Кроссворд-кафе Кроссворд-кафе
Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Самое популярное

Интересно

Франция. Страна вежливых рационалистов
Инсбрук. Прогулки перед Рождеством

Андрей Кириллович Разумовский. Он разводил венценосных



Стокгольмские шалости внука украинского свинопаса


Он был светлейшим князем Российской империи, сыном последнего украинского гетмана и графа империи, а заодно и внуком украинского свинопаса. Он был моряком и дипломатом. Как дипломат он выиграл войну у Швеции спустя 79 лет после Полтавской баталии. Он играл партию второй скрипки в квартете Бетховена и коллекционировал венценосных любовниц. Его звали Андрей Кириллович Разумовский.


Тяжел был для России год 1788-й. Страна вела блестящую, но изнурительную войну с Турцией — за черноморское побережье и Крым. Успехи Александра Суворова и Григория Потемкина вызвали обоснованные опасения у "вершителей судеб" Европы — Франции, Англии, Голландии и Пруссии. Естественным врагом России на другом краю Европы была Швеция, еще не смирившаяся с результатами Северной войны и войны 1741—1743 годов. Со шведским королем Густавом III "была проведена соответствующая работа" — финансовая.

Ситуация была очень сложная. Сил на севере у России не было, даже Санкт-Петербург некому было защищать. России необходимо было время и дипломатическая победа. Причем без затрат — на кураже.

Именно для этого в 1786 году послом и полномочным министром в Стокгольм, ко двору Густава, был отправлен Андрей Разумовский. Сын Кирилла Разумовского, камергера и генерал-фельдмаршала, президента Академии наук и последнего гетмана Украины. И племянник — бери выше! — "ночного императора России" Алексея Разумовского, морганатического супруга императрицы Елизаветы Петровны. А также внук простых украинских крестьян из села Лемеши, что неподалеку от Козельца, — Гришки Розума (пьяницы и забулдыги) и Натальи Розумихи (отчаянной оптимистки, которой в конце концов всероссийская императрица в пояс поклонилась, за мужа благодаря).

В 1786 году слава у 34-летнего посла и министра Андрея Разумовского была самая скандальная: 13 лет назад, в 1773-м, он соблазнил Вильгельмину Гессенскую, невесту наследника престола, великого князя Павла. Все открылось через три года, когда Вильгельмина (точнее, уже Наталья, великая княжна и жена наследника престола) умерла от родов. Погибший ребенок был от Андрея…

Юный Разумовский бежал, но недалеко. Прятался по будуарам своих сестер и питерских любовниц. Знал, что он, умный и развратный, понадобится российской императрице, умной и циничной. Понадобился. Екатерина Великая отправила Андрея послом в Неаполь, где всем заправляла тоже женщина, королева Мария-Каролина. И где средиземноморской эскадре Российского флота были нужны тыловые якорные стоянки.

Мария Каролина была красива, развратна и честолюбива. Андрей был красив, развратен и умен. Он даже не старался уложить королеву в свою постель, а предоставил это инициативе ее величества.

По прибытии в Неаполь он стал выяснять у придворных, почему все восхваляют прелести Марии Каролины. Ведь у нее плоский зад, толстая талия и вислая грудь! "Шалунишка Андре" (так его называла Екатерина Великая) знал женщин и талантливо просчитал ситуацию. "Этот слух, разумеется, дошел до королевы: он задел за живое женское и царское самолюбие. Опытный и в сердечной женской дипломатике Разумовский на это и рассчитывал. Через месяц он был счастлив", — из рассказа графа Косаковского. Таким образом, внук украинского свинопаса получил новую венценосную любовницу, а Россия — якорные стоянки для флота.

Роман графа и королевы шокировал Европу, а "мужское естество" шалунишки Андре явно нарушило политическое равновесие на Апеннинах. Поэтому в 1784 году Екатерина Великая, скрепя сердце, отозвала Андрея из Италии. Но он не очень-то и расстраивался. Ибо еще по пути в Неаполь почти два года провел в Вене. И влюбился в этот город. А возможно — и в графиню Марию Вильгельмину фон Тун-Гогенштейн, чей салон был "сборным пунктом всех просвещенных и авторитетных людей Вены". Когда спустя 7 лет через Вену он возвращался в Питер, то с изумлением увидел, что три маленькие дочери его старой подруги-графини выросли и превратились в "трех граций". Так их называли в высшем свете Вены. "Три грации" влюбились в графа, а он влюбился в старшую — Элизабет. Если портрет не врет, она была действительно очень красива. И это было уже серьезно, поскольку через четыре года, в 1788-м, Элизабет стала его женой. Но для этого "шалунишка Андре" сначала должен был победить Швецию...

Правда, сначала, в 1786 году, он оказался в Копенгагене посланником и полномочным министром российской короны. Там только что произошел переворот: Фредерик, юный сын слабоумного короля Кристиана VII, отстранил от власти свою приемную бабку Юлиану-Марию и стал регентом королевства. Россия была кровно заинтересована в североевропейских союзниках: ведь надвигалась война со шведами.

О жизни Андрея в Копенгагене известно мало. Но, думаю, она была скучной. Фредерик еще не был женат, а Юлиане-Марии уже исполнилось 57 лет. И хотя Разумовский и говорил, что "если женщина красива по-настоящему, то это навсегда", сам-то он предпочитал подружек помоложе. Свою работу он сделал, и в войне, которая вскоре началась, Дания выступила на стороне России, против Швеции…

А любая помощь ох как нужна была России. Империя в 1787 году вступила в войну с Турцией, и практически все военные силы, даже гвардия, были направлены в Украину. А Питер-то, вот он: три недели морского перехода, и столица империи может оказаться под жерлами пушек могучего шведского флота. А против 68-тысячной армии Густава Россия смогла выставить в 1788 году только 19 508 человек под командованием генерал-аншефа Валентина Мусина-Пушкина.

Поэтому в 1786 году Разумовский отправляется послом и полномочным министром в Стокгольм. Его задачу можно сформулировать просто: "Обесчестить короля!". В первую очередь — в глазах Европы, представив Густава III правителем, который ведет войну "образом, сродным только хищным варварам, а не просвещенным европейским державам". Ну и, во-вторых, способом, привычным для "шалунишки Андре".

Что Андрей и сделал. 40-летняя София Магдалина, жена Густава, после миссии Разумовского стала яростной поклонницей всего русского. Во время войны она даже русских пленных расселила в бараках близ своей дачи "Гага", где они по вечерам устраивали пирушки с танцами. А пленных кадетов и гардемаринов отправили доучиваться в Упсальский университет. Увеличил ли Андрей свой список коронованных любовниц еще на одно имя — доподлинно не известно. Но та бесшабашная наглость, с которой он вел себя в 1788 году, доказывает: в Стокгольме у него был ну очень и очень крепкий тыл.

Война завязалась в начале июля 1788-го. Но уже 23 мая Разумовский, работая на опережение, заявил шведскому правительству протест против развернувшейся в Швеции антирусской кампании. А 18 июня посланник передал шведскому министру иностранных дел Акселю Густавссону Оксеншерне официальную записку. В ней сообщалось, что Петербургу стало известно от датского правительства о подготовке Швеции к войне против России. В ней Андрей Кириллович писал, обращаясь как к королю, так и ко "всем тем, кои в сей нации некоторое участие в правлении имеют", что Россия "может только повторить им уверение своего миролюбия и участия, приемлемого ею в сохранении их спокойствия".

То, что Разумовский сделал дальше, близко к гениальности. Он обратился напрямую к шведскому дворянству, опубликовав эту записку. Она стала самым популярным чтивом в Стокгольме тех дней, а друзья Андрея даже подсунули ее в спальню шведскому королю. Интересно, кто бы мог быть этим другом, с доступом в королевскую спальню? София Магдалина?

Король был в ярости и прокололся. 23 июня церемониймейстер двора Бедуар посетил Разумовского и от имени Густава III заявил, что "не признает его, графа Разумовского, в качестве уполномоченнаго министра и чрезвычайнаго посланника при своем дворе". И заодно потребовал, чтобы тот в течение недели покинул Стокгольм. "Шалунишке" только этого и надо было. Он информировал об инциденте представителей России в Варшаве, Берлине, Дрездене, Гааге, Лондоне, Париже и Мадриде. Ведь это роскошный скандал! Ведь не король возвел Разумовского в ранг министра, и не королю лишать его этого ранга. Какое варварство!

И подействовало. Во всяком случае, когда посол Пруссии в России барон Келлер узнал о заявлении, то заметил, что оно "сочинено, конечно, в замешательстве ума". В общем, король явно выставил себя на смех. В войне это хуже проигранного сражения…

Второй раз обращение Разумовского "выстрелило" через месяц, когда Густав осадил Фридрихсгам, прикрывавший путь на Петербург. 20-тысячному корпусу шведов противостояли 2539 человек гарнизона. Но 24 июля в королевской армии начался мятеж. Значительная часть офицеров-шведов и почти все офицеры-финны не хотели воевать. В деревне Аньяла недовольные устроили офицерское собрание, позже получившее название "аньяльской конфедерации". На собрании офицеры заявили, что король ведет войну незаконно, без согласия риксдага, и потребовали от Густава немедленно заключить мир, то есть практически процитировали обращение Разумовского. Заключить мир король отказался, но от Фридрихсгама был вынужден отступить.

А Разумовский, естественно, никуда не уехал, ни через неделю, ни через месяц. Лишь 8 августа разъяренный король приказал Бедуару выставить "шалунишку" из Стокгольма. В течение трех дней, на старом шведском судне, без лоцмана, в сопровождении конвоя. В противном случае Андрею грозило содержание под стражей в помещении русской миссии. "Ах так! Без лоцмана! Ладно!", — подумал посланник и превратился в шпиона. Он вспомнил морскую юность (в 22 года он командовал фрегатом) и сам встал к штурвалу. И начал внаглую изучать оборону морского побережья Швеции от Стокгольма до Висби. А что? Все-таки он посланник, при нем дамы посольства, которых мучает морская болезнь. Через море идти нельзя, вот и мотался вдоль берега! В общем, из Висби его со скандалом выдворили только в конце августа. Лоцмана опять не дали, и граф сам привел судно в Росток. И оттуда через Гамбург добрался домой.

Но что тогда было его домом? Уже не отцовский Глухов, и не холодный Питер. И даже не Россия. Он рвался в город, который любил, — в Вену. Где его ждала юная "грация" Элизабет. Русская императрица наградила Разумовского если не "по делам его" (даже ордена не дала), то "по желанию его". Андрей Кириллович поехал в Австрию как помощник российского посла Дмитрия Голицына.

А судьба Густава III была несчастной. 17 марта 1792 года во время бала гвардейский офицер Анкарштрем выстрелил в него из пистолета. Спустя 12 дней король умер…

Андрей Кириллович проживет в Вене еще 48 лет. Станет князем и кавалером высшего ордена империи — Святого апостола Андрея Первозванного с алмазными украшениями. Великий Бетховен посвятит ему свои Пятую и Шестую симфонии. А еще "эрцгерцог" (как его насмешливо, но и с уважением величали венцы) обманул там "несметное количество мужей". Браво, шалунишка!


Андрей ГАНЖА
"Киевский ТелеграфЪ" 15 - 21 января 2010 №1-2 (503-504)


Добавить комментарий к статье




Ссылка на эту страницу:

 ©Кроссворд-Кафе
2002-2018
Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru