегося на свой аэродром Покрышкина встречает полковой инженер: "Товарищ майор, зачем вы так рисковали? У меня при виде взрыва в воздухе даже защемило сердце..." А один из летчиков сообщает, что третий бомбардировщик не засчитан командиром полка как самовозгоревшийся от взрыва своего ведущего, перегруженного бомбами и топливом...

    В ноябре того 1943 года Покрышкин в трех вылетах на особо любимую им "свободную охоту" сбивает над Черным морем на воздушных коммуникациях противника между Крымом и Одессой четыре транспортных Ю-52. Обнаружение этих одиночных самолетов в 100-200 километрах от берега над морем, бушующим в девятибалльном шторме, как пишет историк истребительной авиации Н. Г. Бодрихин, "может быть объяснено, пожалуй, лишь гением летчика". Сам Покрышкин описывает один из этих вылетов в своей лаконичной манере: "В четвертом полете на "охоту" над морем обнаружил Ю-52. Он шел крадучись, на высоте метров семьдесят, скрываясь в свисающей к воде бахроме облаков. Подойдя к нему снизу, ударил очередью из всего оружия по кабине. Самолет круто пошел к воде. Я тут же отдал ручку управления от себя и второй очередью прошил ему "живот". И тут рывком ручки на себя перескочил всего лишь в нескольких метрах через хвост падающего самолета... Настроение скверное - чуть не столкнулся".

    Узнавший об этом случае командующий 8-й воздушной армией генерал-лейтенант Т. Т. Хрюкин запретил Покрышкину полеты над морем, о чем тот очень сожалел.

    В феврале 1944 года последовал вызов к высокому начальству. Прославленному асу предлагают генеральскую должность начальника отдела боевой подготовки истребительной авиации ВВС. Покрышкин без раздумья отказывается от повышения и возвращается на фронт. В марте 1944 года Покрышкин становится командиром 16-го гвардейского истребительного авиаполка (4-й Украинский фронт).

    В июле 1944 года он получает звание полковника, назначается командиром 9-й гвардейской истребительной авиадивизии. Это назначение вызвало у летчика такие раздумья: "Командир дивизии летает на боевые задания редко: штабная работа, управление авиацией на линии фронта не позволяют часто вести бои. Но разве так уж важен для победы личный счет. Раз мне доверяют такую должность, то надо сделать все, чтобы оправдать высокую честь".

    А. И. Покрышкин остается летающим комдивом. Так 14 июля 1944 года он, после ранения в бою командира одного из своих полков Героя Советского Союза Б. Б. Глинки, ведет ударную восьмерку истребителей, атакует группу Ю-87 и Хш-129, насчитывающую около 50 самолетов, и одерживает три личные победы. 19 августа 1944 года за 550 боевых вылетов и 53 сбитых самолета ему в третий раз присваивается звание Героя Советского Союза. А. И. Покрышкин стал первым, кто был удостоен этого звания и оставался единственным трижды Героем до дня Победы над Германией.

    Официально за Покрышкиным числятся более 650 боевых вылетов и 59 лично сбитых самолетов. Действительная цифра, видимо, еще больше.

    Как писал Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Г. У. Дольников в книге "Покрышкин в воздухе и на земле" (Новосибирск, 1994): "Сейчас, думаю, можно написать и о том, что Покрышкин щедро делился победами со своими подчиненными. Была на фронте такая форма поддержки молодых летчиков... Личный счет Покрышкина, с учетом незасчитанных сбитых, был, думаю, не менее 100. А ведь в 1944-1945 годах, когда мы господствовали в воздухе, ему, командиру дивизии, летать запрещали".

    В последний год войны Покрышкин показал себя выдающимся командиром дивизии. Несмотря на запреты, он продолжал, хотя и реже, водить в бой группы своих истребителей. Командующий 1-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза И. С. Конев писал о Покрышкине, что "он показал себя на фронте не только человеком большой личной храбрости, но и искуснейшим организатором боевых действий. Александр Иванович владел не только высочайшим личным искусством воздушного боя, не только превосходно руководил этими боями в воздухе, выбирая каждый раз наиболее выгодные боевые порядки и уничтожая максимальное количество вражеских самолетов, но умел еще на земле наилучшим образом подготовить летный состав к действиям в воздухе, быстрее и точнее всех перебазироваться, лучше всех организовать аэродромную службу. Кстати сказать, именно он первым начал летать с германских автострад, используя их как аэродромы. Покрышкин - гордость нашей авиации...".

    И. Н. Кожедуб, второй наш трижды Герой, говорил, что считает себя учеником Покрышкина, у которого учился воевать и жить, быть человеком.

    Интересно и мнение противника. Оно изложено в главе "Сталинские соколы" из популярной в ФРГ книги американских историков авиации Р. Толивера и Т. Констебля о лучшем асе Люфтваффе Э. Хартмане. "Покрышкин путем математического анализа, - пишут авторы, - нашел те основополагающие формулы тактики, к которым Хартман впоследствии пришел чисто интуитивно. Аналогичность концепций и заключений достойна внимания... Покрышкинские нововведения во многом способствовали тому, что советская истребительная авиация отказалась от догматической доктрины довоенного времени... Пропагандистские искажения не должны привести к тому, чтобы видеть деятельность Покрышкина как летчика-истребителя, командира и тактика через фальшивые очки. Его слава заслужена, и уместно в этой книге отдать дань уважения тому, кто часто дрался с Хартманом и летчиками 52-й истребительной эскадры".

    Начиная с Кубани при появлении Покрышкина немецкие посты оповещения били тревогу: "Внимание! Внимание! В воздухе Покрышкин!" Были случаи, когда на "аэрокобре" Покрышкина вылетал кто-то из его друзей-летчиков, но найти противника им было трудно, пилоты Люфтваффе уходили от боя.

    Поздравляя Александра Ивановича с присвоением звания трижды Героя Советского Союза, командир корпуса А. В. Утин сказал ему: "Рад за тебя, Саша! Ты по праву заслужил это звание и носи его с гордостью. Но запомни мои слова: твои три Звезды - это твой терновый венец, который очень больно будет колоть тебя всю жизнь..." Слова эти оказались пророческими.

    После войны Покрышкин отказался служить в богемной атмосфере штаба Василия Сталина, командующего ВВС Московского военного округа, где многие делали легкую карьеру. Лишь в августе 1953 года трижды Герою присвоено первое генеральское звание. В 1949-1955 годах он служит заместителем командира 33-го истребительного авиакорпуса ПВО, командиром 88-го истребительно-авиационного корпуса ПВО в разрушенном войной Ржеве. Затем год командует истребительной авиацией Северокавказской армии ПВО. С 1959 по 1968 год служит в Киеве, с 1961 года - командующим 8-й отдельной армией ПВО - заместителем командующего войсками Киевского военного округа по войскам ПВО. В 1968 году переводится в Москву заместителем Главкома ПВО страны.

    В 1972 году, в 59 лет, боевого генерала Покрышкина, до 1963 года летавшего на новейших реактивных истребителях (последний - МиГ-17), окончившего с отличием Военную академию имени Фрунзе (1948) и Военную академию Генштаба (1957), кандидата военных наук, назначают на пост председателя ЦК ДОСААФ.

    Все соединения, которыми командовал Покрышкин, становились лучшими, но высшие посты в авиации заняли другие. На компромиссы Покрышкин не шел. Вещи всегда называл своими именами. Позднее, например, несмотря на ощутимое давление, не стал писать воспоминания о "роли Л. И. Брежнева" после того, как Генеральный секретарь упомянул о подвигах летчика в "Малой земле".

    Возглавив оборонное общество, А. И. Покрышкин почти десять лет находился на этом посту и сыграл особую роль в истории ДОСААФ. Для него сразу же стали первостепенными задачи военно-патриотического воспитания, технического обучения и физической закалки молодежи - достойного резерва наших Вооруженных Сил. Александр Иванович с головой ушел в решение проблем, связанных с реализацией задач оборонного общества.

    В 1972 году ему было присвоено звание маршала авиации.

    Заместитель председателя ЦК ДОСААФ в 1975-1988 годах генерал-лейтенант В. В. Мосяйкин вспоминал: "Огромный авторитет, который имел в стране Покрышкин, его талант выдающегося государственного деятеля, высокие человеческие качества обусловили подъем деятельности оборонного общества. Он умел обеспечить комплексное решение важнейших задач ДОСААФ. Большое внимание уделял Александр Иванович финансовым вопросам. Общество начало получать гораздо большие средства за счет подготовки специалистов на договорных началах, автолюбителей. О темпах строительства говорит общее мнение о том, что именно Покрышкин вывел организации ДОСААФ из ветхих домов и подвалов в новые благоустроенные здания.

    У Покрышкина была целая концепция укрепления ядра руководителей на местах и в центре. Все свои замыслы он проводил в жизнь с исключительной целеустремленностью. Александр Иванович умел ценить людей, их инициативу, их труд. Впервые за многие годы повысилась заработная плата штатных сотрудников.

    Покрышкин жил интересами оборонного общества... Когда после тяжелой операции врачи разрешили ему работать не более двух-трех часов, он написал рапорт с просьбой об освобождении от должности. Его уговаривали: "Работайте, у вас же есть заместители, один ваш авторитет так много значит..." Но Покрышкин ответил: "Нет. Я не хочу, чтобы мне в спину смотрели люди, когда я буду уезжать домой до конца рабочего дня..." Это тоже говорит о его высочайшем чувстве ответственности.

    С такой же ответственностью занимался А. И. Покрышкин и депутатской деятельностью. С 1946 по 1984 год он - депутат Верховного Совета СССР, в 1978-1984 годах - член Президиума Верховного Совета СССР. С 1981 года А. И. Покрышкин - в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны.

    Имя А. И. Покрышкина, легендарного летчика-аса и мыслителя, стало символом Победы. Поздравляя его с присвоением звания маршала авиации (1972) А. М. Василевский писал: "Все содеянное Вами в годы Великой Отечественной войны как никому дает Вам право на присвоение этого высокого воинского звания. Вы его заслужили как никто другой". Доктор исторических наук В. П. Попов в своей статье "Почему русские выиграли войну?" пишет: "По свидетельству летчиков, участвующих в боях вместе с трижды Героем, присутствие в группе Покрышкина вселяло во всех уверенность в нашей непобедимости, добавляло смелости и силы воли идти на риск... Личность А. И. Покрышкина в наибольшей степени отражает характер и дух русского народа, а знание его жизненного пути позволяет самым точным образом понять, КТО и ПОЧЕМУ выиграл Отечественную войну".

    Однажды в квартире А. И. Покрышкина раздался звонок. На площадке оказался невесть как одетый старичок. В руках он держал книгу.
    - Скажите, пожалуйста, могу ли я видеть Александра Ивановича?
    - К сожалению, он уже уехал.
    - Вы меня извините. Мне уже больше восьмидесяти и прийти еще раз я навряд ли смогу. Передайте ему от меня в дар книгу о Суворове и бюстик полководца.

    На книге, подаренной А. В. Гудыриным, оказалась надпись: "Никогда не умрет слава героя Покрышкина в сердцах русских, так же, как полководца Суворова".

    В предисловии приведено изречение Суворова: "Потомство мое прошу брать мой пример: всякое дело начинать с благословением Божьим, до издыхания быть верным государю и Отечеству, убегать роскоши, праздности, корыстолюбия и искать славы через истину и добродетель..."

    Не символично ли все это? Два имени рядом - разные были у них стихии: у одного - поля земных сражений, у другого - с детства влекущее к себе небо, перекрещенное огненными трассами в пору войны. Но есть и общее. Это - беззаветное служение Отечеству. И оба вошли в историю как великие подвижники. И навсегда останутся в памяти многих поколений.

    Трижды Герой Советского Союза А. И. Покрышкин награжден шестью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, четырьмя орденами Красного Знамени, двумя орденами Суворова II степени, орденом Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды, орденом "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" III степени, 11 иностранными орденами, многими медалями. За этими наградами - высокое признание благодарной Родины.

    Умер А. И. Покрышкин 13 ноября 1985 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Одна из улиц юго-запада столицы носит его имя. В 1993 году получила название "Покрышкин" малая планета. В Новосибирске открыта станция метро "Покрышкинская". Там же, на родине трижды Героя, установлен бронзовый бюст. На западе России, в Калининградской области, несут боевое дежурство летчики родного для великого аса гвардейского истребительного ордена Александра Невского авиаполка имени маршала Александра Покрышкина.


    Международный Объединенный Биографический Центр

  • Ссылки на эту страницу


  • Добавить комментарий к статье



  • Легендарные летчики
  • Знаменитые Александры

  • А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


    Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2014
    Rambler's Top100   dilet@narod.ru