Кроссворд-кафе Кроссворд-кафе
Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Самое популярное

Интересно

Финляндия. Снежные радости
Бразильский карнавал - праздник жизни

Стихотворения Александра Александровича Блока (Alexander Blok)


Биография Блока
Афоризмы Блока
Смерть Блока
Разбитая жизнь
Алая лента. Только первая снится любовь...
Новости
Русские поэты
Биографии поэтов
Стрельцы (по знаку зодиака)
Кто родился в Год Дракона
Знаменитые Александры

Добавить отзыв о человеке

  • В ресторане
  • "Май жестокий с белыми ночами!"
  • На железной дороге
  • Незнакомка
  • "О доблестях, о подвигах, о славе..."
  • "Под шум и звон однообразный..."
  • Осенний день
  • Равенна
  • "Рожденные в года глухие..."
  • Россия
  • Фабрика
  • Художник
    
    Фабрика
    
    В соседнем доме окна жолты. 
    По вечерам - по вечерам 
    Скрипят задумчивые болты, 
    Подходят люди к воротам.
    
    И глухо заперты ворота, 
    А на стене - а на стене 
    Недвижный кто-то, черный кто-то 
    Людей считает в тишине.
    
    Я слышу всё с моей вершины:
    Он медным голосом зовет 
    Согнуть измученные спины 
    Внизу собравшийся народ.
    
    Они войдут и разбредутся, 
    Навалят на спины кули. 
    И в жолтых окнах засмеются, 
    Что этих нищих провели.
    
    1903
                                                     Наверх
    
    
    Незнакомка
    
    По вечерам над ресторанами
    Горячий воздух дик и глух,
    И правит окриками пьяными
    Весенний и тлетворный дух.
    
    Вдали, над пылью переулочной,
    Над скукой загородных дач,
    Чуть золотится крендель булочной,
    И раздается детский плач.
    
    И каждый вечер, за шлагбаумами,
    Заламывая котелки,
    Среди канав гуляют с дамами
    Испытанные остряки.
    
    Над озером скрипят уключины,
    И раздается женский визг,
    А в небе, ко всему приученный,
    Бессмысленно кривится диск.
    
    И каждый вечер друг единственный
    В моем стакане отражен
    И влагой терпкой и таинственной,
    Как я, смирён и оглушен.
    
    А рядом у соседних столиков
    Лакеи сонные торчат,
    И пьяницы с глазами кроликов
    "In vino veritas!"*  кричат.
      
    И каждый вечер, в час назначенный
    (Иль это только снится мне?),
    Девичий стан, шелками схваченный,
    В туманном движется окне.
    
    И медленно, пройдя меж пьяными,
    Всегда без спутников, одна,
    Дыша духами и туманами,
    Она садится у окна.
    
    И веют древними поверьями
    Ее упругие шелка,
    И шляпа с траурными перьями,
    И в кольцах узкая рука.
    
    И странной близостью закованный,
    Смотрю за темную вуаль,
    И вижу берег очарованный
    И очарованную даль.
    
    Глухие тайны мне поручены,
    Мне чье-то солнце вручено,
    И все души моей излучины
    Пронзило терпкое вино.
    
    И перья страуса склоненные
    В моем качаются мозгу,
    И очи синие бездонные
    Цветут на дальнем берегу.
    
    В моей душе лежит сокровище,
    И ключ поручен только мне!
    Ты право, пьяное чудовище!
    Я знаю: истина в вине.
    
    1906
    
    "In vino veritas!" - "Истина в вине!" (лат.)
                                                     Наверх
    
    
    Россия
    
    Опять, как в годы золотые,
    Три стертых треплются шлеи,
    И вязнут спицы росписные
    В расхлябанные колеи...
    
    Россия, нищая Россия,
    Мне избы серые твои,
    Твои мне песни ветровые -
    Как слезы первые любви!
    
    Тебя жалеть я не умею
    И крест свой бережно несу...
    Какому хочешь чародею
    Отдай разбойную красу!
    
    Пускай заманит и обманет, -
    Не пропадешь, не сгинешь ты,
    И лишь забота затуманит
    Твои прекрасные черты...
    
    Ну что ж? Одной заботой боле -
    Одной слезой река шумней,
    А ты всё та же - лес, да поле,
    Да плат узорный до бровей...
    
    И невозможное возможно,
    Дорога долгая легка,
    Когда блеснёт в дали дорожной
    Мгновенный взор из-под платка,
    Когда звенит тоской острожной
    Глухая песня ямщика!..
    
    1908
                                                     Наверх
    
    
    * * *
    
                            Вл. Пясту
    
    Май жестокий с белыми ночами!
    Вечный стук в ворота: выходи!
    Голубая дымка за плечами,
    Неизвестность, гибель впереди!
    Женщины с безумными очами,
    С вечно смятой розой на груди! -
    Пробудись! Пронзи меня мечами,
    От страстей моих освободи!
    
    Хорошо в лугу широком кругом
    В хороводе пламенном пройти,
    Пить вино, смеяться с милым другом
    И венки узорные плести,
    Раздарить цветы чужим подругам,
    Страстью, грустью, счастьем изойти, -
    Но достойней за тяжелым плугом
    В свежих росах поутру идти!
    
    1908
                                                     Наверх
    
    
    * * *
    
    О доблестях, о подвигах, о славе
    Я забывал на горестной земле,
    Когда твое лицо в простой оправе
    Передо мной сияло на столе.
    
    Но час настал, и ты ушла из дому.
    Я бросил в ночь заветное кольцо.
    Ты отдала свою судьбу другому,
    И я забыл прекрасное лицо.
    
    Летели дни, крутясь проклятым роем...
    Вино и страсть терзали жизнь мою...
    И вспомнил я тебя пред аналоем,
    И звал тебя, как молодость свою...
    
    Я звал тебя, но ты не оглянулась,
    Я слезы лил, но ты не снизошла.
    Ты в синий плащ печально завернулась,
    В сырую ночь ты из дому ушла.
    
    Не знаю, где приют своей гордыне
    Ты, милая, ты, нежная, нашла...
    Я крепко сплю, мне снится плащ твой синий,
    В котором ты в сырую ночь ушла...
    
    Уж не мечтать о нежности, о славе,
    Все миновалось, молодость прошла!
    Твое лицо в его простой оправе
    Своей рукой убрал я со стола.
    
    1908
                                                     Наверх
    
    
    Равенна
    
    Всё, что минутно, всё, что бренно,
    Похоронила ты в веках.
    Ты, как младенец, спишь, Равенна,
    У сонной вечности в руках.
    
    Рабы сквозь римские ворота
    Уже не ввозят мозаик.
    И догорает позолота
    В стенах прохладных базилик.
    
    От медленных лобзаний влаги
    Нежнее грубый свод гробниц,
    Где зеленеют саркофаги
    Святых монахов и цариц.
    
    Безмолвны гробовые залы,
    Тенист и хладен их порог,
    Чтоб черный взор блаженной Галлы,
    Проснувшись, камня не прожёг.
    
    Военной брани и обиды
    Забыт и стёрт кровавый след,
    Чтобы воскресший глас Плакиды
    Не пел страстей протекших лет.
    
    Далёко отступило море,
    И розы оцепили вал,
    Чтоб спящий в гробе Теодорих
    О буре жизни не мечтал.
    
    А виноградные пустыни,
    Дома и люди - всё гроба.
    Лишь медь торжественной латыни
    Поёт на плитах, как труба.
    
    Лишь в пристальном и тихом взоре
    Равеннских девушек, порой,
    Печаль о невозвратном море
    Проходит робкой чередой.
    
    Лишь по ночам, склонясь к долинам,
    Ведя векам грядущим счёт,
    Тень Данта с профилем орлиным
    О Новой Жизни мне поет.
    
    1909
                                                     Наверх
    
    
    Осенний день
    
    Идем по жнивью, не спеша,
    С тобою, друг мой скромный,
    И изливается душа,
    Как в сельской церкви темной.
    
    Осенний день высок и тих,
    Лишь слышно - ворон глухо
    Зовет товарищей своих,
    Да кашляет старуха.
    
    Овин расстелет низкий дым,
    И долго под овином
    Мы взором пристальным следим
    За лётом журавлиным...
    
    Летят, летят косым углом,
    Вожак звенит и плачет...
    О чем звенит, о чем, о чем?
    Что' плач осенний значит?
    
    И низких нищих деревень
    Не счесть, не смерить оком,
    И светит в потемневший день
    Костер в лугу далеком...
    
    О, нищая моя страна,
    Что' ты для сердца значишь?
    О, бедная моя жена,
    О чем ты горько плачешь?
    
    1909
                                                     Наверх
    
    
    * * *
    
    Под шум и звон однообразный,
    Под городскую суету
    Я ухожу, душою праздный,
    В метель, во мрак и в пустоту.
    
    Я обрываю нить сознанья
    И забываю, что и как...
    Кругом - снега, трамваи, зданья,
    А впереди - огни и мрак.
    
    Что, если я, завороженный,
    Сознанья оборвавший нить,
    Вернусь домой уничиженный, -
    Ты можешь ли меня простить?
    
    Ты, знающая дальней цели
    Путеводительный маяк,
    Простишь ли мне мои метели,
    Мой бред, поэзию и мрак?
    
    Иль можешь лучше: не прощая,
    Будить мои колокола,
    Чтобы распутица ночная
    От родины не увела?
    
    1909
                                                     Наверх
    
    
    На железной дороге
    
                            Марии Павловне Ивановой
    
    Под насыпью, во рву некошенном,
    Лежит и смотрит, как живая,
    В цветном платке, на косы брошенном,
    Красивая и молодая.
    
    Бывало, шла походкой чинною
    На шум и свист за ближним лесом.
    Всю обойдя платформу длинную,
    Ждала, волнуясь, под навесом.
    
    Три ярких глаза набегающих -
    Нежней румянец, круче локон:
    Быть может, кто из проезжающих
    Посмотрит пристальней из окон...
    
    Вагоны шли привычной линией,
    Подрагивали и скрипели;
    Молчали желтые и синие;
    В зеленых плакали и пели.
    
    Вставали сонные за стеклами
    И обводили ровным взглядом
    Платформу, сад с кустами блёклыми,
    Ее, жандарма с нею рядом...
    
    Лишь раз гусар, рукой небрежною
    Облокотясь на бархат алый,
    Скользнул по ней улыбкой нежною...
    Скользнул - и поезд в даль умчало.
    
    Так мчалась юность бесполезная,
    В пустых мечтах изнемогая...
    Тоска дорожная, железная
    Свистела, сердце разрывая...
    
    Да что - давно уж сердце вынуто!
    Так много отдано поклонов,
    Так много жадных взоров кинуто
    В пустынные глаза вагонов...
    
    Не подходите к ней с вопросами,
    Вам всё равно, а ей - довольно:
    Любовью, грязью иль колесами
    Она раздавлена - всё больно.
    
    1910
                                                     Наверх
    
    В РЕСТОРАНЕ
    
    В ресторане
    
    Никогда не забуду (он был, или не был,
    Этот вечер): пожаром зари
    Сожжено и раздвинуто бледное небо,
    И на желтой заре - фонари.
    
    Я сидел у окна в переполненном зале.
    Где-то пели смычки о любви.
    Я послал тебе черную розу в бокале
    Золотого, как небо, аи.
    
    Ты взглянула. Я встретил смущенно и дерзко
    Взор надменный и отдал поклон.
    Обратясь к кавалеру, намеренно резко
    Ты сказала: "И этот влюблен".
    
    И сейчас же в ответ что-то грянули струны,
    Исступленно запели смычки...
    Но была ты со мной всем презрением юным,
    Чуть заметным дрожаньем руки...
    
    Ты рванулась движеньем испуганной птицы,
    Ты прошла, словно сон мой, легка...
    И вздохнули духи, задремали ресницы,
    Зашептались тревожно шелка.
    
    Но из глуби зеркал ты мне взоры бросала
    И, бросая, кричала: "Лови!.."
    А монисто бренчало, цыганка плясала
    И визжала заре о любви.
    
    1910
                                                     Наверх
    
    
    Художник
    
    В жаркое лето и в зиму метельную,
    В дни ваших свадеб, торжеств, похорон,
    Жду, чтоб спугнул мою скуку смертельную
    Легкий, доселе не слышанный звон.
    
    Вот он - возник. И с холодным вниманием
    Жду, чтоб понять, закрепить и убить.
    И перед зорким моим ожиданием
    Тянет он еле приметную нить.
    
    С моря ли вихрь? Или сирины райские
    В листьях поют? Или время стоит?
    Или осыпали яблони майские
    Снежный свой цвет? Или ангел летит?
    
    Длятся часы, мировое несущие.
    Ширятся звуки, движенье и свет.
    Прошлое страстно глядится в грядущее.
    Нет настоящего. Жалкого - нет.
    
    И, наконец, у предела зачатия
    Новой души, неизведанных сил, -
    Душу сражает, как громом, проклятие:
    Творческий разум осилил - убил.
    
    И замыкаю я в клетку холодную
    Легкую, добрую птицу свободную,
    Птицу, хотевшую смерть унести,
    Птицу, летевшую душу спасти.
    
    Вот моя клетка - стальная, тяжелая,
    Как золотая, в вечернем огне.
    Вот моя птица, когда-то веселая,
    Обруч качает, поет на окне.
    
    Крылья подрезаны, песни заучены.
    Любите вы под окном постоять?
    Песни вам нравятся. Я же, измученный,
    Нового жду - и скучаю опять.
    
    1913
                                                     Наверх
    
    
    * * *
    
    Рожденные в года глухие
    Пути не помнят своего.
    Мы - дети страшных лет России -
    Забыть не в силах ничего.
    
    Испепеляющие годы!
    Безумья ль в вас, надежды ль весть?
    От дней войны, от дней свободы -
    Кровавый отсвет в лицах есть.
    
    Есть немота - то гул набата
    Заставил заградить уста.
    В сердцах, восторженных когда-то,
    Есть роковая пустота.
    
    И пусть над нашим смертным ложем
    Взовьется с криком воронье, -
    Те, кто достойней, боже, боже,
    Да узрят царствие твое!
    
    1914
                                                     Наверх
    


    Добавить комментарий к статье


    Добавить отзыв о человеке    Смотреть предыдущие отзывы      


    Последние новости

    2013-11-28. В Петербурге празднуют 133-ю годовщину со дня рождения Александра Блока
    Северная столица отпразднует день рождения Александра Блока литературным вечером в Музее-квартире поэта.

    2010-11-28. В Петербурге пройдут мероприятия в честь юбилея Блока
    Праздничные мероприятия в честь 130-летнего юбилея Александра Блока пройдут сегодня в музее-квартире поэта.

    2010-03-03. В музее-квартире Блока стартует фотоконкурс
    Музей-квартира А. А. Блока объявляет о начале фотоконкурса "Музей А. А. Блока глазами посетителя". Итоги конкурса будут подведены в ноябре 2010 года, сообщает пресс-служба ГМИ СПб.





    Биография Блока
    Афоризмы Блока
    Смерть Блока
    Разбитая жизнь
    Алая лента. Только первая снится любовь...
    Новости
    Русские поэты
    Биографии поэтов
    Стрельцы (по знаку зодиака)
    Кто родился в Год Дракона
    Знаменитые Александры


    Ссылка на эту страницу:

  •  ©Кроссворд-Кафе
    2002-2019
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru